Кельвин Кляйн: хулиган из мира моды

0

Многие знаменитые кутюрье прошли достаточно сложные этапы в своей жизни, чтобы достичь целей. У Кельвина было все наоборот: его биографию можно назвать воплощением «американской мечты»… Он первый возвел простые джинсы в ранг дизайнерской одежды, придумал стиль унисекс и превратил нижнее белье в стильный аксессуар.

Скандал с миллионером

Кельвин Кляйн родился 19 ноября 1942 года. Женщина, подарившая ему жизнь, оказала огромное влияние на выбор профессии. Маленький Кельвин был типичным «маменькиным сынком»: пока другие мальчики с упоением гоняли во дворе мяч, будущий дизайнер проводил время… на распродажах одежды, которые очень любила посещать миссис Кляйн. Позже она научит сына делать эскизы платьев и шить. «Сколько я себя помню, я всегда хотел быть дизайнером», – признается Кельвин много лет спустя.

Когда пришло время определиться с профессией, выбор Кляйна уже не удивил его семью: он стал студентом Высшей школы дизайна, а затем в 1962 году окончил один из самых престижных вузов Манхэттэна – Fashion Institute of Technology.

Спустя два года Кляйн женился на Джейн Сенте, и у них родилась дочь Марси. Чтобы прокормить семью, Кельвин устроился на фабрику по пошиву одежды «для бедных». Рутинная работа, маленькая зарплата и одежда ужасного покроя, которую ему приходилось шить  – это то, чего честолюбивый Кляйн не мог вынести. Не проработав и трех месяцев, он со скандалом уволился. Следующим его рабочим местом стала мастерская Дэна Милльштейна, которая специализировалась на ультрамодной, недолговременной одежде для невзыскательного покупателя. Дело в том, что основную прибыль компании приносили недолговременные дизайны, удовлетворяющие массового потребителя. В конце концов, разногласия дизайнера и миллионера-производителя привели к постоянным скандалам: «Милльштейн говорил, что ненавидит мои работы, что я не знаю, что творю. Он все время кричал и как то раз даже попытался поднять руку на меня. Милльштейн производил вульгарную одежду: ярко-желтые, оранжевые и лиловые костюмы с меховыми воротниками и манжетами. Но мне нужна была работа, и
я тоже участвовал в создании всей этой безвкусицы. Меня утешало лишь то, что я не встречал людей в этой одежде. Впрочем, в один прекрасный день я все-таки увидел женщину, которая шла по улице, облаченная в желтый костюм с лисьим воротником и манжетами, желтую шляпу, в руках у нее была желтая сумка, а на ногах желтые туфли. В тот же день я ушел от Милльштейна!»

Любимчик Фортуны

Неприятности на работе доводили молодого дизайнера до отчаяния, и ему даже приходила в голову мысль оставить попытки закрепиться в мире моды. Но отец, мудрый человек, дал ему ценный совет: «Если ты не будешь заниматься тем, что тебе действительно нравится, будешь жалеть всю жизнь».

И Кельвин решил, что пора выходить на арену моды самому. Он обращается к своему старинному другу, ставшему впоследствии партнером по бизнесу, Барри Шварцу, с просьбой ссудить ему небольшую сумму денег. Барри согласился помочь, и вскоре друзья открывают первое предприятие по пошиву одежды. Они и предположить не могли, что спустя совсем короткий срок станут всемирно известны и заработают миллионы долларов. «Это как раз то, что мне нравится в Соединенных Штатах, – годы спустя делился Кляйн сокровенным в книге «Заговор моды». – Здесь у всех есть шанс, если у тебя есть необходимые способности и готовность тяжко трудиться».

Надо отдать Кляйну должное – и того, и другого у него было в избытке. Но присутствовали у молодого модельера еще и два других необходимых, но почему-то не упомянутых маэстро качества – способность предвосхищать потребности публики и, конечно, удача. У судьбы Кляйн явно ходил в любимчиках, поскольку счастливые случайности и  «нужные места в нужное время» буквально преследовали модельера. Хотя сам Кляйн позднее любил говорить, что удача улыбается тем, кто много трудится, и, наверное, он чертовски прав.

