Иван Охлобыстин: «Сыграю Троцкого и вернусь в священники»

0

В новом фильме Ивана Охлобыстина «Иерей-сан» действие происходит в ярославской глубинке. Главный герой — японский священник православной церкви — оказывается в центре конфликта враждующих кланов якудза и, спасаясь, попадает в небольшой российский городок.

— Вы будете играть отрицательного персонажа. Так интереснее?

— Не интереснее. Проще. Отрицательный герой не требует такой гаммы чувств, как положительный. Мне был нужен эгоистичный, хитрый чиновничий персонаж, прямо вот заподлюга. Роль несложная, мои коллеги предложили мне взяться за неё, и я подумал: «Почему бы и нет?»

— Почему вы решили снимать кино именно в Ярославской области?

— Любая глубинка красива по-своему эдакой дикарской красотой. Стоишь иногда посреди города и видишь ржавый забор, а рядом — «Мерседес» с золотыми колёсами. Эклектика абсолютная! Для нас было не принципиально, будет ли это Ярославская, Костромская область или какая-нибудь ещё. Мы просто объехали несколько мест и нашли то, которое показалось нам наиболее удобным для съёмок, с красивым храмом и живописной природой.

— Что вам первым делом вспоминается об учёбе во ВГИКе?

— Мы могли ночами напролёт интереса ради писать сценарии, взяв одну тему, а потом друг другу их зачитывать. У нас были свои «языческие боги» — такие, как Андрей Тарковский, как Иоселиани. Со мной учились ребята из известных киношных семей: Тигран Кеосаян, отец которого снял «Неуловимых мстителей», Фёдор Бондарчук. Они были так же увлечены профессией, как и мы, и ничем не отличались от остальных. Замечательное время!

— Вы поступили на режиссёрский факультет, но не стали режиссёром. Разочаровались в профессии?

— Однажды со мной произошла странная трансформация. Я сидел на монтаже своего фильма и понял, что окосел от усталости. И тогда я подумал, что нет для меня как для режиссёра такой темы, ради которой я готов умереть от инсульта. С того времени я отошёл от режиссуры. Сделал один маленький фильм — меня Егор Кончаловский уговорил, и до сих пор думаю, что плохо его сделал, потому что я плохой режиссёр. Хуже я только танцую.

— У вас шестеро детей, многие из них уже достаточно взрослые. Чем они увлекаются, кем хотят стать?

— Анфисе нравится фотография. Надеюсь, она не поленится развивать и дальше свой талант и практиковаться. Дусе нравится всё, что связано с химией. Сейчас она учится в школе при медицинском институте. А ещё у неё очень развито желание помогать, спасать. Она знает, что делать, если человеку стало плохо, знает, как перевязывать раны. Варя — очень одарённый ребёнок, у неё всё хорошо получается. Её сейчас увлекает биология, а ещё она научилась играть на гитаре и ставит себе вокал. Вася пока не определился, чем будет заниматься, но ему тоже нравится фотография и растительный мир. Недавно прорастил из консервированных бобов ростки. Чудо, иначе и не назовёшь! Нюшенька и Савва ещё совсем маленькие. Она на домре играет, а Савва — на балалайке.

— Сейчас дети в основном электронными играми увлекаются. Судя по вашему рассказу, у вас в семье — всё иначе? Как вам удалось этого добиться?

— Да что вы! (Смеётся.) Так же в «ВКонтакте» сидят! Оксанка, жена, их ругает, говорит: «Посмотрите, у вас, как у бладхаунда, глаза, затекли аж!» Время такое — мы никуда не денемся от высоких технологий. Поэтому мы не видим иного способа, кроме как в доминирующей родительской манере запрещать, выгонять из-за компьютера, заставлять читать и считать. Книга всё-таки очень отличается от фильма, как фильм отличается от сериала, и так далее. Детей в некоторых вопросах направлять надо. Иногда я говорю: «Будем логичны. Дети — это недоразвитые взрослые». У нас это — расхожая поговорка, и дети, благо от нас с Оксанкой им передалось чувство юмора, относятся к моим словам позитивно и не обижаются.

Но, с другой стороны, я считаю, что демона из высоких технологий не надо делать. Технологии заставляют нас думать логичнее и быстрее, они дают нам возможность для общения. Раз это пришло в нашу жизнь, значит, это угодно Богу.

— У вас сейчас очень много проектов – «Интерны», продолжение «Метода Фрейда» и новое кино, о котором вы рассказали. Вы планируете вернуться к храмовому служению?

— Проектов действительно много. Меня ещё и Чухрай зовёт сниматься, а Чухрай всё-таки художник с именем, у которого стоит поучиться. К тому же сыграть Троцкого мне было бы чрезвычайно интересно. Но когда это закончится, я очень рассчитываю вернуться к храмовому служению, потому что чувствую себя комфортно, и у меня больше нет такого бытового обременения, как раньше. Я часто думаю о том, что благодарен Богу. О том, что меня в церковь не печаль привела, а благодарность. Я хорошо себя знаю и осознаю, что недостоин того, что есть у меня, — ни хорошей семьи, ни хороших друзей, ни всего остального. Поэтому, когда я прихожу в церковь, я всегда говорю, обращаясь к лику, нарисованному на фреске: «Спасибо, Господи!».

Елена Харо,
«Звёздный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты