Кэри-Хироюки Тагава: «За моими плечами нет никакой актерской школы»

0

Звезда Голливуда, обладатель черного пояса по карате Кэри-Хироюки Тагава попал в струю в момент, когда Фабрика грез искала для своих фильмов плохих ребят с азиатской внешностью.

Он прославился на весь мир, сыграв главную роль в «Последнем императоре». Далее были Mortal combat, «Смертельная битва», «Перл-Харбор», «Мемуары Гейши».

— Кери, вы начали актерскую карьеру в 36 лет, не поздновато ли?

— Все началось с работы в массовке. Я стоял в толпе, когда ко мне пробрался второй помощник режиссера и попросил подойти и проиграть небольшую роль. Как только я вышел, он крикнул всем: «Повернитесь сюда и посмотрите на его лицо!» И все уставились на меня. Они не хотели, чтобы я произносил какие-то слова, им нужен был только мой взгляд. Это был первый раз, когда на меня обратили внимание в кино. Тогда я понял, что в моем лице есть что-то такое, что их всех привлекает, понял, что нужен им, а также то, что интересую всех исключительно как негативный персонаж.

— Какие-то чудесные случайности имели место в вашей жизни?

— Все, что со мной произошло, уже чудо. Я стал актером, но актерской школы у меня за плечами нет, все, что умею, исходит от Бога.

— В вашей судьбе все началось с увлечения боевыми искусствами, в каком возрасте начали заниматься?

— В 13 лет, начал с кендо — японского боевого искусства, берущего за основу владение мечом. Мы вооружались бамбуковыми мечами и дрались в полную силу. В 21 я начал учиться карате по системе шотакан, для меня это было очень правильным выбором, так как до этого я был очень агрессивным молодым человеком.

— Приходилось постоянно отстаивать свое «я»?

— В пять лет родители привезли меня в Америку. У меня был огромный шок — в Токио меня все любили, а на новом месте все стало с точностью до наоборот. Тогда я понял, что должен быть сильным и через окружающий меня негатив и свою зажатость идти наперекор всем трудностям. Решил проявлять во всем активность.

К примеру, когда учитель в школе спрашивал, кто хочет быть главой класса или что-то в этом роде, я поднимал руку. Мне было без разницы, о чем шла речь, я хотел быть первым помощником в любом деле. Очень быстро окружающие стали уважать меня. Все школьные годы я был впереди.

— Попав в детстве в другую страну, вы имели возможность общаться на родном японском?

— Со временем привык к английскому, но с мамой всегда говорил исключительно по-японски. После переезда я приехал в Токио через 10 лет — пожил там год, в 22 приезжал на такой же срок. Потом побывал на родине только в 38.

— Вы всю жизнь посвятили боевым искусствам.

— Но, если честно, мне драться ради драки никогда не было интересно. Я больше люблю заниматься медитацией и дыхательной гимнастикой.

— Чем вы питаетесь, чтобы быть в такой прекрасной форме?

— В юности, когда жил с родителями, ел каждый день мясо, мама считала это необходимым. Когда повзрослел, стал по возможности заменять мясо рыбой и овощами. У японцев вообще принято готовить простую еду, никогда не задумываюсь, как многие люди, что бы приготовить на ужин? Обычно слушаю свое тело, и оно подсказывает, что мне нужно. Иногда ем раз в день, и мне хорошо. Суши ем редко и в очень ограниченном количестве.

Спиртного не пью. Могу под настроение принять 50 граммов текилы. Больше всего люблю ананасово-апельсиновый или яблочный фреш и воду — это дает легкость.

— Ваш друг и продюсер Эркен Ялгашев рассказал, что скоро вы приступаете к съемкам картины во Вьетнаме, где вы будете в главной роли менеджера танцевальной группы. Говорит, вам придется много танцевать.

— Это правда. Я отлично танцую. Только слышу музыку, мое тело начинает само двигаться. Хотя в сентябре мне исполнится 60, я в отличной форме.

— В этом году на Киевском международном кинофестивале Эркен представил две картины с вашим участием «Ближний бой» и «Тайны Чингисхана». Только ли по этой причине ему удалось заманить вас в Украину?

— Тут надо начать с истории нашего знакомства. Девять лет назад я знал Эрика (Тагава называет Ялгашева на американский манер. — Прим. Ю. Ф.) как драчуна. Мы познакомились на всемирных соревнованиях по боевым искусствам. Я подошел к нему и начал обсуждать одного из бойцов на арене, разговаривал при этом по-японски. А Эрик оказался не японцем! Я даже поначалу подумал, что он разыгрывает меня. После этого мы еще встречались несколько раз на чемпионатах, потом начали теснее общаться, а теперь я снимаюсь в его фильмах. В Украину я приехал, конечно, по нескольким причинам: представить фильм «Ближний бой» перед мировой премьерой и старинный город Киев посмотреть. Мы даже немного похулиганили у вас: как-то не стали ждать авто, которое присылали за нами организаторы, остановили первую попавшуюся машину и поехали путешествовать по городу.

— Водитель машину, которую вы остановили, не был в шоке от звездных пассажиров?

— Он, наверное, не поверил своим глазам. Мы заранее условились, что говорить будет только Эрик, он же знает русский. Все время в машине он меня потом подкалывал, что мол, давай водителю расскажем, кого он везет. А зачем? Не люблю лишнего шума вокруг себя.

— Знаю, что у вас трое детей. Жена тоже из Японии?

— Нет, в ее жилах течет английская и немецкая кровь. Моему сыну двадцать два, дочери девятнадцать. Самой маленькой дочке десять лет, она родилась от второй супруги.

— Кто-то из детей занимается боевыми искусствами?

— Сын в детстве просто с ума сходил от этого, тренировался с пяти лет. Его учитель был в свое время олимпийским чемпионом. Потом я увидел, что это увлечение вытесняет все остальное из его жизни, и попросил его присмотреться и к чему-то другому.

Сейчас он определяется с дорогой, по которой будет идти. Я не тороплю его с решением, знаю много примеров, когда после школы люди не знали, в чем их призвание. Я прошу сына, чтобы он хорошо осмотрелся вокруг, а я буду его поддерживать во всех начинаниях.

Юлия Фролова
«Новая»

Поделиться.

Комментарии закрыты