Однажды Кельвин выставлял свою коллекцию в одной гостинице. Этажом выше располагался фешенебельный бутик. Как-то его директор, направляясь в лифте в свой офис, нажал не на ту кнопку и попал на этаж, где Кляйн как раз занимался оформлением своей экспозиции. Она настолько покорила бизнесмена, что он тут же сделал заказ на сумму в 50 тысяч долларов.

Благодаря своей фантазии и работоспособности, модельер стал выпускать одну коллекцию за другой, и каждая последующая имела еще больший успех, чем предыдущая. В 1973 году компания Coty назвала его самым молодым и перспективным дизайнером современности.

Став неожиданно для самого себя богатым, Кельвин бросил жену и пустился во все тяжкие. В те годы он вёл себя просто безумно, и уже вполне мог себе это позволить. Сутки напролёт он проводил в самых популярных клубах Нью-Йорка. О его выходках таблоиды писали каждую неделю, его крайне беспорядочная личная жизнь была предметом обсуждения в течение многих лет. Однако при этом он ухитрялся еще и работать, причем работать так, что диву давались все, начиная от моделей на его показах и заканчивая сильными мира моды.

В то время у Кельвина было много любовных романов с мужчинами. Первый был с моделью, которого он увидел в журнале. Его звали Реджиналд Питерс. Кляйн еще был женат на Джейн, но уже общался с Реджинальдом. Другой роман был с Честером Вайнбергом, который был старше Кельвина и приобщил его к жизни, полной секса и наркотиков. Именно с Честером Кляйн в первый раз отправился в путешествие на остров Огненной Сосны, – уединенный остров гомосексуалистов, где позднее Кельвин купит себе дом. Но разрыв с женой произошел не из-за его гомосексуальных склонностей, – он полюбил другую женщину, модель Лиззетт Катан, хотя и эта связь была недолговечной.

«Мир моды очень жесток»

В начале 80-х годов прошлого века стартовала рекламная кампания джинсов под маркой CK (Calvin Klein). Ранее джинсы считались повседневной одеждой, не достойной внимания модельеров, но Кляйн был первым, кто сделал ставку на дизайнерские джинсы, превратив их едва ли не в произведение искусства. «Лицом» джинсов от Кельвина стала юная Брук Шилдс. Кельвин не случайно выбрал именно ее – еще не женщину, но уже и не девочку, символ дерзкой сексуальности. Она призывно улыбалась с рекламных фото: «Ты знаешь, что между мной и моими джинсами ничего нет?..»

Кельвин не прогадал: продажи джинсов под его маркой начались так стремительно, что уже никто и не сомневался в успехе этой коллекции. Каждая модница считала своим долгом приобрести пару джинсов от Кляйна, и Шилдс, лицо коллекции, в одно мгновение стала звездой…

Эксклюзивный клуб «Студия 54» в Нью-Йорке сыграл немаловажную роль в уже зрелой жизни Кельвина. Дизайнер посещал его почти каждую свободную ночь, пока клуб не закрыли. Там он познакомился со своими лучшими друзьями Стивом Рубеллем, Барри Диллером, Дэвидом Геффеном и Сэнди Галлином. Приблизительно в это время похитили дочь Кельвина, Марси. Этот случай привлек активное внимание прессы к Кляйну и его коммерческой деятельности.

