Топ-100

Иван Охлобыстин: «Я хотел бы прожить тысячу жизней»

0

– Иван, недавно на экраны вышел фильм «Соловей-разбойник», снятый по вашему сценарию. Вы и главную роль в нем сыграли. Скажите честно: свистеть вы как Соловей-разбойник умеете?

– «Соловей-разбойник» – фильм приключенческий, а не разбойничий, как можно подумать из названия. А свистеть я не умею. Свистеть умеет моя жена Оксана. Этим ее талантом я восхищаюсь. Поэтому я не совсем «Соловей» в фильме, я больше – «Разбойник».

– Ваша картина за первую неделю проката заработала три миллиона долларов. Как бы потратили эту сумму, если бы она прямо сейчас оказалась в ваших руках?

– Первым делом я бы купил загородный дом для всей нашей большой семьи. А остальные вложил бы в будущие интересные кинопроекты. Разумеется, какая-то часть разлетелась бы в помощь моим знакомым. Ни я, ни жена, должен сказать, не зацикливаемся на деньгах.

– Вас не смущает такая бешеная популярность?

– Смущает. Я постоянно чувствую неловкость. Я совершенно не кокетничаю, я просто оказался в нужное время в нужном месте. Это как промысел Божий. Летом мы с дочками, Анфисой и Дусей, гуляли по набережной в Одессе. Я приехал сниматься в «Большой разнице». Был выходной, и мы прямо со съемочной площадки отправились в гости к моему родному брату – он там преподает в мореходном училище. До его дома от съемочной площадки – 300 метров. Мы идем не спеша, и тут неожиданно к нам подскакивают девчата и ребята с просьбой дать автограф. Моя Дуся разворачивается ко мне и говорит: «Папа, обалдеть: ты нравишься моим сверстникам!» А я ей отвечаю: «Дуся, я же тебе говорил: мир катится в пропасть, апокалипсис на носу!»

– Ваша жена тоже актриса. Как вам удается и шестерых детей воспитывать, и творчеством заниматься, и быту не поддаваться?

– Прежде всего, нас объединяет церковь. У всех нас один духовник: отец Владимир Волгин. Все наши дети с раннего возраста воцерковленные. Но наш светский мир, к сожалению, не очень осведомлен о церковной жизни. Им кажется, что церковь – это какое-то страшное замкнутое пространство. На самом деле это большая единая семья. Потом, у нас очень хорошая компания близких друзей – Гарик Сукачев, Миша Ефремов, есть альпинист, есть человек, который содержит автосервис, есть полицейский – словом, везде свои люди (смеется)! Но должен признаться, что в основном, конечно, эта заслуга церкви и Оксанки, что у нас такая крепкая семья. Когда мы поженились, то ни малейшего представления не имели, как должна выглядеть семья – а мы хотели, чтобы эта семья была. Я всегда мечтал о том, чтобы у меня было много детей. И мы с Оксаной стали прислушиваться друг к другу, при этом давали возможность преодолеть свою гордыню – и у нас получилось!

– При вашей занятости на детей время остается?

– Однажды мы с Оксанкой услышали, как главный детский психиатр города Москвы в интервью сказал: «Для того, чтобы не потерять контакт с детьми во время подросткового периода, нужно им много читать». И вот она уже 17 лет им читает. Евангелие, а потом – сказки. Перечитали всего Вознесенского, Кира Булычева, Носова, Волкова, Рея Брэдбери. Время от времени читаю я, но это больше празднично-показательный вариант. Обычно это бывает так: я прихожу с красивой подаренной книгой со словами: «Дети, сейчас вам папа будет читать книгу». И это уже событие! Устаю я уже на второй странице, начинаю все хуже и хуже читать и с позором убегаю в соседнюю комнату. Не смотря на то, что старшие девчонки уже выросли, они все равно садятся с малышами и слушают вместе с ними. Хорошая семейная традиция, которую я могу посоветовать взять на вооружение всем отцам.

– Вы считаете свою жену сильной женщиной?

– Я бы не потянул все то, что удается ей. Оксанка – неистовых сил! Она феномен – ее нужно в банку со спиртом, чтобы всем показывать как штучный экземпляр. При этом очень смешливая, хохотушка. Однажды я пришел к друзьям-бизнесменам в офис. И при входе предупредил охранников: «Я тут с вашим начальством буду заседать, а вы пропустите мою жену, она сейчас подойдет». Они спрашивают: «Как она выглядит?» Я в ответ: «Как королева-мать!» Они подумали, что это шутка. Еду в стеклянном лифте и вижу – появляется Оксанка. А она любит длинные плащи и маленький каблук. Походка – гордая, комсорговская. Когда охранники ее увидели, то сразу узнали в ней «королеву-мать». Пропустили, не проверяя документов.

– В судьбу верите?

– Нет. Верю в то, что сознание первично. Господь выполняет все, что мы хотим. Но бойся своих желаний! Сначала, когда ты только приходишь в церковь, ты молишься своими словами – и Господь это исполняет. А потом ты себе говоришь: «Ой, а зачем я себе этого захотел?!» И ты приходишь к каноническому молитвослову. Святые за 2000 лет нашли ответ, что нужно просить, а что не нужно. Я всегда молюсь Богу с оговоркой: «Да будет на все воля Твоя». Но в принципе, с нами случается все то, что мы хотим, чтобы с нами случалось.

– А вам чего еще хотелось бы попробовать в жизни?

– Я бы хотел прожить тысячу жизней – мне все интересно. Я хотел бы взойти на вершину – но не по туристическому маршруту, а по среднепрофессиональному. Хотел бы овладеть горными лыжами. Хотел бы поработать на шиномонтаже.

– Иван, у вас есть мечты, которые еще не сбылись?

– Наверное, все мои мечты сбылись. Мечтал стать волшебником – и нашел самую близкую профессию: стал кинорежиссером. Я также мечтал, чтобы у меня была большая дружная семья. И она у меня есть.

– Вашим детям будете помогать реализовать их мечты?

– А однажды я спросил Дусю – а она у нас самая рациональная барышня – о чем она мечтает. И получил неожиданный ответ: наушники для плейера. А я ей говорю: «Дуся, это не мечта – это чушь какая-то!» А она: «Папа, ты должен понять: я ребенок. До определенного момента у меня мечта есть, а когда я стану взрослой, у меня появится другая мечта». Я таким смекалистым, наверное, не был.

Екатерина Гончарова,
«Звездный бульвар»

Share.

Comments are closed.