Ирма Витовская: «Ревновать в нашей профессии не принято»

0

Актриса и телеведущая рассказала о постельных сценах в сериале «Леся+Рома» и о работе с Ксенией Собчак.

— В детстве кем себя представляли в этом возрасте?

— Не актрисой точно, ведь мое поступление в театральный не было запланированным. Выбор скорее был спровоцирован моей мамой, а само дерзание и старание — моим отцом. В юности я увлекалась историей, хотела поступить на истфак, меня привлекала археология. На актеров я смотрела как-то скептически. А вообще считаю, что свою коронную роль я сыграю в 75-летнем возрасте (улыбается).

— И как из родного Ивано-Франковска вы попали в Киеве?

— Сначала я попала во Львов, где закончила Национальную музыкальную академию имени Николая Лысенко по специальности «Актер театра и кино». На четвертом курсе мы приехали в Киев на фестиваль «Березіль», где заняли первое место. На том показе как раз присутствовал Станислав Моисеев. Увидев мою игру, он пригласил меня в свой театр. То есть когда я заканчивала учебу во Львове, то уже знала, что меня забирают в Молодой театр. На тот момент мне было 23 года.

— И к тому времени вы мало того, что успели побывать замужем, даже успели развестись.

— Да, есть такой факт в моей биографии (смеется). Этот брак можно охарактеризовать лаконично — студенческий скоропостижный. Этот человек был другом моего детства. Но не из актерской среды. Возможно, именно поэтому наш брак и продержался так недолго, всего пару месяцев. Это сегодня я считаю, что в актерской профессии и, более того, в таком юном возрасте, если уже и сходиться, то с таким же идиотом, как вы (смеется). А тогда я этого не понимала.

— Перед тем как стать актрисой, много профессий пришлось перепробовать?

— Начало 90-х, как известно, было тяжелым временем, поэтому приходилось подрабатывать где получится. Еще в Ивано-Франковске я подрабатывала в ларьке — продавала жвачки, сигареты, пиво. Во Львове же у нас была попытка возродить местное кабаре начала столетия — я пела в Доме офицеров. Было время, я и нянечкой в детском садике подрабатывала, и секретарем в одном из университетов. Но первые большие деньги я заработала в комиссионном магазине.

— А когда переехали в Киев, предложения сниматься сразу посыпались?

— Меня сразу начали активно привлекать в театре. Очень плотно вводили во весь действующий репертуар — меня даже прозвали «скорая помощь», потому что я могла быстро «впрыгнуть» в спектакль. В общем, театр занимал одно из главных мест в моей жизни. Кстати, в тот же год, как я пришла в театр, у меня состоялся и дебют в кино — Олесь Янчук взял меня в свою драму «Нескорений», где на свою работу я до сих пор не могу смотреть без содрогания (улыбается). Мне кажется, это все так театрально. Потом у меня было еще несколько работ для телевидения. Кроме того, мне повезло, и меня пригласили озвучивать на телевидении мультфильмы и фильмы. Ну а потом закрутились на целых четыре года всем известные «Леся + Рома».

— Нашла информацию, что в этот сериал вы попали благодаря мужу. Это правда?

— Нет, просто мой муж делал черновой дубляж польского варианта этого сериала, который назывался «Томек и Кася». И придя как-то домой, сказал: «Тут запускается адаптация одного сериала. Знаешь, мне кажется, главная роль — для тебя!» А потом, спустя какое-то время, объявили пробы, которые, между прочим, продолжались около двух лет.

— Если бы сейчас вам предложили сняться в продолжении этого сериала, вы бы согласились?

— Думаю, да. Но, честно говоря, я не вижу продолжения истории этой пары. Разве только в конфликте с их детьми. После съемок в этом сериале мы с Димой Лаленковым называли друг друга не иначе как брат и сестра. Все ждали, что у нас случится роман, но не сложилось (смеется). Но муж меня нисколько не ревновал, потому что это смешно — в нашей профессии вообще не принято ревновать к партнерам. А если уже роман и случился, то, поверьте, об этом узнают сразу все. Кто действительно сильно переживал за наши постельные сцены с Димой, так это моя бабушка. «Как ты можешь лежать в постели с чужим мужчиной?» — возмущалась она. Я ей объясняла, что это все условность, тем более — вокруг нас находилось 20 человек из съемочной группы.

— У вас был опыт свахи в телевизионном проекте «Давай одружимося». Как работалось с Ксюшей Собчак, которая выступала вашей коллегой по шоу?

— Это больше экспериментальный опыт был. И я, и Ксюша понимали, что свахи из нас никакие, и мы, подсознательно, встречаясь взглядами, друг друга спрашивали: «Чего мы вообще сюда приперлись?». С Ксюшей у нас сложились очень теплые отношения, мы даже друг над другом подтрунивали.

Помню, я ей что-то сказала на украинском, она спросила как это переводится, а я сказала другое значение этого слова, тем самым ее подколов. Потом Ксюша стала эти слова к месту и не к месту повторять, было очень смешно.

— Многие помнят ваши пародии на Гарика Сукачева и Михаила Поплавского в проекте «Шоумастгоуон». Реакцию самих героев знаете?

— С Поплавским мы нигде не пересекались, но мне говорили, что он вроде как обиделся. Хотя это минус, если у него отсутствует самоирония. Нина Матвиенко, на которую я тоже делала пародию, плакала от смеха. Про Сукачева — понятия не имею.

— Многие до сих считают вас рыженькой. С каким цветом волос вам комфортнее?

— Я сразу же сменила цвет волос, как только закончила сниматься в «Лесе+Роме». Даже потом, когда нам заказали еще 18 серий, я была уже блондинкой и в кадре надевала парик. Считаю, что рыжий цвет уж слишком активный, а по природе я светло-русая.

— У вас достаточно редкое имя. В детстве не испытывали из-за него неудобства?

— Нет, никаких неудобств не было. Тем более что в Западной Украине очень распространены редкие имена — Злата, Соломия, Эрика. А вообще в детстве у меня была кличка Чача. Просто мне очень нравилась песня Ванессы Паради «Джоле Такси», и там в припеве это слово все время повторялось.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты