Хемингуэй был шпионом КГБ?

0

Последний громкий шпионский скандал между Россией и США заставил многих пристальнее всмотреться в историю разведки, которая всегда была богата на сенсации. Не так давно одной из них стал и знаменитый американский писатель Эрнест Хемингуэй.

Бурная жизнь и загадочная смерть

Биография классика американской художественной литературы, лауреата Нобелевской премии 1954 г. полна загадок и даже мистических совпадений.

Писатель родился 21 июля 1899 г. в Оук-Парке — привилегированном пригороде Чикаго. Его отец был врачом, а мать воспитывала шестерых детей. Любовь к чтению, рыбалке и охоте отец привил Эрнесту с ранних лет. Мальчик рос здоровым и сильным, занимался боксом и футболом. Литературное дарование Хемингуэя проявилось рано: репортажи о спортивных состязаниях и концертах он писал еще в школьную газету. Особенно нравились читателям его заметки о светской жизни Оук-Парка. Уже тогда Эрнест решил стать писателем.

Хемингуэй участвовал в Первой мировой войне – на итальянском фронте. В 1918-м его ранили, более 200 осколков от мины засели в теле, пулей была прострелена коленная чашечка. В госпитале Эрнест влюбился в медсестру. Потом он опишет это в романе «Прощай, оружие!». В январе 1919-го писатель вернулся в США, и о герое написали все центральные газеты страны. Еще бы — на итальянском фронте был ранен первый американец!

После этого он участвовал в гражданской войне в Испании, затем во Второй мировой войне. В 1941—1943 гг. Эрнест организовал контрразведку против фашистских шпионов на Кубе и охотится на своем катере «Пилар» за… немецкими подводными лодками в Карибском море. Правда, засек лишь одну. В 1944-м Хемингуэй участвовал в боевых полетах над Германией и Францией и возглавлял отряд французских партизан из 200 чел.

Писатель также стал известен как охотник, рыбак и путешественник, объехавший весь мир. Его книги были переведены на русский язык в основном после смерти. По странному стечению судьбы, в июле 1961 г., 2-го числа, Хемингуэй неожиданно для всех покончил с собой.

Спустя много лет после смерти мистика июля вновь настигла писателя: в июле 2009 г. британская газета The Guardian опубликовала сенсационный материал, разоблачающий Хемингуэя в том, что он долгое время работал на советскую разведку. Как выяснилось теперь, писатель был завербован еще в 1941 г. Об этом повествует книга «Шпионы: взлет и упадок КГБ в Америке», вышедшая в Великобритании в 2009 г.

Компромат на знаменитого американского писателя обнаружил бывший сотрудник КГБ СССР Александр Васильев. В середине 1990-х его допустили в архив советской разведки, где он много месяцев аккуратно переписывал секретные документы. Позже, уехав жить в Великобританию, он показал свои блокноты американским историкам Джону Эрлу Хейнсу и Харви Клеру. На основании записей Васильева втроем они составили книгу об операциях советской разведки в США.

Прочитать про автора «Прощай, оружие!» в качестве советского шпиона можно и на сайте Центра Вудро Вильсона, где выложены записи Александра Васильева. Первое по времени косвенное упоминание в них о Хемингуэе приходится на начало 1941 г.: «Почтой от 8.I.41 в Москву направлена книга For Whom the Bell Talls (книга 1940 г. “По ком звонит колокол”)».

В Главном управлении госбезопасности, или ГУГБ, (КГБ образовалось в 1954 г.) Хемингуэю дали кодовое имя Арго. Согласно записям Васильева, «в 1941 г. перед выездом в Китай Арго был привлечен» к работе под названием “Звук” «на идеологической базе».

Хемингуэй действительно ездил в Китай в первой половине 1941 г. вместе со своей женой, чтобы писать оттуда военные репортажи. «Связь с Арго в Китае не устанавливалась», – говорится в справке на Хемингуэя от 8 июня 1948 г. Далее запись сообщает, что в конце 1941 г. Центр написал некоему Максиму в Нью-Йорк, что нужно «изыскивать возможности поездки его [Хемингуэя] за границу в интересующие нас страны».

Работа на КГБ

Согласно записям Васильева, с 1943 по 1945 гг. Хемингуэй несколько раз встречался с сотрудниками разведки СССР: два раза в Гаване, где у него была своя вилла; потом после отъезда в Европу в качестве корреспондента журнала Collier’s; один раз в Лондоне; и затем, после возвращения на Кубу, снова в Гаване.

«Поддерживать дальнейшую связь с Арго не могли, ввиду срочного вызова нашего работника из страны. С тех пор никаких попыток к установлению связи с Арго не предпринималось», – говорится в секретном деле на Хемингуэя.

Как поясняет автор отчета, встречи с писателем «проводились с целью изучения его и выяснения возможностей для нашей работы». При этом Арго не передал разведчикам «никакой политической информации, но неоднократно выражал желание и готовность помогать» им. «Арго мало изучен и не проверен», – говорится в документе.

В декабре 1949 г. Хемингуэй попал в «список агентуры Вашингтонской резидентуры, связь с которой не была восстановлена». Он охарактеризован, как «известный журналист», который «ценной информации не давал». Позже его упомянули еще раз в списке агентов, с которыми было предложено восстановить связь в 1948-1950 гг., с пометкой «связь не восстановлена».

Из архивных записей также следует, что в 1950 г. советская разведка обновляла свою информацию о писателе. 3 июля Центр дал задание резидентуре в Вашингтоне выяснить, где находится Хемингуэй и каковы были «его политические настроения и его последние выступления в печати».

Отдельно подчеркивалось, что агенты, которым поручат эту работу, не должны понять, что разведка заинтересована именно в Хемингуэе. Для этого предлагалось сообщить им, что от них требуется выяснить «настроения и занимаемые позиции» сразу нескольких «прогрессивных и либеральных писателей США»: помимо Арго еще и Говарда Фаста, Эрскина Колдуэлла, Джона Стейнбека и других.

1 октября 1950 г. глава вашингтонской резидентуры сообщил в Центр, что Арго живет в Калифорнии, и недавно была опубликована его новая книга. «Говорят, что он якобы поддерживает троцкистов и в своих статьях и брошюрах допускал нападки на Советский Союз», – сообщали советские агенты.

Закончились ли на этом отношения Хемингуэя с советской разведкой, неизвестно. Записи Васильева ответа на этот вопрос не дают, так как дальше начала 1950-х он в своей архивной работе не продвинулся. Так что, тайн в судьбе классика американской художественной литературы еще предостаточно.

Подготовил Олег Лобанов,
по материалам Gzt.ru, «Сегодня», ForUm, Радио «Свобода»

Поделиться.

Комментарии закрыты