Лариса Латынина: «Не воспринимаю Россию и Украину как разные страны»

0

Знаменитой гимнастке исполняется 75 лет

За свою спортивную карьеру она завоевала 18 олимпийских медалей – девять золотых, пять серебряных и четыре бронзовые. Но прибавьте сюда ее медали чемпионатов мира, Европы, СССР! Так что когда Латынина начинает подсчитывать все свои спортивные награды, то запутывается где-то между цифрами 140 и 150.

«На соревнованиях никто не заметил моей беременности»

Лариса Латынина родилась 27 декабря 1934 года в Херсоне. Ее отец ушел из семьи, когда девочке было всего одиннадцать месяцев, а мать посвятила себя воспитанию дочери. «Мама работала в свое время поварихой в детском саду, готовила вкуснейшие борщи, – рассказывает Лариса Латинына. – А еще, помню, из своей одежки она мне сшила креп-жоржетовую блузку цвета слоновой кости, для выхода. Я очень гордилась этим нарядом. Воспитывала мама строго. Увлечение спортом поощряла. Работая уборщицей, а по ночам подрабатывая сторожем-истопником, она получала 200 рублей и четверть отдавала на мои занятия танцами (некоторое время я их совмещала с гимнастикой). Зная, что я из малообеспеченной семьи, мой первый тренер Михаил Афанасьевич Сотниченко после занятий в школе приглашал к себе в кабинет. Дочки приносили ему еду, в кастрюльках — первое, второе, и мы вместе трапезничали. На выходные же он всегда давал мне денежку и говорил: “Лариса, купи себе мороженое и сходи в кино”. Добрейший был человек.

Наверное, Господь Бог видел это и позаботился о том, чтобы он прожил 92 года».
Школу Лариса окончила с золотой медалью, выиграв к тому времени чемпионат СССР по гимнастике среди школьников. А потом пришли международные победы. При своих 18 олимпийских медалях самой ценной Латынина считает «золото» чемпионата мира-58.

«Здесь не обойтись без предыстории, – поясняет гимнастка. – К Олимпийским играм-56 в Мельбурне мы готовились под Ташкентом. На территории нашей базы протекала горная река Масу. Вода в ней была ледяная. Ребята, игравшие рядом в футбол или волейбол, не раз упускали мяч и ойкали, что не могут достать. Я им говорила: “Ну что вы за мужчины, боитесь холодной воды”, и… прыгала в воду, доставала им этот мяч.

Обернулось это тем, что я два месяца лежала в Киеве на бульваре Шевченко в клинике у профессора Лурье. У меня было очень сильное воспаление придатков».

Когда спустя два года Лариса пришла к врачу проверить свое состояние, он с радостью сказал спортсменке: «Поздравляю, ты беременна!» Латынина сразу в слезы, говорит, что у нее через два месяца чемпионат мира, на что доктор ответил: «Никаких проблем, могу сделать аборт, и через три дня езжай выступать. Но я думаю, что после воспалительного процесса, который у тебя был, ты вообще никогда не сможешь стать матерью.

Беременность в случае с твоей болезнью — лучшее лечение. И потом, рождение ребенка — не об этом ли мечтает любая женщина?» Он дал спортсменке целый ряд наставлений, как распределять нагрузки, предписал фармакологические средства.

Будучи на пятом месяце беременности, Лариса стала абсолютной чемпионкой мира и еще два «золота» взяла в индивидуальных упражнениях. К сожалению, профессор Лурье так и не узнал, каких успехов в таком состоянии добилась гимнастка. Выиграв, она побежала звонить ему в Киев, но Ларисе сообщили, что незадолго до соревнований Лурье умер.

«Дочка моя Танюшка родилась абсолютно здоровой, – говорит Латынина. – А на соревнованиях никто не заметил моей беременности. Только по окончании чемпионата, когда меня с Борисом Шахлиным пригласили спустить флаг, я была настолько расслаблена, что на животе появилась округлость. Конечно, сразу после турнира я всем все рассказала. С тех пор женскую команду перед каждыми соревнованиями стали водить к гинекологу».

