Хосеп Гвардиола: «Лучшая оборона – это атака»

0

Наставник «Барселоны» признан лучшим тренером мира
Его называли легендой «Барселоны», еще когда Хосеп выступал за нее в качестве игрока. Сейчас же Гвардиола приносит победы клубу на тренерском мостике.

«Мальчик из Санпедора»

Хосеп Гвардиола, или просто Пеп, как называют его в футбольном мире, родился 18 января 1971 в испанском городе Санпедор в день, когда католический мир отмечает восхождение на престол первого Папы, Святого Петра. В Каталонии его называют Сан Пере, и он является покровителем Санпедора, но имя Пере получил младший брат Гвардиолы. Что до Хосепа, то все дружно пророчили ему славу футболиста, еще когда он был совсем ребенком. Родители отдали его в детскую команду «Гимнастик» из Манресы. Там он был замечен, и однажды из столицы Каталонии посмотреть на многообещающего подростка прибыл Ориоль Торт, знаменитый клубный селекционер и детский тренер. Гвардиола произвел впечатление и вскоре был приглашен для просмотра в «Барселону».

Но первые свои попытки попасть в команду Хосеп провалил. И лишь огромное доверие, что испытывал к парню Ориоль Торт, дало ему возможность поучаствовать в третьем матче. На нем присутствовали едва ли не все первые лица футбольной академии «Барселоны», и Хосеп сумел убедить их в собственной перспективности. Так что 28 июня 1984 года, в 13-летнем возрасте, Гвардиола начал свой футбольный путь в «Барселоне» с категории «инфантиль».

Перейдя из детской категории в юношескую, Гвардиола выглядел на фоне сверстников ребенком. Клубный врач Бестит, обследовав Хосепа, успокоил скептиков, заявив, что тот вполне сможет вымахать до метра восьмидесяти. Не обошлось без специальных диет, но время показало, что Бестит был прав. Только вот за Пепом так навсегда и закрепилось прозвище Noi de Santpedor, то есть «мальчик из Санпедора». Впрочем, не габариты, не техника, не красивые голы были с детства главным отличием Хосепа. Ориоль Торт вспоминал, что в отличие от других детей, которые естественно стремились выделиться, финтить и тянуть одеяло на себя, этот парень легко расставался с мячом, часто в одно касание. Уже тогда проявлялись в нем и лидерские качества.

Впервые стадион «Камп Ноу» увидел Хосепа на газоне вечером 16 апреля 1986 года. Полуфинал Кубка Чемпионов против «Гётеборга» завершился серией пенальти и точным ударом с точки испанца Виктора Муньоса. Гвардиола выскочил на поле, чтобы повиснуть на шее у героя. Делать это, конечно, было запрещено, но в тот миг вряд ли кому-то было дело до запретов.

А 16 декабря 1990 года Хосеп Гвардиола дебютировал в первом составе. Это был домашний матч против «Кадиса», Пеп волновался, получил от арбитра предупреждение, а мог и второе, если бы Хосе Мари Бакеро вовремя его не осадил. Именно Бакеро вместе с Андони Субисарретой стали в итоге для молодого футболиста опорой и помогли вписаться в команду. Кроме того, в Гвардиолу верил тренер, знаменитый Йохан Кройфф. Он видел талант, однако после первого матча Пепа выразил недовольство игрой полузащитника и в воспитательных целях отправил его обратно во вторую команду с наказом в следующем же матче забить гол. В итоге соперник был разгромлен 4-0, а Хосеп забил невероятный мяч едва ли не с центра поля. В следующий раз после той игры Гвардиола вернется в команду филиала «Барселоны» уже только в качестве наставника.

«Итальянское правосудие не может взглянуть мне в глаза»

Весной 1996-го Кройфф, рассорившись с руководством «Барселоны», был отправлен в отставку. Возглавивший команду Бобби Робсон доверял капитанскую повязку не Гвардиоле, а более опытному румыну Гиче Попеску. Кроме того, изменилась и схема, по которой играла команда. Теперь Попеску вместе с Гвардиолой составляли тандем опорных полузащитников, и хотя Пеп старался играть как раньше, а «Барселона» показывала чудеса результативности и заработала Кубок Кубков, после того сезона Гвардиола был близок к уходу из команды. Ему поступило очень хорошее предложение от итальянской «Пармы», но Пеп остался в «Барселоне». Главной причиной этого стало приглашение на тренерский мостик каталонцев Луи ван Гааля.

