Лариса Гузеева: "В юности я была дурой"

0

Российская актриса и телеведущая рассказала, как брила голову, почему не пускает мужа на кухню, о дружбе с Цоем и разнице между счастьем и оргазмом.

— Лариса, как думаете, своими успехами на жизненном пути вы обязаны строгому воспитанию или собственному желанию?

— Строгое воспитание? Не сказала бы, что оно было прям уж таким строгим. Мама никогда не брала меня за руку и не спрашивала: "Ты хочешь об этом поговорить?" Тогда же была совершенно другая жизнь. Моя мама, чтобы выжить, работала в две смены. Конечно, соседи на нас с братом "стучали" периодически, иногда нас поругивали.

— Вы стали актрисой, а могли бы найти себя в другой профессии?

— Я могла стать, к примеру, журналисткой, потому что неплохо училась, и по русскому языку и литературе писала хорошо сочинения. А вообще это бессмысленно сейчас рассуждать, что могло бы случиться 40 лет назад. Так остро, как сейчас, я никогда не верила в судьбу. Иногда говорю маме, что если бы сегодня мне представилась возможность повторить тот путь, который я прошла, то никогда бы в жизни я его не осилила. Мне кажется, что это была не я. Как будто меня что-то вело и подталкивало. Клянусь! Ведь я же особо никогда не стучалась в закрытые двери. У меня никогда не было мечты "застрелись, как я бы хотела". Я никогда не влюблялась так, чтобы добиваться какого-то мальчика. В этом смысле я не боец. Даже сейчас я очень боюсь куда-то прийти, где меня не ждут. Думаю: а вдруг пошлют или кому-то не понравлюсь, и скажут, что, мол, глупая и бездарная.

— Но в юности, я читала, вы любили обращать на себя внимание. Чего только стоит ваше решение побрить голову при поступлении в театральный институт. Вы таким образом хотели доказать свою самостоятельность?

— Нет, конечно! Что вы! После этого я брилась еще минимум раз пять! Не помню, какая конкретно именно тогда была причина. В каждом возрасте ведь даешь интервью и комментируешь факты из своей биографии совершенно по-разному. Может, выпила, может, с кем-то поспорила. В юном возрасте вообще особо не думаешь о последствиях. В молодости и не такие лихие поступки люди совершают. Конечно, какая-то актерская природа во мне еще с детства присутствовала. Это был своего рода протест, мол, полюбите меня вот такой черненькой, ведь хорошенькую каждый дурак полюбит. Мне хотелось внимания и любви. Сегодня, анализируя себя того времени, могу сказать: "Да, была дурой!" Умных рядом не было, которые могли бы посоветовать что-то и сказать, что все это примитивно.

— Поговаривали, что вы были в Питере столь видной девушкой, что за вами ухаживал сам Виктор Цой. Это правда?

— Цой — нет, хотя с ним я, естественно, была знакома. Он дружил с моим однокурсником и другом Максимом Пашковым. Максим был из Ленинграда, а мы все — приезжие, лимита. Никто из той компании, где и Боря Гребенщиков был, и многие другие, за мной не ухаживал, тем более, что на тот момент у меня были отношения с Сережей Курехиным. Когда Цой начал греметь по всему Союзу, я уже была большой девочкой и все это уже переросла. Наши пути как-то сами собой разошлись, у меня появились новые интересы.

— Вы снялись в шести десятках фильмов, но не любите говорить о своей первой роли в кино — Ларисы в "Жестоком романсе". Как думаете, почему Эльдар Рязанов выбрал именно вас на роль невинной бесприданницы? Ведь на пробы вы пришли в рваных джинсах и с ярким лаком на ногтях.

— А что, я должна была прийти в длинном платье, с завитыми волосами, со слезами на глазах и с порога запеть: "А напоследок я скажу"? Я была такая, какая я была. И если Рязанов меня утвердил, значит, что-то во мне его зацепило.

— В последнее время вы нечасто снимаетесь в фильмах, но уже шесть лет ведете на «Первом канале» телешоу "Давай поженимся". Часто у вас просят советы на улице?

