Крис Норман: «Не могу подолгу бездельничать»

0

Один из зачинателей легендарных Smokie Крис Норман свой авторитет в музыкальном мире не потерял до сих пор. Хотя, конечно, позади остались те славные времена, когда Крис пел дуэтом с Сюзи Кватро, записывал альбомы с Дитером Боленом, гонял на «Ягуарах» и «Порше» и, бывало, наутро обнаруживал себя в полицейском участке. Но возвращаться к пройденному он не желает.

— Вы будете приятно удивлены, ваша What can I do у нас до сих пор звучит в каждом ресторане на постсоветском пространстве. С какой песней, кстати, вы сейчас рискнули бы штурмовать музыкальные вершины – хватило бы одного хита?

— Думаю, вряд ли. Даже в далекие семидесятые, когда мы с ребятами из Smokie всерьез заявили о себе, одной популярной песни было недостаточно. Требовалось постоянно придумывать все новые и новые… В конце концов, у нас появилось пять-шесть крепких хитов. И тогда все стало более–менее налаживаться, мы почувствовали себя увереннее. Всего, я считаю, в нашем репертуаре было не больше 15 первоклассных вещей, все остальные – проходные песенки. Разумеется, в наше время на одной растиражированной песне тоже далеко не уедешь, надо постоянно двигаться вперед. И это тяжкий труд, поверьте.

— Давнишний фильм о Smokie заметно добавил группе вистов. Вам не хотелось бы теперь повторить тот опыт: снять кино или поставить мюзикл?

— Если бы кто–то подал хорошую идею, меня бы это заинтересовало. Проблема в том, что среди уймы предложений не так много по–настоящему беспроигрышных. Один мой знакомый предлагал сделать постановку, основанную на песне Living next door to Alice. По–моему, неплохая идея, но пока рано говорить о чем–то конкретном.

— Кстати, это одна из наиболее любимых песен на постсоветском пространстве. Интересно у вас узнать, был ли у Элис прототип или это вымышленный персонаж?

— Сложно сказать, ведь песня написана не мною, а Ники Чином и Майком Чапменом. Забавно, но я никогда специально не спрашивал у них, кто такая Элис. Вы сейчас мне подали хорошую идею, обязательно при случае выясню: кто же она такая? Подозреваю, конечно, что, скорее, она — плод фантазии, нежели настоящая героиня.

— А в ваших собственных композициях присутствуют реальные люди?

— О да, иногда я действительно мог описать ситуацию из своей жизни или рассказать о знакомых людях. Такое случалось нередко.

— Ваши дети тоже пробуют себя в музыке. Вы их не отговариваете?

— Нет–нет, я целиком на их стороне. В детстве и сам был окружен музыкой (родители Нормана были профессиональными танцорами. — Прим. Л. В.). А сейчас в моем доме повсюду можно найти гитары и клавиатуры, барабаны и даже студию звукозаписи. Поэтому неудивительно, что мои дети увлечены музыкой.

Дочь поет, один из сыновей играет на гитаре, другой – на барабане. Они в самом начале пути, но пусть пробуют! Главное, я считаю, чтобы им это нравилось. В свое время мы с товарищами по группе просто горели музыкой. А когда знаешь, чего ты хочешь, видишь цель, надо обязательно к ней стремиться, идти напролом: сочинять песни, записывать их, выступать с живыми концертами. Я с удовольствием помогаю детям: в моей студии мы записали несколько совместных композиций. Вот если у них появятся классные хиты и качественное шоу, кто знает, как далеко они могут пойти.

— Робин Гибб, один из участников Bee Gees, – чуть ли не ваш сосед. Вы ведь с ним оба живете на острове Мэн?

— Да, дом Робина находится примерно в двадцати минутах езды от моего жилища.

— Поддерживаете дружеские отношения?

— Вы знаете, как-то не сложилось. Да и не думаю, что Робин так уж часто наведывается на остров, большую часть времени он точно проводит в Америке. Да и я сам, к сожалению, бываю дома не так часто, как хотелось бы.

— А какой вы в домашних интерьерах?

— Спокойный и умиротворенный. В свободное время люблю почитать или поспать, часто прогуливаюсь на свежем воздухе, иногда делаю пробежки. С возрастом становлюсь сентиментальным — меня может, скажем, до слез растрогать фильм. Достаточно много времени я провожу в одиночестве: не прочь посидеть в своей студии, подбирая песни для пластинки. Сейчас у меня даже не возникает потребности съездить отдохнуть куда–то, потому что не могу подолгу бездельничать. Проще расслабиться и подумать о высоком в домашних стенах.

Любовь Вертинская,
«Советская Белоруссия»

Поделиться.

Комментарии закрыты