Колин Ферт: «Жена — мой первый советник»

0

«Не знаю, чем я так привлекаю женщин, но, определенно, не наружностью», – говорит Колин. И в этом нет кокетства. Вот и друзья актера утверждают, что под маской ловеласа скрывается последний романтик.

«Прирожденный поэт»

Колин Ферт родился 10 сентября 1960 года в английском городке Грэйшотте. Он всегда много читал и любит историю — предмет, который его отец преподавал в Кэмбридже. Сам Ферт не принадлежит к череде британских актеров — скороспелых выпускников университетов. И это удивляет больше, чем его сожаления об отсутствии учебного опыта. «Я и правда не знаю, как это получилось, – говорит Колин. – Я еще в школе был каким-то несобранным».

Ферт устроился отвечать на телефонные звонки в Национальном молодежном театре. У Колина не было друзей, и он развлекался чтением Кафки, «готовил чай» в гардеробе Национального театра, проходил собеседование по поводу обучения в Драматическом центре и получил место. Кристофер Феттс, который преподавал Ферту, говорил, что «и мальчиком, и молодым человеком Колин проявлял чрезвычайные умственные способности. Очень редко выпадает случай учить театрального актера, который прирожденный поэт. А Колин именно таков».

В Драматическом центре Ферт дебютировал на сцене в «Другой стране» Джулиана Митчелла, сменив Руперта Эверетта в роли Гая Беннетта. Тогда же познакомился с системой Станиславского, суть которой определяет в таких словах: «Будить собственных демонов, чтобы показать эмоции персонажа как свои». Колин стал убежденным сторонником такого подхода. Когда играл в каком-то фильме ветерана Фолклендской войны, ему, как он говорит, даже снились кошмарные сны о той войне – сны его героя.

В 1984 году Колин впервые появился на экране – в киноверсии «Другой страны». Тогда же снялся в телевизионном фильме «Дама с камелиями» с участием Греты Скакки и Бена Кингсли. С тех пор он постоянно востребован как актер. Диапазон его ролей впечатляет: от фанатичного болельщика в «Футбольной лихорадке» или уставшего от жизни римского солдата в «Последнем легионе» до невозмутимого Вермеера в «Девушке с жемчужной сережкой», где Колин демонстрирует, насколько жестоким может быть художник. Редкие актеры могут передать английскую сдержанность так, как Ферт. Он способен разбивать сердца взглядом, как делает это в «Реальной любви», но в то же время он — хороший комический артист и единственный, кто сохранил привлекательность в «Случайном муже». Он принимал участие в двух самых успешных британских фильмах — «Английский пациент» и «Влюбленный Шекспир».

«Я не мрачный, высокомерный аристократ»

Первой женой Колина стала американская актриса Мег Тилли, с которой он жил в Канаде в трех часах езды от Ванкувера. «Это была глушь. Настоящая глубинка, – говорит Ферт. – Это вам не поездка на базу отдыха в Уимблдон. Просто центр неизвестности». Переезд был решением Тилли. «Она нашла жилье. В то время у меня был порыв пожить отшельником, но не до такой степени. Это было слишком дикое место, – вспоминает Колин. – К северу от нашего дома до самого Полярного круга были только леса и медведи гризли, это меня угнетало. Даже нельзя было просто выйти на прогулку. Гулять нужно было по особой инструкции, взяв с собой сигнальную ракету, карту, одеяло и колокольчик, потому что уже через 20 минут вы начинали ходить кругами и терялись в лесу».

С Тилли Ферт расстался, когда она отказалась ехать с ним в Англию на съемки ленты «Гордость и предубеждение». Правда, когда Колина только позвали в экранизацию романа Джейн Остин, актер поначалу отказался от роли. «Это слишком женская книга», – говорил Ферт. Но сам признается: «Я не имел ни малейшего понятия, кем был мой персонаж, мистер Дарси. Я вообще не читал Джейн Остин, потому что мы ее изучали в школе. И уж, конечно, никогда не брал ее книги в библиотеке или магазине. У меня было предубеждение против ее романов, я даже не понимал, что Дарси был такой знаменитой фигурой в литературе. Но когда бы и где бы я ни упоминал сценарий, все говорили мне, как они любят эту книгу, как сильно с самой школы они влюблены в Дарси». Ферт, кроме того, совершенно не хотел участвовать в костюмной драме. Но сценарий Эндрю Дэвиса покорил его современностью взгляда.

Едва появившись на площадке, Колин тут же закрутил роман со своей партнершей Дженнифер Эль. Однако их любовные отношения закончились вместе со съемками. Ферт даже признается, что роман только мешал работе: «Я осознал, что, когда ты увлечен актрисой, вместе с которой снимаешься в любовной истории, это очень трудно. Реальные отношения и чувства совсем не те, что у героев. Она не такая. И ты рассказываешь не свою собственную историю. Значит, нужно оставлять свое за пределами работы и представлять перед камерой другие отношения других людей». Зато картина «Гордость и предубеждение» стала звездным часом Колина. Именно после роли мистера Дарси актера назвали британским секс-символом и идеальным мужчиной.

В сцене, где персонаж Ферта ныряет в пруд, сценарист хотел видеть его абсолютно обнаженным. Однако тут на сцену выступила корпорация Би-Би-Си, стремящаяся сохранить своему каналу репутацию семейного, и предложила, чтобы Дарси нырял в нижней одежде. К сожалению, в эпоху регентства мужчины не носили нижнего белья, так что дизайнерам пришлось «сочинить» панталоны до колен в надежде подделать стиль. Колин неожиданно почувствовал себя в новом одеянии абсолютно дискомфортно. Мало того, новое белье выглядело смешно. Настолько, что решено было падать в воду в обычной верхней одежде! Сцена была снята в большом водном резервуаре. В первом же дубле Колин ударился носом о металлический борт. В настоящую воду ему прыгать не разрешили из опасения инфекций, так что в конце концов в сцене под водой снялся дублер.

Колин всегда говорил, что совсем не похож на своего героя, джентльмена эпохи регентства. «Это другой человек, с которым я имею очень мало общего. Он – как некий дух, который я породил, который бродит независимо от меня. Но я почувствовал, что полностью утерял свою личность после съемок. Это было так странно, что мистер Дарси так сильно привлекает внимание женщин. Но я ведь не он, вокруг меня женщины не кружились. Если люди ожидают увидеть во мне мрачного, высокомерного аристократа, они будут разочарованы».

«Мне нравится быть отцом, и я не против стать им снова»

В 1995 году в жизни актера произошла судьбоносная встреча. На съемках фильма «Ностромо» в Колумбии он познакомился с ассистентом продюсера Ливией Джуджоли. Эффектная, острая на язык итальянка пришлась Ферту по душе. Впрочем, о любви с первого взгляда речь не шла, ведь Колин в нее не верил. Только потом пришел черед нежным чувствам. Друзья актера не верили своим глазам: Колин ухаживал на удивление старомодно, но от того особенно мило. «Чтобы получить право встречаться с Ливией, – рассказывает актер, — я должен был испросить разрешения у ее отца. До тех пор ни разу не встречал женщину, которая до двадцати шести лет жила бы с родителями. В Италии, как правило, семьи большие и очень дружные. Этим нельзя не восхищаться!»

Лишь спустя два года после знакомства Колин попросил руки Ливии (разумеется, сначала у ее отца). В июне 1997 года в Тоскане состоялась шумная итальянская свадьба, гуляли несколько дней. Сегодня семейство Фертов, а у супругов двое сыновей — Лука и Маттео, живет то в пригороде Лондона, то в окрестностях Милана.

У них бывает множество гостей, но самый желанный – Уилл, сын Колина от Мег Тилли. «Стыдно признаться, но когда-то я думал, что не хочу иметь детей. Боялся потерять свободу, – признается Ферт. — Когда Уилл появился на свет, я был молод и эгоистичен. Теперь мне нравится быть отцом, и я не против стать им снова».

