Константин Хабенский: «Я в каком-то смысле белая ворона»

0

У него нет отбоя от предложений продюсеров и режиссеров, его график забит съемками. Но актер находит время и для того, чтобы создавать на базе общеобразовательных школ в разных городах России студии творческого развития детей.

«Мое появление в Голливуде осталось незамеченным»

Хабенский не сразу пришел к этой профессии: окончив 8 классов, поступил в техникум авиационного приборостроения, но после 3 курса забрал документы, осознав, что техническая специальность не для него. Был полотером, дворником, уличным музыкантом, монтировщиком в театре-студии «Суббота». В 1990 году поступил в Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии (ЛГИТМиК), после окончания работал в экспериментальном театре «Перекресток» и одновременно ведущим музыкальных передач на телевидении, позже, переехав в Москву, – в театре «Сатирикон» им. Райкина, в театре им. Ленсовета. Стал сниматься в кино и телесериалах.

Роли в фильмах «Дневной дозор» и «Ночной дозор» открыли ему дорогу в зарубежное кино. Но сам Хабенский смеется: «На самом деле мое появление в Голливуде осталось незамеченным. Это прекрасное приключение. Но нельзя ни говорить, ни думать о том, что я сейчас начну там работать. На языке надо дышать. Я не дышу на английском языке и не всегда понимаю, о чем дышат в кадре мои коллеги. Поэтому к подобным предложениям я отношусь с интересом. Иногда — отказываюсь. Когда предлагают играть тупые, неинтересные, однозначные роли».

Зато в России ему часто предлагают воплотить на экране исторических персонажей. Например, Хабенский сыграл Колчака в «Адмирале» и считает, что с актерской позиции это была для него самая тяжелая работа. «Конечно, я сделал для себя много открытий и с исторической точки зрения. Хотя правды до сих пор ведь никто не знает, – говорит Константин. – Есть только записи и воспоминания современников, которые дают совершенно противоречивые ответы. При этом я прочитал о Колчаке столько, что уверился абсолютно в том, что это был очень цельный человек, с огромным внутренним стержнем. У него был мужской характер, он мог взять на себя ответственность, исполнить долг, он был верен данному слову. Нас не столько интересовал образ исторического персонажа, сколько важен был живой человек.

Приходилось с режиссером Андреем Кравчуком и сценаристами, основываясь на исторических фактах, придумывать образ Колчака. Вот Александр Васильевич управляет людьми, понимает, что потери неминуемы, но он должен принять решение и, в конце концов, заплатить за него своей жизнью. Было интересно поработать с такой историей, я еще не играл подобных ролей. Будь сценарий более банальным, попсовым, наш альянс с Кравчуком и моими партнерами по площадке не состоялся бы».

Недавно Хабенский сыграл Арона Симановича в ленте «Распутин». «Он был личным секретарем Распутина, о его жизни существуют самые разные истории и легенды, но, насколько они соответствуют истине, трудно сказать. Во всяком случае, с подачи Арона на Западе стало многое известно о такой загадочной личности, как Григорий Распутин, – рассказывает актер. – Помимо Жерара Депардье и Фанни Ардан в этом фильме режиссера-француженки Жозе Дайан снималась достаточно сильная команда. Я думаю, что наши общие силы были потрачены не зря».

«Мы хотим занять детей важным интересным делом»

При этом сам Константин никогда не пересматривает фильмы со своим участием. «Если, листая меню телевизора, случайно натыкаюсь на какой-нибудь фильм, в котором снимался, переключаю канал. Зачем пересматривать? В фильмах уже изменить ничего нельзя, это зафиксированная структура, а сам я меняюсь, – говорит Хабенский. – Я хочу хоть на толику что-то изменить в жизни, в сложившемся порядке вещей. Хочу, чтобы наши дети не уезжали из страны, а пригождались здесь, в своей стране. Имели полноценное детство и уверенно входили во взрослую жизнь».

В 2009 году Хабенский учредил благотворительный фонд, цель которого — создание творческих студий в общеобразовательных школах разных городов России. Не в элитных частных школах, не в лицеях и гимназиях, а именно в обычных школах. Предложения на этот счет были разосланы всем губернаторам. В обращении за подписью Хабенского были сформулированы задачи студий, не являющихся сугубо театральными, не готовящими из школьников актеров. Напротив, задача затеянного им эксперимента — не испортить детей актерством, подготовить ребят к выходу во взрослую жизнь людьми свободными, коммуникабельными, имеющими собственное мнение, не стесняющимися своих чувств и эмоций, своего тела. Первыми в России открылись и успешно существуют студии Хабенского в Перми, Екатеринбурге, Казани и его родном Питере.

«Когда-то я сам занимался в такой студии, и у меня остались о ней самые лучшие воспоминания, – рассказывает Константин. – Благодаря этой студии я понял, что не хочу заниматься ничем другим, только театром. Тот маленький театральный опыт, который у меня был, помог мне добраться до профессии. Миша Пореченков занимался в школьном театре, да и вообще очень многие, нет даже смысла перечислять. Вот так за долгими разговорами в маленькой кафешке напротив театра, куда мы заходим после спектакля, подумалось: “А что? Это ведь отличная идея. Мы будем создавать студии, школьные театры и привлекать туда актеров, будем платить им стипендию, а они будут передавать свое мастерство молодым людям”. Мы не ставим задачу подготовить детей к поступлению в театральный вуз, хотя предметы им преподаются серьезные. Задача в том, чтобы оторвать подростков от дворов и улиц, занять важным интересным делом».

Была и еще одна причина, почему появились эти студии. Лет десять назад Константин посетил загородный пансионат для ветеранов сцены, иначе говоря, Дом престарелых для одиноких актеров. Впечатления у него остались чудовищные. Перед ним были кумиры без поклонников, с нищенскими пенсиями, содержащиеся в убогих условиях. «Я имею представление и о европейских, и о американских домах престарелых, – говорит Хабенский. – Комфорт не способен скрасить одиночество, обидное состояние заброшенности. И я понял: надо что-то делать. Я очень хочу, чтобы появилось, воспиталось новое поколение молодых людей, которые будут заботиться о старшем поколении, о нас с вами. Это и есть сверхзадача детских студий развития личности, которые я открываю, обещаю, не на год или два, а которые собираюсь поддерживать постоянно, открывать повсеместно».

«Служкин — герой нашего времени»

За время существования студий в Казани, Перми, Екатеринбурге, Нижнем Новгороде, других городах кто-то из ребят уже проявил себя профессионально в актерстве: двое снялись в фильме «Географ глобус пропил», и оба, пройдя через ад кино и его рай, к внутренней радости Хабенского, заявили, что займутся в жизни другим – не актерским делом. «Умные дети!» – говорит Константин.

Он же в этой картине сыграл главную роль – школьного учителя Служкина. Биолог по образованию, тот устроился в провинциальную школу, чтобы прокормить семью.

Единственной открытой вакансией оказалось место учителя географии, поэтому директор принимает героя со словами «Биология и география — почти одно и то же». Учитель борется со своими слабостями – ленью и тягой к алкоголю, пытается наладить отношения с женой и строптивым классом. Но это кино не о школе, а об испытании любовью, через которое проходят персонажи фильма.

Картина снята по одноименному роману Алексея Иванова. «Это история о человеке, который живет в не очень хорошее, подловатое время: чтобы достичь успеха, надо совершать подлости. Не большие – не людоедство, не злодейство – но, тем не менее, подлости. А человек их совершать не хочет, и вместо подлости совершает свинство. То есть напивается, – говорит автор романа. – Замена подлости свинством – это такая стоическая, активная жизненная позиция. Хотя выглядит она, скажем так, пассивно. Но на самом деле герой активно противостоит мировому злу».

Для актуальности, создатели ленты перенесли сюжет в наши дни. Хотя бы потому, что глаза сегодняшних детей и тех, кто никогда не видел мобильного телефона, отличаются принципиально. «В общем, это не экранизация романа, хотя дух мы старались сохранить, а нечто несколько иное, – заявляет Хабенский. – Да, это мужской роман, как бывает роман женский. Служкин — герой нашего времени, но через него мы ко всему прочему передаем привет, а скорее низкий поклон, главным героям картин “Полеты во сне и наяву”, “Отпуск в сентябре”, “Пацаны”».

«Без допинга не обойтись»

Самым важным в его герое для Константина были поиск, фантазия, попытка сохранения своего мира в противовес всему остальному. «Он живет своей жизнью. Какой — я даже не берусь вам сказать, – говорит Хабенский. – Потому что мы отталкивались от тех слов и того сюжета, которые предлагал нам автор, Алексей Иванов. Есть в этой картине небольшой монолог по поводу святости. Наверное, это важно. Хотя на вопрос о том, что является самым важным — каждый зритель должен будет ответить для себя сам. Я себе на 100 процентов так и не ответил. Мой персонаж, конечно, белая ворона. И он близок мне, наверное, именно этим. Мне не хочется быть сейчас слишком пафосным, но, наверное, я тоже в каком-то смысле белая ворона. Наверное, на этом мы и сошлись».

Есть в картине моменты, которые предложил ввести именно Хабенский. Например, когда снимали сцену первого урока, актер в какой-то момент вдруг сказал режиссеру Велединскому: «А давай я под стол залезу». «И эта сцена многое решила в картине. От нее мы уже дальше отталкивались, – говорит Константин. – Вообще, мой герой — он в каком-то смысле шут, юродивый, но за этой маской скрывается нежная душа».

Недавно фильм Александра Велединского «Географ глобус пропил» стал триумфатором кинофестиваля «Кинотавр». Картина не только была удостоена гран-при фестиваля – отметился и Хабенский, получивший статуэтку за лучшую мужскую роль. Кстати, актер еще не совсем вышел из образа после съемок. Так, всю фестивальную неделю Константин провел в VIP-баре, который покидал лишь под утро, ступая нетвердой походкой и ведомый под руку заботливыми девушками.

Многие зрители, посмотрев эту картину, может, скажут: «Как же, черт подери, Хабенскому настолько классно удается создавать образы пьющих героев?!» «Видимо, потому, что, живя в России, без использования определенного допинга не обойтись, – размышляет Константин. – Благодаря этому допингу мы побеждали в бою, он спасал нашу страну. Видимо, помню об этом. Потому и получается убедительно».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам Metronews.ru, «Новая Сибирь», «Сегодня», «Голос России», «Советская Сибирь»

Поделиться.

Комментарии закрыты