Тем не менее, интерес со стороны итальянцев с предложением значительно большей заработной платы показал необходимость улучшения условий контракта Пепа в испанском клубе. Руководство не собиралось идти на подобный шаг, и лишь под давлением болельщиков в июле 1997-го контракт Гвардиолы был продлен до лета 2001 года с увеличением зарплаты. Ситуацию усугубила травма Хосепа, полученная в 1997 году в матче против «Сконто» в Риге. В середине сезона Пеп вернулся, чтобы провести всего шесть матчей, но в январе получил рецидив. Попытки восстановительного лечения во Франции не дали результата и в начале июня в Барселоне ему была сделана операция.

Хосеп вернулся на поле спустя полгода, в декабре 1998-го. В то время, пока Гвардиола находился вне игры, со стороны руководства команды предпринимались попытки повлиять на образ футболиста в глазах общественности. В прессу просачивались факты из личной жизни, в вину Гвардиоле ставилось участие в восстановительный период в демонстрации одежды каталонского модельера Тони Миро. А за публичное чтение поэм каталонского поэта Мигеля Марти его обвиняли в поддержке баскских сепаратистов.

Когда контракт с «Барселоной» стал приближаться к концу, Гвардиола захотел уехать за границу. Ему хотелось попробовать себя в «Ювентусе», где когда-то играл кумир его детства Мишель Платини. В тот момент интерес был взаимным, и Пепу оставалось дождаться предложения «Старой Сеньоры». К сожалению для него, клуб покинул Карло Анчеллотти, а в планы нового тренера «Ювентуса» Марчелло Липпи каталонец не входил. Хосеп ждал до того момента, когда последовало предложение скромной итальянской «Брешии». Несмотря на то, что уровень этой команды был несоизмерим с тем, к которому Пеп привык в Барселоне, выступления там подарили ему дружбу с Роберто Баджо. В последствие Гвардиола даже называл итальянца лучшим футболистом, с которым ему приходилось играть.

21 ноября 2001 года грянул гром: допинг-тест, взятый у Хосепа после матча с «Пьяченцей», дал положительный результат на наличие в крови нандролона. Футболист получил четыре месяца дисквалификации и семь месяцев тюрьмы, которых к счастью удалось избежать. Столь суровое наказание объяснялось допинговым скандалом, разразившимся в Италии вокруг велоспорта, и футболисты тоже вполне подходили для показательных мер. Кроме Гвардиолы на допинге в то время попались Фернанду Коуту, Эдгар Давидс, Яап Стам. Разница была только в том, что эти известные личности отбыли сроки дисквалификации и забыли. Пеп же был не из таких, его не смущала необходимость долгих судебных разбирательств. «Итальянское правосудие не может взглянуть мне в глаза», – говорил Гвардиола. Вместе со своим адвокатом он пытался доказать, что происхождение нандролона в организме естественное и в конце концов это ему удалось. Лишь осенью 2007-го апелляционный суд Брешии снял с Гвардиолы все обвинения.

В 2003-м году в «Барселоне» проходили выборы президента. С учетом ситуации в клубе, не без скандала потерявшем в последние годы многих ведущих игроков и находящемся в финансовой яме, лето обещало быть жарким. Пеп принял предложение войти в штаб кандидата Льюиса Бассата с перспективой в случае победы стать спортивным директором команды. В последствие многие обвиняли Гвардиолу в поражении Бассата, поскольку с его стороны не было сделано громких заявлений, наподобие обещания из лагеря противников купить Дэвида Бекхэма. Как бы то ни было, Бассат проиграл выборы, и Гвардиола решил продолжить карьеру игрока.

Он принял предложение отправиться в благодатный катарский край. Помимо хорошего заработка этот вариант давал возможность познакомиться с новой страной. После двух сезонов в Катаре Сесар Луис Менотти рекомендовал Гвардиолу руководству «Ривер Плейта», но этому шагу воспротивился тренер самой команды. В конце 2005-го, когда Гвардиола играл в гольф на Майорке и, казалось, его путь как футболиста уже завершен, неожиданно последовало предложение Хуана Мануэля Лильо, тренировавшего мексиканский «Дорадос». Лильо и Гвардиола были друзьями и объединяли их схожие взгляды на футбол. Была даже информация, что в случае победы Бассата в 2003-м именно Лильо должен был стать главным тренером «Барселоны». В итоге Хосеп отыграл в Мексике половину сезона, естественно, в ноябре 2006 года объявил о завершении карьеры игрока.((«У Пепа до сих пор душа ребенка»

В футбольном мире у Хосепа было много кумиров, но и сам он пользовался популярностью у знаменитых футболистов и тренеров. Одним из таких поклонников был легендарный нападающий «Реала» Хорхе Вальдано. Газета El Pais выпустила книгу аргентинца под названием «Лидерство», где, в частности, есть интервью с Хосепом Гвардиолой. Заканчивается оно следующим образом:
Вальдано: «Слушай, Пеп, кем ты будешь, когда закончишь играть?»
Гвардиола: «Не знаю, надеюсь, что тренером».
Вальдано: «Ты уже тренер».

Книга вышла в 1999-м году. В самом деле, многие из тех, кто знал Пепа-футболиста, говорят, что переход на тренерскую работу не мог для него быть долгим и болезненным, поскольку Гвардиола всегда проявлял качества, необходимые тренеру – понимание игры, заинтересованность во всем, что связано с футболом, ну и лидерские качества, разумеется. Сам Хосеп считал, что недостаток тренерского опыта он мог возместить большим энтузиазмом.
Уже с июля 2006-го, окончив в Мадриде тренерские курсы, Гвардиола получил лицензию. Спустя время он был представлен в качестве тренера второй команды «Барселоны», которую вскоре вывел из глубокого кризиса, а 17 июня 2008 года Гвардиола занял пост главного тренера основной команды. «Я считаю, что нам предстоит много работать, я уверен в трудолюбии моих ребят, в их таланте и уверен, что мне дадут команду, на которую грех будет жаловаться, – сказал тогда Хосеп. – Мне бы не хотелось обещать вам трофеи, это бы было самой большой ошибкой. Но у меня есть предчувствие, что люди будут нами гордиться. Команда будет уважать мою философию, и мое понимание футбола, и мой вызов состоит в том, чтобы мои идеи доходили до игроков».
В 2009 году под руководством Гвардиолы «Барселона» выиграла все турниры, в которых участвовала. «Это человек, который всегда уверен в том, что он делает, – говорит о Хосепе Гильермо Амор, его бывший партнер по команде. – Он противостоит всем вызовам судьбы своим характером, и он готов ко всему».

Писатель и кинематографист Давид Труэба – один из близких друзей Гвардиолы. «Пеп родом из очень смиренной семьи, но они прекрасные родители, очень честные, – говорит Труэба, – ничто не оказало на него большего влияния, нежели его семья». Давид смеется, когда вспоминает, как Гвардиола праздновал гол Иньесты в полуфинале Лиги Чемпионов, который принес «Барселоне» путевку в финал. «В течение пятнадцати секунд, он забылся, неистово кричал и радовался, пока внезапно не понял где он и не поправил галстук: стоп, я же тренер! У Пепа до сих пор душа ребенка, который играет в футбол в своем поселке».

Об известной любви Гвардиолы к книгам, музыке и кино ходят легенды, а телепередача Crackovia на каталонском ТВ сделала на эту тему не один комедийный сюжет. Вкус к стильной одежде Хосепу привила его жена Кристина Серра, семье которой принадлежит известный бутик. Кристина разделяет пристрастия Гвардиолы к путешествиям, фотографии, чтению. Манель Эстиарте, испанский ватерполист и большой друг Гвардиолы, дал определение Серра: «Она – та женщина, которая воплощает в себе различные таланты: способная, современная, владеет многими языками».

Сам Гвардиола для всех – умный, одержимый футболом и настойчивый человек. Эти определения ему дали в его окружении. Кажется, что на тренерской скамье этот человек просчитывает все возможные ходы. «Он анализирует наши матчи, говорит нам, где мы должны вступать и где играть, – рассказывают футболисты «Барселоны». – Для каждого из нас футбол, который он предлагает, – настоящая роскошь».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам Real-madrid.ru, Maxi «В ритме сарданы» – «БарсаМания»

Поделиться.

Комментарии закрыты