Катя Тарута: «Мне удалось убедить родителей и начать работать на ТВ»

0

Часто в реальной жизни дети богатых родителей разъезжают на иномарках и не считают остальных за людей. Хотя… встречаются просто удивительные исключения! Катя Тарута, дочка олигарха Сергея Таруты, с детства пыталась доказать, что она личность, а не просто чья-то дочь. Сейчас она работает на телеканале М1 соведущей программы о светской жизни «Икра», а уже в конце сентября станет вести собственный проект о кино.

– Какое ты получила образование?

– Серьезное (улыбается). Закончила экономический факультет по специальности «менеджмент организаций».

– А как тогда пришла идея пойти работать на телевидение?

– Мне всегда хотелось работать в этой среде. Когда школу закончила, промелькнула мысль поступать на журналистику. Но поскольку в мариупольском университете нет журфака, приехала поступать в Киев. А там закрутилось – и желание родителей сильно повлияло на мой выбор. Они хотели, чтобы я шла по их стопам, естественно. Видели меня экономисткой… Ещё во время учёбы в университете я работала, практиковалась, стажировалась во всяких компаниях. Сидела в этих скучных офисах в деловых костюмах и понимала: «Это не моё». И так пришла идея попробовать себя на телевидении.

– Родители были против?

– Не скажу, что они были в восторге… Я поговорила с ними, привела какие-то доводы: ведь образование уже есть, я всегда смогу вернуться в эту знакомую и близкую сферу экономики, финансов. Сначала они насторожились, но потом привыкли, теперь смотрят регулярно мои программы, дают советы.

– Как начался твой путь на ТВ? Обучалась мастерству телеведущей?

– Конечно же! Я ходила к различным преподавателям, посещала массу курсов, например, сценической речи. Я подошла к вопросу с чувством и расстановкой, с полной ответственностью.

– Тяжело было найти работу?

– Я не знаю почему, но я целенаправленно решила, что хочу работать на М1. Отправила резюме именно туда, потом ходила на многие утомительные кастинги и тракты. Вот и начала работать соведущей программы «Икра».

А где-то в конце сентября я буду вести проект о кино. Я его «выносила», идея моя, предложения мои, и, что очень важно, удалось найти суперклассную команду. Программа будет развлекательной, посвящена как украинскому, так и зарубежному кино – про поп-культуру в целом. Уверена, будет о-о-очень интересно.

– Расскажи о своих впечатлениях после того, как ты провела 9-дневный марафон в Каннах в прямом эфире.

– Это происходило в студии, мы делали прямые включения с Каннского кинофестиваля: освещали открытие, закрытие и каждый день делали дневники феста.

– Как думаешь, почему именно тебе поручили такое ответственное задание?

– Наверное, потому что мне приходилось бывать на кинофестивалях в Каннах, Венеции, Сан-Себастьяне, Сочи. Поэтому они знали, что эта тема меня интересует и я уже заинтегрирована в тусовку. Я, конечно, не могу себя назвать профессиональным кинокритиком, но увлекаюсь кино серьезно. Ах да, ещё я хорошо знаю английский, а там нужно было переводить в реальном времени в прямом эфире!

– Свободно себя чувствуешь в режиме прямых эфиров?

– Сначала, конечно же, мне было немного страшно: вдруг что-то не получится, скажу какую-то глупость. А потом с каждым днём я чувствовала себя всё свободнее. Последний эфир уже прошёл, как будто лёжа на диване на мягких подушках.

– Учитывая, что у тебя будет собственный проект, в «Икре» планируешь продолжать сниматься?

– Пока да. Хотя мне немножечко надоело ходить по всем этим вечеринкам – они одинаковые и очень утомляют. Приелось. Тусовка в шоу-бизнесе не меняется ещё с тех пор, как я туда попала, поэтому становится неинтересно. Вот когда были дневники Каннского кинофестиваля, я просто сияла. Формат прямого эфира, когда сидишь в платьице на диванчике, говоришь о чём-то умном – мне это очень понравилось. И я прямо загорелась темой кино опять.

– За время работы в «Икре» тебе пришлось много общаться со звездами. Насколько тебе было комфортно работать с ними?

– Вначале было тяжеловато. Помню первое интервью, на котором мне было как-то не по себе. Это чувство появлялось, когда надо было подойти к незнакомому известному человеку, попросить его о разговоре, иногда очень попросить. А потом я настолько привыкла к этому, что сейчас для меня не составляет никакого труда подойти к звезде, сказать: «Так, пожалуйста, проходите сюда, садитесь, давайте интервью». Плюс, на всех этих тусовках звёзды одни и те же, мы знаем друг друга в лицо, я уже узнаю людей на улицах, в кафе, в ресторанах, и вспоминаю, что видела их, к примеру, на вчерашней вечеринке.

– Бывали проблемы со звёздами? Хамство, рукоприкладство, не приведи господи?

– Знаешь, наши звёзды, как оказалось, очень хотят давать интервью, большинство из них приходят на всякие мероприятия именно с целью попасть в камеру и пролепетать пару слов. Буквально пару раз мне отказали в интервью и то в очень дружелюбной форме.

А вот зарубежные звёзды – это да! К ним нужно искать особый подход: к одной барышне пришлось залазить прямо на сцену, думала тогда, что меня охрана выведет. Но нет, ничего, всё получилось. Помню случай с Машей Малиновской. Она меня, конечно, очень разозлила. Маша обещала дать мне интервью. Я её прождала до двух часов ночи, всё это время протанцевала – это было одним из её условий. А я тогда ещё была на высоченных каблуках. В общем, намучилась страшно.  В итоге она просто развернулась и ушла. До сих пор помню.

А иных звёзд вообще приходится успокаивать после общения с другими журналистами. Бывало всякое, но ничего из ряда вон выходящего.

– Какие планы на будущее? С телевидением связаны?

– Я не исключаю возможности уйти в какую-то другую деятельность, но пока не знаю, что это будет. Я же понимаю, что ТВ – это не навсегда. Я чувствую огромную открытость миру и обладаю силами пробовать себя в разных сферах. Хотелось бы заняться продюсированием, чем-то таким… Однако пока что я счастлива и меня всё устраивает.

– Твой папа влиятельный, богатый и известный человек. Фамилия часто помогает в жизни?

– О-хо-хо! На самом деле, мне всегда казалось, что мне это мешает. Не хотелось, чтобы знали, какая там у меня фамилия. Важно было, чтобы меня оценивали за то, кто я есть, а не шушукались за спиной: «Ну, понятно, она дочка того-то и того-то». Даже придя на телевидение, я очень надеялась, что смогу взять псевдоним. Но меня все отговорили: «Фамилия красивая, на слуху, оставляй!» Оставила.

– Обычно дети богатых родителей являются мажорами, которые особо ни к чему не стремятся. Почему у тебя возникло желание достичь чего-то самостоятельно?

– Я просто хорошо помню те времена, когда всё было не так прекрасно. Я же понимаю, что, во-первых, мой папа – настоящий труженик. Он работает по 12 часов в день. И я себе отдаю отчёт, что многие люди, которые разъезжают на «Бентли», далеко не так тяжело трудятся. И вообще, источники их дохода неизвестны. Для того чтобы что-то иметь, нужно работать. И это всё просто так никому на голову не падает. Мне, честно говоря, жалко дочерей и сыновей богатых родителей, которые думают, что они пуп земли. Завтра у них всего может и не быть, нужно рассчитывать на себя…

– А ты полностью сама себя обеспечиваешь?

– Нет. Обеспечивать-то обеспечиваю, я вполне могла бы жить на то, что я зарабатываю, но не буду кривить душой: родители мне помогают.

– Кого можешь назвать лучшими ведущими на Украине?

– Мне нравятся такие маститые ведущие, которые занимаются шоу о политике, аналитическими программами. Например, Евгений Киселёв. А вот женщин вспомнить не могу. Знаешь, я с детства хотела быть, как Опра Уинфри, а не какая-нибудь Лера Кудрявцева.

– Как обстоят дела на личном фронте? Каким, по твоему мнению, является идеальный мужчина?

– На личном на данный момент всё тьфу-тьфу-тьфу, хорошо. Мой мужчина не связан со сферой ТВ, шоу-бизнеса. Мне вообще мужчины из шоу-бизнеса не импонируют, они какие-то инфантильные, самовлюблённые. А идеальный мужчина должен быть спокойным, сильным, добрым  и преданным. И, определённо, умным.

– Почему всё-таки о тебе так мало информации?

– Потому что я не завела пиарщиков, которые будут пихать информацию обо мне куда ни попадя. Мне это просто не надо. Я хочу стать суперпрофессионалом, а украшать собой билборды – это не моё.

Анастасия Билякова-Бельская,
«Дуся»

Поделиться.

Комментарии закрыты