Иван Сеченов: отец русской физиологии

0

Открытие механизмов, которые управляют психической жизнью человека, этот необычайно важный раздел науки о жизни мозга, начинается именно с трудов Ивана Михайловича Сеченова.

«Знания берутся не только из книг»

Он родился 13 августа 1829 года в селе Теплый Стан Симбирской губернии в дворянской семье. Отец Сеченова, Михаил Алексеевич, в молодости был военным, служил в Преображенском гвардейском полку, но затем вышел в отставку в чине секунд-майора и поселился в деревне. Мать, Анисья Егоровна, была крестьянкой, которая, выйдя замуж за своего барина, освободилась от крепостной зависимости.

В семье было три дочери и пятеро сыновей. «Из всех своих братьев я вышел в черную родню матери, – вспоминал Сеченов. – Мальчик я был очень некрасивый, черный, вихрастый и сильно изуродованный оспой, но был, должно быть, неглуп, очень весел и обладал искусством подражать походкам и голосам, чем часто потешал домашних и знакомых». Когда Ивана пора было отдавать в казанскую гимназию, умер его отец. Денег, достаточных для обучения детей в городе, у семьи не оказалось.

По совету старшего брата Сеченов поступил в Главное инженерное училище в Петербурге, там брали самую низкую плату. Успешно проучившись пять лет в низших классах, Сеченов провалил экзамены по фортификации и строительному искусству и поэтому вместо перевода в офицерский класс был отправлен в чине прапорщика для прохождения службы в Киев, во 2-й резервный саперный батальон. Именно там он познакомился с семьей прогрессивно настроенного врача, общение с ними оказало огромное влияние, и Сеченов решил уйти в отставку.

Вскоре Иван записался вольнослушателем на медицинский факультет Московского университета. Наибольший интерес он проявил к курсу физиологии, который был объединен со сравнительной анатомией. Но изучая учебники, Сеченов все больше недоумевал: «Какая же это наука медицина — ничего, кроме перечисления причин заболевания, симптомов болезни, ее исходов и способов лечения; а о том, как из причин развивается болезнь, в чем ее сущность и почему в болезни помогает то или другое лекарство, сведений нет».

Студент Сеченов обратился за разъяснениями к Полунину, тогдашнему медицинскому светилу. «Да не хотите ли вы, милостивый государь, подскочить выше своей головы? — удивился профессор. — Вообще говоря, молодой человек, имейте в виду, что знания берутся не только из книг, главным образом, их добывают из практики. Будете лечить, ошибаться будете. Когда пройдете трудную науку у своих больных, вот тогда и станете врачом».

Сеченовское торможение

В 1855 году, когда Иван Михайлович учился на 4-м курсе, умерла его мать. Сеченов отказался от права на родовое имение, и ему была выплачена компенсация. Деньги он использовал для продолжения учебы за границей. Там Сеченов написал диссертацию «Материалы к физиологии алкогольного опьянения», опыты для которой ставил на себе. До этого ученые ставили эксперименты на трупах и единогласно считали, что алкоголь вызывает чрезмерное переполнение кровью мозга. Сеченов же доказал, что это явление – посмертное. И алкоголь подавляет химические процессы в тканях, из-за чего наблюдаются учащенное дыхание и сердцебиение. В этой работе были также сформулированы несколько важнейших для дальнейших исследований тезисов. Например, «все движения, носящие в физиологии название произвольных, суть в строгом смысле рефлективные». А еще «рефлекторная деятельность головного мозга обширнее, чем спинного».

Вечером 1 февраля 1860 года Сеченов в почтовом дилижансе прибыл в Петербург. 5 марта он защитил диссертацию и получил звание доктора медицины. После сдачи экзаменов ему предложили читать лекции по физиологии. Более 20 лет жизни Сеченов посвятил изучению газов и дыхательной функции крови, однако наиболее фундаментальными его работами являются исследования рефлексов головного мозга. Именно он открыл феномен центрального торможения, названный сеченовским торможением.