В конце концов, начали распространяться слухи, что Кельвин болен СПИДом, о чем продолжали говорить еще многие годы. Это приводило дизайнера в замешательство: ему не нравилось, когда о нем говорили как о гомосексуалисте или больном СПИДом. В это же время Кляйн решил пересмотреть своё отношение к жизни. Его безумные годы подошли к концу, после лечения в клинике он распрощался с наркотиками и алкоголем, а затем и вовсе женился на своей ассистентке Келли Ректор. Правда, сплетники еще долго твердили, что Кляйн на самом деле гей и женился лишь ради того, чтобы соблюсти приличия… Но, может быть, они просто завидовали семейному счастью: Кельвин и Келли жили душа в душу, переехали в новый дом в Ист-Хемптоне на берегу моря, где модельер окончательно предался здоровому образу жизни – вечерние прогулки по пляжу, пробежки по утрам, плавание…

Добропорядочная Америка вздохнула, было, с облегчением, но как оказалось, Кляйн и не собирался уходить в своих коллекциях от «хулиганства». В 1992-ом он вновь потряс нравственные устои: на новых рекламных постерах Кельвина полуобнаженная юная модель Кейт Мосс, выглядевшая совсем ребенком, сидела в обнимку с реппером Марки Марком, ныне актером Марком Уолбергом. Оба они были худенькими, похожими друг на друга и прической, и фигурой, и одеждой. Новую коллекцию Кляйн назвал «унисекс» –  и был, по сути говоря, первооткрывателем этого стиля. Молодежь встретила новую коллекцию на ура, а старшее поколение попыталось обвинить Кляйна в использовании несовершеннолетних в съемках, близких к порнографическим, в разврате и увлечении педофилией, но… Стиль унисекс триумфально зашагал по планете, окончательно утвердив имя Кляйна, как самого продвинутого дизайнера мира.

Далее Кляйн выпустил очень сексуальную коллекцию мужского белья, превратив обычные, казалось бы, трусы и плавки, в предмет особой роскоши, фетиш с буквами CK на ярлыке, заполучить который мечтают все метросексуалы планеты. Несколько лет назад новой Музой мастера стала нижегородская модель Наталья Водянова, и  с ее появлением в коллекции Кляйна будто бы вдохнули новую жизнь. Продажи его аромата Euphoria по всему миру принесли Кельвину огромный доход, а рекламные плакаты с изображением Натальи поражали своей  красотой. Кляйн доказал вновь, что он по-прежнему значимая фигура в мире моды и бизнесе. «Я не великий художник, но, создавая, я думаю, что мода – вид искусства. И это приносит мне радость», – говорит знаменитый дизайнер.

Творчество Кельвина Кляйна вызывает самые противоречивые оценки. Одни восхищаются работами мастера минимализма и именуют его стиль «новым кальвинизмом», шутливо обыгрывая имя дизайнера, данное в честь реформатора Церкви Кальвина (или Кельвина — по-английски). Другие называют его модели старомодными и неоригинальными. Кляйн с ними не спорит. По его мнению, в моде редко возникает что-либо совершенно новое. Всё, что он создавал, призвано было воспитать вкус у американских покупателей. «Все мои модели являются синонимом вкуса. И в этом весь я», — говорит дизайнер. Основной контингент его покупательниц — работающие женщины. Одежда Кляйна идеально соответствует образу современной леди, которая занята карьерой, вращается в обществе и имеет семью. У неё нет времени специально думать об одежде, и это за неё делает Кельвин Кляйн.

В 1992 году его компания оказалась на грани банкротства, но это не помешало ему на следующий год получить титул «Лучшего дизайнера Америки». А в начале сентября этого года модный дом Calvin Klein отметил свой 40-летний юбилей. Сам господин Кляйн отошел от дел пять лет назад, передав тогда бразды правления молодому и перспективному Франциско Косте. Тем не менее, основатель известного бренда до сих пор с интересом следит за событиями в мире моды и никогда не против поделиться своим опытом. «Мир моды всегда был очень жестоким, – говорит Кельвин Кляйн. – Здесь нужно постоянно работать с полной отдачей, чтобы стать известным или же удержаться на вершине. В этом мире не существует легких путей, но я точно знаю, что если бы начал свой творческий путь только сейчас, имея при этом лишь те средства, которые были у меня сорок лет назад, я бы все равно преуспел. Совсем не обязательно иметь много денег. Вы должны быть лидером, только так можно заставить людей поверить в вас».

Подготовила Лина Лисицына

Поделиться.

Комментарии закрыты