Кристиан Диор: король Высокой моды

0

Со дня рождения легендарного кутюрье исполняется 105 лет
Уже несколько десятилетий его имя является синонимом элегантности, безупречного вкуса и роскоши.

«Неудачи не сделали из Диора бедняка, но многому научили»

Кристиан Диор родился 21 января 1905 года в Гранвилле, бывшем рыбацком порту на берегу Ла-Манша. Его отец сделал состояние на торговле химическими удобрениями, а мать превращала деньги в удовольствия. Юный Кристиан, очень чуткий, избегающий любых конфликтов, спокойный и мечтательный, был очень близок к матери и с удовольствием помогал ей во всех ее затеях по украшению жилища и сада. Квартира оформлялась по последней моде – в помпезном стиле «а-ля Людовик XVI». Вслед за матушкой Кристиан изучает основы садоводства, десятки названий диковинных растений, собранных в их зимнем саду. Эту любовь к цветам он сохранит на всю жизнь, позднее воплотив в своих коллекциях образ «женщины-цветка».

В Гранвилле каждую весну проводились большие карнавалы, страстным поклонником которых Кристиан был с раннего детства. Вместе с бабушкой, мадам Мартен — весьма эмансипированной особой, он придумывал к карнавалу оригинальные костюмы для себя, братьев и сестер и даже принимал заказы от посторонних. Но подобные занятия родители считали лишь забавой. Они категорически не одобрили стремления Кристиана поступить в Школу художеств на архитектурное отделение, они прочили сыну карьеру дипломата.

После настоятельных просьб матери Кристиан сдался и поступил в Свободную школу политических наук. Однако на этом его политическая деятельность и закончилась. Вместо занятий по международному праву и географии, будущий кутюрье проводил время в музеях, учился музыкальной композиции и живописи. В 1928 году после долгих уговоров отец Кристиана Морис Диор согласился выделить сыну инвестиционный капитал для открытия художественной галереи вместе с приятелем Жаком Бонжаном. Строгим условием родителей было, чтобы их фамилия не появлялась на вывесках. Помещение под галерею компаньоны арендовали где-то на задворках, однако их заведение скоро приобрело уважение богемной общественности. Благодаря чутью и тонкому вкусу Кристиана Диора галерее удается открывать новые звезды и получать хорошие комиссионные.

Но счастью не суждено было длиться вечно. Вначале умерла мать Диора, а потом в годы экономического кризиса его отец разорился, и предприятие пришлось закрыть. Опустошенный смертью жены и полным финансовым крахом, Морис уехал подальше от Парижа, а Кристиан после годичной поездки в Советскую Россию в составе учебной группы архитекторов вернулся в столицу Франции.

Парижская квартира семьи была арестована за долги, и Диору приходилось ютиться у друзей. Галерея закрыта, а оставшиеся картины продаются с огромным трудом, почти даром. Нередко голодая, Кристиан все же продолжает вести «разбитной» образ жизни. В 1934 году он заболел туберкулезом, и десяток друзей скинулись понемногу, чтобы отправить его лечиться. Вернувшись через год, он принимается лихорадочно искать работу — любую. Анри Соге, композитор и приятель Диора, впоследствии скажет о нем: «Неудачи не сделали из него бедняка, но многому научили». Нужда пробудила в Кристиане стремление творить самому, а не просто аплодировать творениям других.

Вскоре будущий кутюрье знакомится с Робером Пиге, у которого Кристиан год работает модельером. Но упрямая судьба вновь отнимает удачу. Диора призывают в армию. И в третий раз будущий мастер начинает с нуля: снова журналы, снова работа модельером… Только в 42 года Диору удается, наконец, добиться настоящего успеха.

«Я хотел сделать женщин счастливыми»

Первый показ моделей прошел в особнячке на авеню Монтень на открытии дома моды «Диор». Затянутые талии, высоко поднятый пышный бюст, маленькие круглые плечи, юбки до щиколотки либо прямые, либо довольно широкие – вот основные черты его первой коллекции, которая смело рвет с наследием довоенной высокой моды, развивавшейся в сторону упрощенности и функциональности. Казалось, новый силуэт, названный new look, испугает покупателя, привыкшего за годы Второй мировой к коротким юбкам и квадратным пиджакам, но случилось наоборот. Уставшие от ограничений и нищеты парижанки с восторгом приняли коллекцию.

Но первый успех не был окончательной победой. Неожиданным протестом отозвалась пуританская в те времена Америка. «Как он посмел вернуться к роскоши в стране, парализованной забастовками, где правительства сменяются одно за другим, где не хватает буквально всего?» – привыкшие к независимости от Парижа за годы войны, американские кутюрье реагировали резко. Был создан клуб в защиту коротких юбок. Кристиана даже обвиняли в том, что он обезобразил женщин.

В последствие, когда имя Диор стало эталоном элегантности и красоты, мастера все еще продолжали обвинять во всех смертных грехах. Но кутюрье строго придерживался правила: «Лучше пусть тебя склоняют на первой полосе, чем уделяют две строчки похвалы на последней». И этот принцип всегда оказывался верным. Так и в 1947 году газетная шумиха не смогла доказать, что новый силуэт плох, скорее, привлекла внимание к новому слову в мире Высокой моды. «Женщины почувствовали своим верным инстинктом, что я не только хотел их сделать более красивыми, но и более счастливыми», – объяснял позже свой успех Диор. Не удивительно, что в том же 1947 году Диору вручили «Оскара Высокой моды». Этот высокий знак отличия до сих пор присуждается тем, кто внес принципиальные новшества в свою профессию.