Свои эксперименты он ставил на лягушках, но часть опытов провел все же на себе. Известно, что человек, в отличие от животных, некоторые рефлексы может задерживать чисто волевыми способами. Касаясь пальцами раствора серной кислоты и подавляя мгновенно возникающее желание отдернуть руку, Сеченов получил подтверждение своим догадкам. Ему стало ясно, что силой воли действительно можно влиять на скорость мышечных сокращений, даже на сокращение сердечной мышцы.

«Гениальный взмах сеченовской мысли»

В марте 1866 года тиражом в 3000 экземпляров была отпечатана книга под названием «Рефлексы головного мозга». 4 апреля Иван Михайлович представил ее в цензурный комитет. В тот же день, спустя примерно два с половиной часа, террорист Каракозов стрелял в императора Александра II. Покушение не удалось, но одним из следствий этого события стал арест книги Сеченова ввиду ее крайней опасности для общественных нравов. Через три месяца, 9 июля, против ученого было возбуждено уголовное дело по статье 1001 «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных», предусматривавшую ответственность за публикацию сочинений, имеющих целью развращение нравов».

Кстати, на момент запрета «Рефлексы головного мозга» уже были хорошо известны читающей публике. Сеченов написал эту работу в 1863 году для «Современника», однако цензура публикацию запретила и «Рефлексы» вышли в «Медицинском вестнике».

В этой работе Иван Михайлович говорил, что для физиологов достаточно того, что «мозг есть орган души, то есть такой механизм, который, будучи приведен какими ни есть причинами в движение, дает в окончательном результате тот ряд внешних явлений, которыми характеризуется психическая деятельность. Всякий знает, как громаден мир этих явлений. В нем заложено все то бесконечное разнообразие движений и звуков, на которые способен человек вообще. И всю эту массу фактов нужно обнять. Все бесконечное разнообразие внешних проявлений мозговой деятельности сводится окончательно к одному лишь явлению – мышечному движению». То есть вся сложная психическая жизнь человека, его поведение зависят от внешних раздражителей, а не от некоей загадочной «души». Всякое раздражение вызывает тот или иной ответ нервной системы – рефлекс.

Это был революционный труд, Иван Павлов назвал его «гениальным взмахом сеченовской мысли». Именно прочитав «Рефлексы головного мозга», он оставил духовную семинарию и поступил на естественное отделение физико-математического факультета Петербургского университета. На сеченовском труде воспитывался и другой лидер нейрофизиологии начала ХХ века — Алексей Ухтомский.

Экземпляр «Рефлексов» хранился и в библиотеке Достоевского. В отличие от молодежи, с восторгом принявшей идеи Сеченова, писатель увидел естественнонаучном подходе к душевным явлениям источник всех бед и зол человечества. Ведь приняв его, пришлось бы изменить взгляд на все, что считалось достоянием бестелесной и бессмертной души. Учение Сеченова в понимании Достоевского неотвратимо вело к отрицанию свободы воли, бессмертия души, воздаяния и возмездия, а значит, к торжеству вседозволенности.

О ком писал Чернышевский?

После ареста книги материалистические взгляды Сеченова вызвали преследование со стороны властей. Иван Михайлович совершенно спокойно встретил известие о попытке возбуждения против него судебного дела. На вопросы друзей об адвокате, который будет защищать его на суде, Сеченов ответил: «Зачем мне адвокат? Я возьму с собой в суд лягушку и проделаю перед судьями все мои опыты: пускай тогда прокурор опровергает меня».

И все же ученый поручил ведение дела присяжному поверенному Спасовичу, который не раз выигрывал дела против цензуры. Наконец, прокурор, полагая, что «учение, заключающееся в сочинении “Рефлексы головного мозга”, может быть опровергаемо только путем научных доводов, но не путем судебных прений в уголовном суде», не дал хода уголовному делу. 12 сентября 1867 года, 135 лет назад, книга была освобождена из-под ареста и поступила в продажу. Вскоре после этого Сеченова фактически изгнали из Медико-хирургической академии, и он шесть лет преподавал в Одессе, в Новороссийском университете.

