Константин Бронзит: «Мультипликация требует жертв»

0

В декабре в прокат сперва вышли «Смешарики. Начало», а потом — «Иван Царевич и Серый Волк». И дело даже не в том, хороши они или плохи сами по себе, а в их симптоматичности. Дети вроде бы смотрят и радуются. Взрослые же понимают: мультики стали уже совсем не те. А какие именно — об этом рассказал аниматор Константин Бронзит, автор знаменитых «На краю земли», «Алеши Поповича».

— Константин Эдуардович, начну с простого и провокационного тезиса: мультфильмов сейчас выходит — раз-два и обчелся. А в советское время их было множество. И каких! Почему так получилось?

— Это иллюзия. Мысль о том, что раньше анимации было больше, и она была лучше, — миф. Сегодня в одной России мультипликации выпускается, пожалуй, не меньше, чем тогда — во всем Союзе. Просто мы ее реже видим. Но зато в советские времена полнометражные мультфильмы не показывались в кинотеатрах. А сейчас они выходят на экраны раз в два-три года.

Советская мультипликация далеко не вся была хороша. Процентов двадцать — качественных фильмов. Все остальное — «про пионеров». Или, как говорил мой учитель Саша Татарский, «Ежик пукнул, а зайчик его пожалел». Жестко, но правдиво. Ну правда же, там был сплошной детский лепет, без всяких законов драматургии. Большой объем получался еще и потому, что все советские республики делали анимацию.

«Казахмультфильм», «Узбекмультфильм» — они все вместе создавали ощущение, что мультфильмов снимается много. Насколько я знаю, и сейчас там что-то теплится.

То, что в СССР существовала система стабильного, бесперебойного финансирования, — один из несомненных плюсов. Сам Юрий Борисович Норштейн вспоминает: в те времена аниматоры не заботились о насущном хлебе, а спокойно работали. Сегодня, конечно, нашу работу спокойной не назовешь. Проект, особенно большой, может закрыться в любой момент банально из-за нехватки денег, может затянуться простой на неопределенный срок. Все время сидишь как на иголках. Конечно, власти с перебоями, но финансируют мультипликацию.

— Интересно, могут ли в анимации существовать любители? Вот в игровом кинематографе в последние годы возможности расширились, камеры и спецэффекты стали всем доступны. Появилось много непрофессионалов, снимающих кино на коленке, выкладывающих его потом в Интернет.

— Я вам так скажу — мы все любители. Мы все время что-то хотим снимать, реализуем свои идеи. Но дальше вопрос идет об уровне профессионализма. Уметь-то надо! Знания никто не отменял. То, что выкладывается в Интернет, — это все кухонное кино. Выплескивание чего-то, сделанного тяп-ляп, по-быстрому… Баловство.

— То есть вы не верите в то, что ручной камерой можно снять что-то серьезное?

— Конечно нет. Ну хорошо, у этих людей сегодня есть возможность выкладывать свои работы в Интернет. Но нормальный профессиональный международный фестиваль для них недоступен. Там действует жесткий отсев. Туфту туда не возьмут — у них много своей туфты. Нет, нужен уровень, нужно учиться.

— Не получается ли такого, что анимация вообще становится фестивальным жанром?

— Да она всегда была такой! Это нормально. Особенно когда речь идет о короткометражной анимации. Короткий авторский метр делается именно для фестивалей. Конечно, телевидение покупает и это. Но главная задача автора короткометражек — «засветиться» на какой-то международной арене со своей продукцией. Заявить, что ты творческая единица. А дальше, оставаясь на виду, начинаешь собирать дивиденды в виде призов, или заказов, или приглашений в какие-то проекты.

— Судя по всему, в российской анимации телеканалы не заинтересованы.

— Так и есть. Ведь раньше телевидение тоже было государственным. Оно бесперебойно показывало, не платя за это никаких денег, государственную, то есть союзмультфильмовскую, продукцию. Можно было показывать мультфильм двадцать, тридцать раз. Сегодня сперва надо его купить.

Кроме того, авторская анимация может быть длиной десять минут, десять с половиной. А для телевидения главное — это формат. 6, 13 или 26 минут — такая длина установлена раз и навсегда. Поэтому легче показывать сериалы. Авторскую анимацию для детей не хотят закупать еще по одной причине. По закону детские передачи не могут разбиваться рекламой. А это жутко невыгодно. В крайнем случае их ставят на ночь. Смотришь в программке — мультфильм в 3 часа ночи. Видимо, на каких-то бессонных детей рассчитано.

При любом крупном фестивале существует кинорынок. Вот там и закупают по бросовой цене сериалы 20-летней давности. Это легче и дешевле, чем покупать штучную продукцию. Поэтому на ТВ царит засилье западных сериалов — а своих мы видим мало.

— Вы ко всей западной анимации так скептически относитесь?

— Ну почему! Есть «Южный Парк» — блестящая, злая сатирическая вещь. Но она-то сделана на прекрасном профессиональном уровне. Или «Симпсоны». В Польше интерес к анимации набирает обороты. Во Франции тоже. Там даже есть кинотеатры, где регулярно дают программу из короткометражек. В Англии существует канал Channel Four, который регулярно показывает анимационный артхаус — и у него есть свой круг любителей.

— А сейчас каким фильмом вы заняты?

— Я уже полтора года снимаю это кино. Если в двух словах — это драма о двух космонавтах. Рабочее название — «Мы не можем жить без космоса». Чтобы долго не объяснять — драма эта мне приснилась. Я никогда не верил в россказни, что автору может присниться какой-то сюжет. Пока это не случилось со мной. Мне приснился если и не весь фильм, то эпизод из него. И когда я проснулся — сразу понял, что фильм у меня есть. Увидел его суть, ситуацию. Но дальше все равно следовал сложный процесс подготовительного периода. Полтора года я в одиночку делал раскадровку — «аниматик». До сих пор ищу необходимую графику. Это проблема. Точно знаю, например, что будет не 3D, а классический рисованный мультфильм.

Федор Дубшан,
«Вечерний Петербург»

Поделиться.

Комментарии закрыты