Кевин Уильямсон: «Хочется влезть в подкорку к убийце»

0

По сведениям ФБР, в США в настоящее время орудуют примерно триста серийных убийц. Что произойдет, если маньяки-одиночки найдут способ разыскивать себе подобных и сообща планировать кровавые преступления? Что если они начнут сбиваться в банды и формировать тайный культ своих последователей?

Эта фантастическая предпосылка легла в основу сценария психологического триллера-сериала «Последователи» (The Following), первый сезон которого демонстрируется в настоящее время на телеканале Fox, также его можно найти в Интернете. Его задумал и воплотил драматург и продюсер Кевин Уильямсон, ранее выступивший одним из создателей популярной франшизы «Крик», сериалов «Дневники вампира» и «Бухта Доусона».

Обладатель «Золотого глобуса» и номинант премии «Эмми» Кевин Бейкон играет в «Последователях» бывшего агента ФБР Райана Харди, который после тяжелого ранения ушел с оперативной службы, но вновь призван под знамена бюро, чтобы помочь в расследовании запутанного дела. Его противника, зловещего и хитрого убийцу профессора-филолога Джо Кэрролла, ускользнувшего от смертной казни, воплотил актер Джеймс Пьюрфой, известный по фильмам «Обитель зла», «Ярмарка тщеславия», сериалу «Рим».

Несмотря на то, что сериал завоевал неплохие рейтинги и продлен на второй сезон, кинокритики не раз кидали камень в огород «Последователей», обвиняя создателей триллера в пропаганде жестокости и насилия. На защиту проекта встал в том числе и Джеймс Пьюрфой. «Я удивлен, что люди не устают поднимать тему пропаганды жестокости на телевидении. Жестокость есть везде. Мы видим насилие в кино и в театре. Оно окружает человека уже не одну тысячу лет. Сказать по правде, все это "пагубное влияние" — полный бред, — сказал актер порталу Vulture. – Насилие в кино, на телевидении и в компьютерных играх никак не влияют на человека. Конечно, проще всего спихнуть эти проблемы на плохие фильмы и передачи, но ведь это неправильно. Вы смотрите поверхностно, однако проблема находится намного глубже». Тем не менее, Пьюрфой подчеркнул важность тех «границ жестокости», которых придерживаются нынешние телеканалы. «Конечно же, мы не будем в деталях показывать, как скальпелем можно проткнуть человеку глаз. Такие сцены недопустимы».

Драматург и продюсер Кевин Уильямсон замысел криминального триллера вынашивал несколько лет.

– Как вы пришли к идее сериала «Последователи»?

– Идея возникла очень давно, возможно, где-то в 1995-96 годах. Зрела долго и как бы фрагментами. Меня всегда привлекали серийные убийцы.

– Почему?

– Их психология, мотивации. Мне хочется влезть к ним в подкорку. Понять, что их толкает на преступления. Наш сериал – это больше психологическая драма, чем чистый триллер. Конечно, маньяки – больные люди, но в сухом остатке у них всегда было что-то не в порядке – одинокое детство, черствые, злые родители и тому подобное. Известный маньяк Джеффри Дамер из трупов делал ряженых зомби, объясняя тем, что не хочет оставаться в одиночестве. Это трагично и грустно. Конечно, убийцы не внушают большой симпатии, но иногда хочется посочувствовать их ужасной жизни.

– Замысел зрел столь долго, что хочется спросить: почему вы решили его воплотить именно сейчас?

– Потому что уже надоело держать его в маринаде (смеется). После «Дневников вампира» мне стали импонировать такие крепко перекрученные сюжеты, приправленные сильной дозой романтизма. Я всегда боготворил Эдгара Аллана По, и мне страшно захотелось вписать его мистическую поэзию в современный криминальный контекст.

– Интрига сериала разворачивается на наших глазах с каждой новой серией. Вы все уже знаете наперед?

– Я лихорадочно пишу очередную серию и всегда немножко отстаю. Я, конечно, знаю основную канву сюжета для первого телесезона. Но многое меняется по ходу дела. Если мне в голову приходит хорошая идея, я ее тут же приспосабливаю к сценарию. Иногда приходится написать сценарий целой серии, чтобы понять, что она ни к черту не годится, и надо все переписывать. Что же касается второго сезона, то там еще много неясного.

– Кевин Бейкон – актер опытный и известный. Привнес ли он что-то свое в образ агента Райана Харди?

– Когда мы первый раз встретились, он сказал, что ему понравился сценарий. Как любой актер, много снимающийся в кино, он исповедует особое отношение к телевидению. Отношение неоднозначное. С одной стороны, ТВ – нечто менее престижное. С другой, сериал дает стабильную работу на долгое время. Кевина живо интересовала биография Райана, какой он сейчас, каким станет через год, два, три. Райан окружен печалью и потерями с самого детства, все, кого он любил и кем дорожил, ушли навсегда. Кевин понимал, что ему надо передать этот нелегкий опыт выражением глаз, повадкой, словами. Передать кредо агента Харди – спасать безвинных людей, чего бы это ни стоило. Это звучит пафосно, но это так. Поэтому Райан – одиночка, отщепенец, не дорожащий своей жизнью, нарывающийся на пули, ищущий смерти.

– Злодей Джо Кэрролл – профессор колледжа, преподающий литературу. Некоторым зрителям его история кажется малоправдоподобной…

– Кэрролл считает себя писателем. Но его единственный роман разгромили критики. Будучи самовлюбленным нарциссом, помешанным на поэзии Эдгара По, он стал убивать молодых женщин во имя «романтизма», пока не был пойман. В тюремной библиотеке он проводит множество часов за компьютером, создавая социальную сеть из убийц-подражателей, исполняющих любую его команду. Они же и спасли его от смертной казни. Кэрроллом движут жгучая обида и жажда мести. Джеймс Пьюрфой это прекрасно передает.

– В триллере «Молчание ягнят» противоборствующие Ганнибал Лектер и Клэрис Старлинг в какой-то момент начинают восприниматься нерасторжимой парой. Вам не кажется, что нечто подобное происходит и с вашей парой Джо Кэрролл – Райан Харди?

– Я эту книгу Томаса Харриса прочитал довольно давно. Она очень на меня повлияла, как и фильм, снятый по ней.

– Есть ли на американском ТВ какие-то ограничители, препятствующие откровенному показу насилия?

– Нас никто не цензурировал. Может быть, потому что я хорошо знаю телевизионные стандарты и вовремя останавливаюсь. Я выбрасывал или подрезал особо кровавые и жестокие сцены, когда, например, перерезают горло, когда сжигают заживо. Конечно, пилот сериала включает шоковые сцены, но это понятно – он должен заинтриговать зрителя.

– На сколько сезонов рассчитан сериал?

– На 300 (смеется).

Олег Сулькин,
«Голос Америки»

Поделиться.

Комментарии закрыты