С романтическими похождениями отныне покончено: семья для Колина стоит на первом месте. А все свободное от съемок и домашних дел время актер посвящает общественной деятельности. Он борется за права политических беженцев, предостерегает от опасностей и бед, которые несет глобальная индустриализация. Ферт успевает заниматься продвижением идеи справедливой торговли для производителей стран Третьего мира. Вначале, включившись в работу ОКСФАМ в 2003 году, он опасался, что станет просто символической знаменитостью. Но сейчас он занимается практической работой. «Я ездил в Эфиопию, чтобы посмотреть на все своими глазами. Знаете, мы все участвуем в этой эксплуатации каждый раз, когда покупаем что-то, произведенное за гроши человеком, у которого нет ни прав, ни свободы слова. Эфиопия красива, а ее люди горделивы, но они нищие. Я считал, что меня очень проняло, но на самом деле стало еще хуже, когда я вернулся домой и увидел, как мы пьем наши капуччино, не думая об их реальной цене. Фермер не знает, сколько мы платим за кофе. Он получает настолько мало, что думает, что для нас он почти бесплатен. Мое участие началось как символическое, но вскоре стало личным».

Ливия во всем его поддерживает. «Жена — мой первый советник, — говорит Колин. – Она самая разумная женщина на планете и очень уверенный в себе человек, а вот мне этого часто не хватает. Но вместе мы можем решить даже самые сложные задачи!»

«Работа над ролью изменила мою собственную речь»

Ферту прочили «Оскар» еще в прошлом году — за картину «Одинокий мужчина». Но не получилось. «В том фильме я выступаю в необычном для себя образе – колледжского профессора, – рассказывает Колин. – Он гей и переживает смерть своего партнера. Любовь она всегда любовь. Единственная разница в том, что мой партнер был мужчиной. Но наш режиссер Форд очень мягко подошел к этой теме. Несмотря на то, что тема секса проходит красной линией по фильму, самого акта зрители не видели, что еще больше усиливает сексуальную линию в кино. Ведь чтобы понять всю интимность момента, совсем не обязательно показывать голые тела, намеки и предчувствия гораздо важнее».

Награду Киноакадемии Колин все же получил за фильм «Король говорит», рассказывающей о короле Великобритании Георге VI, который всю жизнь боролся с дефектом речи. Эту картину Ферт считает подарком судьбы: «Я вытянул счастливый билет, мне повезло: я долго ждал столь интересной и неординарной роли». И еще весьма сложной – сцены мучительного заикания дались нелегко. «Это очень изматывало меня. Если у человека тяжелая форма заикания, любой разговор для него – серьезная работа. Как рассказывали современники короля, он на публике часто вообще не разговаривал, только пожимал руки присутствующим и не открывал рта. Я смотрел документальные кадры и пытался представить себе тот конфликт, который раздирал этого человека. В итоге работа над ролью изменила мою собственную речь, она еще месяц после съемок не могла прийти в норму».

Фильм понравился дочери Георга VI, королеве Елизавете II, и это для Ферта очень важно: «Когда ты играешь персонажа, у которого живы родственники, постоянно задумываешься о том, как они отреагируют. Из-за того, что подробности жизни монархов скрыты от публики, нам пришлось полагаться на вторичные источники информации, и мы старались очень аккуратно использовать эти материалы. Весь актерский ансамбль искренне сопереживал своим героям, думал о реакции королевской семьи. Но еще важнее для нас было, как на фильм отзовутся люди с заиканием. Показывая эту проблему на экране, мне хотелось быть максимально достоверным и при этом не выглядеть слишком комично, чтобы не обидеть больных людей».

Зато играя сцены трогательно-нежных отношений короля с супругой, Ферт мог полностью положиться на собственный жизненный опыт: «Я допускаю, что на свете есть девушки, способные ошеломить лишь одним взмахом ресниц, но они совершенно не дотягивают до моей жены Ливии. То, что у меня такая красивая жена, делает жизнь намного проще. Для меня она – самая красивая женщина на свете».

После роли в картине «Король говорит» Ферт попал в список британцев, претендующих на получение рыцарского титула. Станет ли Колин еще и рыцарем Британской империи, узнаем в начале лета.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Colin-firth.ru, Netherfield.ru, «Звездный стиль», Kino-teatr.ru, Metro, «ТелеШоу»

Поделиться.

Комментарии закрыты