«Духи – необходимое дополнение личности женщины»

С 1947 по 1957 годы, придумывая две разные коллекции в год, Дио
р продолжал шокировать публику. Названия линий резали слух: «Венчик», «Циклон», «Вертикаль», «Тюльпан». Это были образы, которых публика ждала и опасалась. Перед каждым показом зрители трепетали. Какие изменения принесут коллекции? Каждое платье имело свое название, сюжет «пьесы» был задан темой коллекции и отражал разнообразие мира, которым так дорожил кутюрье: театр, опера, литература, цветы, музеи, Париж. Иногда темой мог стать его интимный мир: тайны, карты.

Однако желание руководить небольшим Домом моды для элиты противоречило умению Диора вести дела. После недолгих раздумий, уже зарекомендовавший себя кутюрье принимает решение создать отдел мехов и открыть фирму «Духи Диор». «Достаточно открыть флакон, чтобы возникли все мои платья, а каждая женщина, которую я одеваю, оставляла за собой целый шлейф желаний. Духи – необходимое дополнение личности женщины, это завершающий аккорд для платья, это роза, которой Ланкре подписывал свои картины», – объяснял позже свой замысел Диор.

Первым открытием для парижских модниц стал аромат «Мисс Диор», названный в честь сестры модельера. Все сотрудницы и подруги Диора признали аромат ужасающим: он показался им слишком стойким и откровенным. Но Кристиан никого не слушал, настояв, чтобы новыми духами были опрысканы все комнаты Дома моделей. За «Мисс Диор» последовали «Диорама» и «Диориссимо». Но и это не удовлетворило модельера. Вскоре кутюрье становится настоящим промышленником. Его предприятия выпускают галстуки, корсеты, перчатки, сумки, драгоценности. В 1953 году у Диора появился обувщик Роже Вивье, уже известный в США. Обувь, необходимый штрих для завершения силуэта, доводит изысканный облик «Диор» до совершенства. Таким образом, к середине 50-х Диор возглавляет настоящую империю, ставшую признанным лидером в мире роскоши. «Я всегда рассматривал свое ремесло как борьбу против всего, что может быть средним и деморализующим», – признавался в одном из интервью мастер. Наследники кутюрье считают эти слова выражением основной линии поведения Диора.

Одновременно с коммерческим успехом приходит общественное признание. В 1950 году Кристиан был награжден орденом Почетного Легиона. Начинается настоящий парад по королевским домам Европы. Королева Англии приглашает знаменитость представить свою коллекцию в посольстве Франции в Лондоне. Такое же предложение поступает от правителей Греции. Но самым роскошным оказывается показ моделей во Дворце Бленхейм перед аристократическими семействами Великобритании во главе с принцессой Маргарет и ее гостями – герцогом и герцогиней Мальборо.

Талант педагога

Вдохновение Диора распространяется не только на Высокую моду, он активно работал и для кино. Его Дом моделей сделал костюмы для главных героев фильмов «Кровать с колонками» Ролаиа Тюаля, «Любовные письма» Клода Отан-Лара, «Молчание – золото» Рене Клера и многих других. В его платьях играли великие актрисы и друзья: Марлен Дитрих, Ава Гарднер и Оливия де Хевиленд. Однако, как признавался кутюрье в своих мемуарах, работа в мире кинематографа – скорее дань моде, чем страстное желание. По мнению виртуоза исторического костюма, образ на экране недостаточно закончен, структурирован. Несмотря на многочисленные просьбы, Диор зачастую отказывался от сотрудничества с кинокомпаниями под любыми предлогами. Однако работу в фильме Марселя Ашара «Парижский вальс» Кристиан называл удачной. Картина повествует об эпохе Наполеона III, моду которой мастер очень любил.

Еще одна грань личности Кристиана Диора – педагогический талант. Он с первого взгляда мог оценить работу молодого дизайнера и всеми силами привлекал новичков в свой Дом моды. Здесь Пьер Карден кроил женские костюмы своей первой коллекции, учились тайнам профессии Жан Луи Шеррер, Фредерик Касте. Диор не только отыскивал талантов, но и помогал им восходить на Олимп Высокой моды, черта отнюдь не свойственная этому миру. Так, Фредерик Касте благодаря Кристиану уже в 24 года имел собственное ателье. Когда в 1955 году в Дом Диора пришел некий Ив Сен-Лоран, Диор быстро увидел даровитость новичка и вскоре назначил его своим преемником. Уже через год после смерти Кристиана, первая коллекция Сен-Лорана «Трапеция» была принята с триумфом.

Незадолго до смерти, озабоченный будущим Высокой Моды, которая казалась Кристиану в первую очередь лабораторией идей, Диор писал: «Возникновение Высокой Моды можно оправдать двумя причинами. Прежде всего, это – сокровище добросовестных ремесленников. Она опережает свое время, она совершенно новая, именно она будет определять завтра моду Парижа, моду мира. От кутюрье она перейдет в бутики, потом достигнет производителей готовой одежды, а оттуда захватит витрины и улицы. Пресса, радио, кино, телевидение постараются ускорить ее продвижение вперед. Через несколько месяцев великая миграция моды свершится. И тогда каждый в зависимости от своих средств “приспособится” или, если хотите, станет модным».

Пережив два сердечных приступа, Диор отправился в восстановительную поездку на итальянский курорт Монтекатини, где 24 октября 1957 года его и настигает третий, смертельный, удар. Несмотря на свою быстротечную карьеру, он навсегда остался одним из самых успешных дизайнеров всех времён.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам People’s History , «Ароматы и запахи»

Поделиться.

Комментарии закрыты