«Знали бы, чего мне тогда стоила улыбка»

Латынина как-то сказала, что радоваться нужно вместе с остальными, плакать — в одиночку. Саму гимнастку больше всего ранили события после Олимпиады в Токио в 1964 году: «На Играх мы победили командой, я завоевала “золото” на вольных, Полина Астахова — на брусьях, но проиграли многоборье чешке Вере Чеславской. Дома из этого сделали катастрофу, обвинили старшего тренера Таисию Демиденко в том, что она почивает на лаврах за спинами таких высоковозрастных гимнасток, как Латынина, Астахова, Манина, и совершенно не занимается подготовкой резерва. На этом первенстве Союза выступала целая группа потрясающих юных гимнасток: Наташа Кучинская, Лариса Петрик, Зинаида Дружинина, Ольга Карасева. И Таисия Антоновна немножко переборщила в своих стараниях. Когда на последнем снаряде, на вольных, я получила оценку 9,5 и становилась чемпионкой СССР, она дала указание собрать бригаду и снизить мне оценку на одну десятую. Так, чтобы я пять сотых проиграла Ларисе Петрик. Таким образом, 15-летняя Лариса стала абсолютной чемпионкой СССР. Мне было очень больно. Два года после этого я играла с Демиденко в молчанку, старалась обходить ее стороной. Она все спрашивала: “Лорочка, что стряслось, Лорочка, ну в чем дело?” Закончив карьеру, я ей все рассказала. Она говорила, что абсолютно не причем, что судьи сами собрались. Но мне не надо было ничего объяснять».

А тогда журналист Станислав Токарев подписал фотографию, на которой Латынина стояла рядом с Петрик на пьедестале, подписал: «Лариса-старшая с улыбкой поздравляет Ларису-младшую». «Знал бы он, чего мне стоила эта улыбка. Когда я пришла домой, мама, прямая украинская женщина, рвала и метала, обзывала их всякими словами, муж возмущался, мол, надо подавать протест, – вспоминает Латынина. – Я их успокаивала тем, что мне на себя нужно жалобу писать: не ошиблась бы на брусьях, победу никто бы не отобрал. Но утром, когда муж ушел на работу, а мама — на рынок, я так рыдала, я так ры-да-ла! Вот тут уж я вылила всю свою боль».

Последний раз Лариса Латынина в форме сборной СССР вышла на помост, когда ей было уже 32 года. После завершения гимнастической карьеры десять лет руководила женской сборной СССР по спортивной гимнастике. «Мне хотелось, чтобы спортивная гимнастика, несмотря на всю ее сложность, оставалась женственной, пластичной, – вспоминает Латынина. – Я много спорила с тренерами, убеждала их: нужна хореография, сухая акробатика снижает зрительский интерес. Бесполезно! Но вот спустя годы смотрю выступления сегодняшних мастеров и вижу, что возвращаются прежняя красота, изящество, гармония гимнастики. Значит, я была права».

Под руководством Латыниной советская команда на протяжении 10 лет выигрывала золотые олимпийские медали в Мехико, Мюнхене и Монреале. Среди учениц Ларисы Семеновны – Людмила Турищева, Наталья Кучинская, Ольга Корбут, Нелли Ким. Но в 1976 году после проигрыша советскими гимнастками абсолютного первенства в Монреале румынской гимнастке Наде Команечи чиновники Госкомспорта «посоветовали» Латыниной уйти, мотивируя тем, что ее тренировочные методы якобы устарели. Оставив пост тренера сборной, Латынина четыре года работала главным специалистом Оргкомитета московской Олимпиады. В конце 80-х оргкомитет расформировали, и Латынина вновь осталась без работы. Когда знаменитая гимнастка решила поработать за рубежом, чтобы хоть как-то поправить свое финансовое положение, в Госкомспорте ей порекомендовали этого не делать.

Латынина – первая советская спортсменка, чье имя внесено в списки «Зала олимпийской славы» в Нью-Йорке. В 1985 году американцы прислали Ларисе приглашение на церемонию ее чествования и билеты в Нью-Йорк и обратно. Но работники Спорткомитета эти билеты даже получать не стали, выдав гимнастке билеты на рейс «Аэрофлота».

На Олимпиаду-92 в Барселоне Лариса Семеновна поехала в составе туристической группы. «Из всех соревнований я получила лишь два билета на женскую гимнастику с местами на самой верхотуре огромного гимнастического зала, откуда помост казался небольшим квадратиком, – рассказывала Латынина. – Я так и не решилась попросить билетеров пропустить меня в партер. Они-то вряд ли знали меня в лицо».

В советское время Латынина часто украшала собой всевозможные заседания и совещания, избиралась депутатом трех созывов Киевского горсовета. Когда ее спрашивают о тех годах, Лариса Семеновна в ответ рассказывает такую историю. Однажды у пожилого человека спросили, как ему жилось при Сталине. Тот ответил: «Замечательно». – «Как? Но ведь Сталин был тираном!» – «Да, – согласился старик. – Но я был молод».

Лариса Семеновна до сих пор не может воспринимать Россию и Украину как разные страны, но почти не ощущает, что Украина считает ее своей спортсменкой. «Хотя и в России меня далеко не всегда считали своей, – признается Латынина. – Когда перед моим 60-летием встал вопрос о правительственной награде, кто-то из спортивных чиновников возразил: “Медали-то она на Украину возила…”»

«Я с радостью живу свой каждый день»

Лариса Латынина трижды выходила замуж. Первый раз ее избранником стал парень, в которого она была влюблена еще в школе. «Пока я была увлечена гимнастикой, брак шел сам по себе, – вспоминает спортсменка. – Так длилось 13 лет. А потом оказалось, что у нас разные взгляды на жизнь, на искусство, на все, и мы расстались. Впрочем, с Иваном Ильичем у меня очень хорошие отношения. Он отец моей дочери, на любые семейные праздники собираемся вместе. Со вторым мужем практически не общаемся. Если случайно встретимся, поздороваемся».

С третьим своим супругом Лариса познакомилась в доме отдыха в Вороново под Москвой: «Мне к тому времени было уже 50, но я снова влюбилась. Главное, Юра – настоящий мужик. В свое время был директором завода “Динамо”, сейчас тоже работает. Но не чурается домашней работы, несмотря на то, что он доктор наук и академик. В свое время он был музыкантом, пел в популярном ансамбле “Искатели”. Помните, была такая песня “А мы ребята 70-й широты”? Это их визитная карточка. Когда же мы впервые встретились, Юра уверял, что даже не знал меня в лицо. Просто приметил: я цокала сапожками на огромных шпильках. Он подошел, спросил, играю ли я в теннис. “К сожалению, нет, но очень хочу научиться”, – сказала я. И мы начали регулярно встречаться на теннисном корте».

Свою дочку Татьяну Лариса очень хотела отдать в балет, но не решилась: «Танюша два месяца посещала секцию художественной гимнастики, потом занималась прыжками в воду, и неплохо, пока не “заработала” воспаление среднего уха. В конце концов, я отдала ее в моисеевскую школу танцев. Окончив ее, Таня 15 лет танцевала в ансамбле “Березка”. Объездила весь мир, и вот на гастролях в Венесуэле познакомилась с будущим мужем – Ростиславом Ордовским-Танаевским Бланко.

Поначалу я была категорически против. Муж – иностранец! Но разве они спрашивали меня. Успокаивало одно, что у Ростислава есть русские корни. Его прадед был губернатором Тобольска. В 1918 году он вместе с семьей уехал в Югославию. Там родился отец Ростислава, который, несмотря на то, что жил вдали от Родины, прекрасно владел русским языком, знал нашу историю, литературу. Он и сына научил родному языку, хотя Ростислав наполовину испанец и родился в Венесуэле».

Татьяна с мужем уже давно перебрались в Россию, они часто навещают Латынину в ее доме под Москвой, где у Ларисы Семеновны целое хозяйство – коровы, индюки, куры. Говорят, что Латынина готовит чудесный козий сыр. «Во всяком случае, друзья, которых я угощаю, от него в восторге, – смеется Лариса. – Из козьего молока делаю творог, добавляю туда специи, чеснок, орехи, каждый раз по-другому. Однажды я попробовала грузинское творожное блюдо пахтон, и мне безумно понравилось. Но в пахтоне много масла, а я его избегаю».

Латыниной нравится жизнь в собственном доме, городская суета ее утомляет, а здесь она чувствует себя по-настоящему счастливым человеком: «Всю жизнь, пока я выступала, тренировала, моталась по городам и весям, своим домом, квартирой заниматься было некогда. Теперь все по-иному, и я с радостью живу свой каждый день. Важно, когда рядом есть семья, дорогие тебе люди, близкие. У меня все это есть. И для меня это самое главное».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам «Сегодня» , «Первое сентября» , «Международный объединенный биографический центр»

Поделиться.

Комментарии закрыты