Спутницей ученого была Мария Александровна Бокова. Они познакомились, когда женщина вместе с подругой стала посещать в качестве вольнослушательницы лекции в Медико-хирургической академии и изучать медицину. Чтобы быть независимой от воли родителей и иметь возможность получить образование, Мария вступила в фиктивный брак с доктором Петром Боковым. Но чем больше она общалась с Сеченовым, тем больше их влекло друг к другу.

Знаменитая работа Сеченова «Рефлексы головного мозга» и не менее известный роман Чернышевского «Что делать?» вышли в один год. Современники тут же решили, что прототипы героев известны. В Лопухове они ясно видели врача Бокова, в Вере Павловне – Марию Александровну, в Кирсанове – Сеченова. Многие до сих пор уверены, что так и было. Однако родственники Чернышевского все время отрицали, что именно эти люди были прототипами героев, это повторяли и друзья. Ольга Антонович-Мижуева писала: «Родители мои хорошо были знакомы с доктором Боковым, его женой и их другом дома Сеченовым. Но ни отец мой, ни мать никогда не говорили, что Чернышевский в этом своем романе вывел якобы чету Боковых и Сеченова. А на это кстати было бы указать мне, когда я, с большим трудом доставши этот роман, бывший тогда под запретом, стала читать его; кстати, еще и потому, что я знала всех трех якобы героев его. Напротив, мама мне говорила, что в лице Веры Павловны Чернышевский  хотел изобразить жену Ольгу Сократовну, которую он страшно идеализировал».

«В труде Мария былапримером»

В какой-то момент Сеченов решил отойти от дел. Тогда же ученый, наконец, официально обвенчался с Боковой. «Все считали отставку “достаточно неожиданной”, – писала М. И. Яновская, – а причина была проста: Иван Михайлович начинал жизнь заново. В 60 лет он впервые вкусил официальный брак. Семью, которую не надо прятать ни от чьих глаз, жену, которая с тех пор стала улыбаться, как никогда не улыбалась».

Свою супругу Сеченов боготворил. «В труде она была не просто товарищем, – вспоминал он, – но и примером. В ее имении была лошадь по прозванию Комар, отличавшаяся тем, что в упряжи, без всякой понуки, словно из чувства принятой на себя обязанности держала постромки всегда туго натянутыми, а в случае нужды тянула изо всех сил, даже усталая, работая часто за других. Это был образ Марии Александровны во всех ее занятиях – в переводах, в делах по деревенскому хозяйству. Как Комар вел свои дела начистоту, так и Мария Александровна; переводы ее не требовали постороннего редакторства; она не выносила прорех ни в чем, ни в платье, ни в хозяйстве, ни в жизни; как только они появлялись, она старалась не давать им разрастись в дыру и тотчас же принималась чинить. Бывали случаи в ее жизни, где заделка прорех, происходивших обыкновенно не по ее вине, требовала с ее стороны долгих и мучительных усилий.

Бессребреница по природе и как чистая преданная делу работница, она мало думала о внешних прикрасах жизни для себя. Но любила, насколько позволяли средства, доставлять их тем из близких, которых они радовали. За этим обликом деятельной, умной и образованной работницы стояла женщина, умеющая владеть собою, с горячим сердцем, способным на деятельное добро. Для своих близких она была постоянно заботливой нянькой – это была едва ли не главная черта в сердечной стороне ее природы. Однако на своих близких она смотрела открытыми глазами и не терпела больше всего лжи и фальши. Таким образом, в ее природе были все условия, чтобы давать близкому человеку, умеющему отличать золото от мишуры, счастье в молодости, в зрелом возрасте и в старости».

Под влиянием супруги Сеченов много сил и времени отдавал развитию женского образования. Под его руководством были проведены первые психофизиологические исследования, выполненные русскими женщинами. Сеченов участвовал в организации и работе Высших женских курсов, преподавал на женских курсах при Обществе воспитательниц и учительниц в Москве.

15 ноября 1905 года Иван Михайлович умер от воспаления легких и был похоронен на Ваганьковском кладбище. Спустя много лет прах великого физиолога был перенесен на Новодевичье кладбище.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Chtoby-pomnili.com, «Зеркало недели», Oboznik.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты