Какие страхи разрушают знаменитостей?

0

Более 10 млн. человек во всем мире страдают теми или иными видами фобий. Причем фобии принимают порой совершенно нетрадиционные, экзотические и причудливые формы.

Многие выдающиеся личности отнюдь не являются исключением. Более того, у них различные навязчивые страхи встречаются на порядок чаще, чем у средних обывателей.

Живые под землей

Так, первый президент США Джордж Вашингтон, немецкий композитор Джакомо Мейербер и великий русский писатель Николай Гоголь страдали тафефобией – боязнью быть погребенными заживо. Вашингтон попросил своего адъютанта похоронить его не ранее чем через два дня после кончины. Мейербер оставил указание, чтобы после смерти к его рукам и ногам привязали колокольчики. Кроме того, он настоял, чтобы его труп четверо суток находился под охраной, а по истечении назначенного времени ему вскрыли вены на руке и ноге.

Гоголь, который страдал приступами эпилепсии, еще за семь лет до кончины оставил друзьям следующее письменное распоряжение: «Тела моего не погребать до тех пор, пока не покажутся явные признаки разложения. Упоминаю об этом потому, что уже во время самой болезни находили на меня минуты жизненного онемения, сердце и пульс переставали биться». Кстати, существует версия, что Гоголя и впрямь похоронили заживо: во время вскрытия могилы писателя в 1831 году его скелет нашли в неестественном положении, с повернутой набок головой.

Боязливый поэт

Великий русский поэт Сергей Есенин был подвержен сифилофобией – он смертельно боялся заразиться сифилисом. «Выскочит, бывало, на носу у него прыщик величиной с хлебную крошку, и уж ходит он от зеркала к зеркалу, суров и мрачен, – вспоминает близкий друг поэта и коллега по перу Анатолий Мариенгоф, – однажды отправился даже в библиотеку вычитывать признаки страшной хворобы. После того стало еще хуже, чуть что: венчик Венеры»!

Второй навязчивой фобией Есенина были, как ни странно, милиционеры! Еще один приятель Есенина, поэт Вольф Эрлих, рассказывает, как однажды они проходили вдвоем мимо Летнего сада, у ворот которого стоял страж порядка. «Он вдруг хватает меня за плечи так, что сам становится лицом к закату, и я вижу его пожелтевшим, полные непонятного страха глаза, – описывает Эрлих этот эпизод. – Он тяжело дышит и хрипло признаётся, что панически боится милиции»!

Только не овал!

Знаменитый писатель и режиссер Альфред Хичкок страдал овофобией – он ужасно боялся любых предметов в форме овала! Доходило до того, что яйца он мог есть только разбитыми и превращенными в омлет, так как в «натуральном» виде у них овальная форма, да и желток тоже представляет собой овал.

Без прикосновений

Знаменитого французского художника-постимпрессиониста Поля Сезанна терзала гаптофобия – боязнь прикосновений. Возникла она после того, как его нечаянно толкнул мальчик, катавшийся по лестничным перилам. Из-за этой особенности у художника было много неприятностей, так как новые знакомые не могли понять, что именно вызывает у него такой гнев и раздражение, и винили во всем его дурной характер. К примеру, как-то раз коллега-живописец Эмиль Бернар, который ничего не знал о фобии Сезанна, поддержал приятеля, когда тот споткнулся, и был шокирован, когда тот вместе благодарности разразился бранью. Правда, на следующий день ему рассказали, в чем дело.

Чего боялся Сталин?

Иосиф Сталин опасался, что его отравят – токсикофобия. Этим и объясняется возбуждение пресловутого «дела врачей» в 1948 году. Кроме того, есть предположения, что он страдал сомнифобией – боязнью сна, так как даже по ночам его практически не видели спящим. Впрочем, признаки паранойи у вождя наций были налицо.

Психологи – не исключение

Изобретатель психоанализа Зигмунд Фрейд опасался папоротников! Это называется – птеридофобия. В чем заключалась причина его боязни, так и осталось неизвестным. Возможно, это было связано с каким-то стрессом, перенесенным в детстве.

Когда известного немецкого психиатра Эрнста Кречмара спросили: «Что такое, по-вашему, нормальный человек?», он указал на шкаф в углу своего кабинета со словами: «Вот нормальный человек».

Анализ очевидного

Большинство исследователей считают, что гениальность или, по крайней мере, незаурядность мышления, свойственная практически всем успешным людям, являются скорее аномалией, чем нормой. В сущности, абсолютно нормальных людей не бывает, у каждого свои «тараканы». Просто у «середнячков» странности могут проявляться не так заметно, к тому же, они не настолько на виду, как гении и знаменитости. Поэтому фобии – своего рода «побочный эффект» выдающихся способностей.

Маргарита Троицына,
«Yoki.ru»

Поделиться.

Комментарии закрыты