— Конечно. Но я пытаюсь объяснить людям, что к этой программе я имею косвенное отношение. Я всего лишь ведущая этого проекта! У меня жесточайший контракт на "Давай поженимся" — я не встречаюсь ни с женихами, ни с невестами ни до программы, ни после. Я не отслеживаю, как складываются их судьбы — это задача редакторов. Но когда ко мне подходят в самолетах, например, или еще где-то, и просят помочь, я всегда передаю телефоны нуждающихся редакторам программы. Через наш проект проходит такое огромное количество людей, что, бывает, я и не узнаю их позже в реальной жизни.

— Вы как-то сказали: "Если бы я увидела Брэда Питта, я бы тоже вела себя, как идиотка!" Какими еще актерами вы восторгаетесь?

— Хотите сказать, что Брэд Питт не роскошный? Еще я с ума схожу от Аль Пачино, от Роберта де Ниро. Да много замечательных актеров, но Брэд Питт — красавчик, каких нет больше на земле.

— В программе вы говорили, что "хороших мужиков разбирают еще щенками". Между тем со своим будущим мужем вы дружили более 20 лет и только потом поняли, что влюбились.

— Мы не дружили, но действительно были знакомы такое долгое время. Наверное, это и называется судьбой. Вот сейчас мы с Игорем об этом разговариваем, и я ему говорю: "Сволочь, почему ты тогда на мне не женился?" А он мне отвечает: "Возможно, тогда мы бы не стали вместе жить. Для таких отношений нужно созреть, чтобы действительно ценить и бояться потерять". Мне нужно было прожить всю жизнь, столько намучиться и настрадаться (актриса третий раз замужем. — Авт.), чтобы сегодня это ценить и иметь патологический страх все это потерять.

— Вам принадлежат и слова: "Счастье — состояние длительное. Все остальное — оргазм". Где и когда вы последний раз были счастливы?

— Когда говорят, что счастье — это миг, я всегда повторяю, что миг — это оргазм, а счастье, наоборот, должно быть более длительным, чтобы его успеть осознать. Когда я ощущала последний раз счастье? Да вот буквально вчера. К нам пришел мой сын со своей девушкой, была дочь Оля дома в хорошем настроении, а не в том, котором бывает обычно, была моя мама и, конечно же, муж. Я наготовила вкусной еды, правда, сожгла себе перцем руки и не знаю, куда их сейчас деть, но не в этом дело. Вот в этот вечер я была абсолютно счастлива! Но вообще я считаю, что к своему счастью надо дорасти. Если бы в 25 лет я прочитала какое-то интервью артистки, которая бы рассуждала так о счастье, я бы подумала: "Боже, какая она дура! Как она скучно живет".

— Ваш сын Георгий сейчас чем занимается?

— Он окончил в этом году Высшую школу экономики и работает в рекламе.

— Если он уже познакомил с вами свою девушку, может, и свадьба не за горами?

— Зачем? Кто сейчас в 22 года женится? Только те, кому жить негде, или те, кто хочет переехать в какому-нибудь папику или мамке. Сама я — "не скороспелка" и очень поздно созревающая. У меня быстрая реакция, но я очень трудно принимаю решение.

— Ваш муж — ресторатор (Игорь Бухаров возглавляет Федерацию рестораторов и отельеров России. — Авт.), но и вы сами признавались, что любите проводить время на кухне. Часто спорите, кто будет готовить ужин?

— Да что вы! Он ни разу в жизни не приготовил дома ужин. Я ему могу доверить только лук порезать и то не всегда. Когда я готовлю, у меня на кухне, как в хирургическом кабинете — все чисто, убрано, все тарелки сразу помыты. А он если чистит картошку, то такое ощущение, что к свадьбе готовится. Он разбрасывает, на пол все летит, а меня это ужасно раздражает, поэтому своего мужа на кухню я не пускаю.

— Скажите, а какая ваша главная слабость?

— Наверное, мои дети. На них мне не жалко денег, на них мне не жалко жизни. Я уязвима ими бесконечно. Безусловно, они это знают, поэтому и крутят из меня веревки.

— А девиз у вас есть?

— Пусть все будет так, как есть сегодня, и главное, чтобы не хуже.

Анна Школьная,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты