Лариса Малеванная: «Всегда ухожу, не оглядываясь»

0

Её не встретишь на тусовках, не увидишь на телевизионных посиделках – она не любит торговать лицом и тратить время попусту.

– Однажды вы сказали: «Когда артист по тем или иным причинам отказывается сниматься в кино, то о нём забывают и говорят «был», «была». Наверное, и это тоже подвигает вас сниматься не там, где хочется. И всё-таки, как мне кажется, даже в самом плохом сериале многое зависит от актёров: халтурят они или держат планку. Вы так не считаете?

– Да, но важно, чтобы был интересный материал, который ложится на душу. Из пустоты ничего не сделаешь. К примеру, за маленький эпизод старухи с кошками в сериале «Улицы разбитых фонарей» я получила такую массу комплиментов, какую за 30 лет работы в БДТ не получала! Но там было, что сыграть.

– Мне кажется, у вас есть одно неоценимое качество для известной актрисы: вы не боитесь учиться.

– Любой нормальный человек – вечный ученик. И все, с кем мы встречаемся, – наши учителя. Как-то я ехала с дачи, подвозил меня совершенно незнакомый человек, с которым было очень интересно общаться. «Люди много и бестолково болтают, нам не хватает молчания. Тогда, может быть, что-то стоящее и придёт в голову», – сказал он. Суетность опустошает нас, в том числе и болтовня ни о чём, суета в мыслях. Когда эту внутреннюю суету начинаешь исключать из своего сознания, то принимаешь очень верные решения.

Я, например, однажды помолчала, взяла и ушла из БДТ. Все страшно удивлялись: «Почему?» Ведь все стремятся к стабильности, страшно остаться ни с чем. Я ушла из театра мирно, ни с кем не поссорившись, потому что мой путь в этом театре был исчерпан, мне уже давно надо было уйти и пробовать себя на другой стезе. Вначале хотелось долго валяться на диване и ничего не делать. Не вышло. Река жизни мудра. Мы часто боремся с её течением там, где нужно просто вписаться в поворот. Я вписалась. Прошло пять лет. За это время я написала два киносценария, «Василий и Норочка» и «Мышка», изданы три моих книжки. Сыграла интересную роль в фильме «Дом» у очень талантливого режиссёра Олега Погодина, а также «Странную миссис Сэвидж» в Красноярске и поставила три спектакля в замечательном Краснодарском молодёжном театре. Причём ничего не пробивала, никуда не ломилась! Всё это мне предлагали. Видимо, так высшие силы одобряли мой верный поступок и помогали на новом витке.

– Вы сейчас затронули очень сложный вопрос, касающийся исчерпанности отношений. Родной коллектив, те режиссёры, с которыми вы работали: Игорь Владимиров, Георгий Товстоногов, Геннадий Опорков, бывший вашим мужем. Вы с болью расставались с ними, корили себя за что-то?

– Мудрые люди говорят: никогда не надо жалеть о том, что было, надо поблагодарить тех людей, которые были с тобой вместе, простить им все обиды, попросить прощения у них и идти дальше. Я так и делаю. Ухожу, не оглядываясь. Но стараюсь не обижать людей, потому что проверено: зло, совершённое тобой по отношению к другим, бумерангом вернётся к тебе.

– То, что вы стремитесь к душевному покою, по-человечески понятно, но ведь ваша профессия публичная, вы постоянно на людях. Как вам удаётся сохранить свой внутренний мир, притом, что вас постоянно дёргают?

– Я сопротивляюсь, как могу. Но, к сожалению, частенько мы себя обманываем и оберегаем от посягательства не внутренний мир, а свою лень-матушку. Так бывает и у меня. Правда, я не скучаю без работы в одиночестве, ведь одиночество одиночеству рознь, мне редко бывает скучно с собой. И потом жизнь постоянно посылает интересные встречи, к тому же у меня трое внуков, правнучка, сын. Александр по профессии инженер-программист. Наши отношения не назовёшь идиллическими, но в них есть главное: любовь и забота друг о друге, есть взаимопонимание.

– Ваш сын много унаследовал от своего талантливого отца Геннадия Опоркова?

– Ну, во-первых, он очень похож на него внешне. Но в характере Саши я много узнаю своих черт. И тех, которыми совсем не горжусь: упрямство и чрезмерная тяга к независимости, несовместимая с актёрской профессией.

– Как вы относитесь к вечно молодым актрисам, которые благодаря пластическим операциям и в 70 лет не теряют своей привлекательности?

– Я никак не отношусь, только могу сказать, как к этому относится мой сын. Он как-то сказал: «В Москве так много талантливых актрис, и прежде они были такие разные, а теперь я их путаю. После подтяжек все стали на одно лицо. Мама, обещай мне, что ты никогда этого не сделаешь». И я ему обещала. Несколько лет назад мне позвонили с киностудии Довженко и робко спросили, не смогла бы я сыграть бабушку в картине «Городской пейзаж». «А в чём проблема, – поинтересовалась я, – роль-то хорошая?» – «Да, да, но никто из известных актрис не хочет бабушек играть, только молодых». Я сыграла эту бабушку, получила удовольствие от работы с молодым режиссёром Леной Голосий и от знакомства с очень талантливой молодой актрисой Верой Климковецкой.

– Но вообще-то без пластических операций у актрис больше шансов быть востребованными?

– Думаю, да. Недавно я приехала знакомиться с замечательным молодым режиссёром Андреем Прошкиным, получившим «Золотого орла» за фильм «Орда», и его группой. Очень хороший сценарий «Чарли», и для меня интересная роль. Вижу: режиссёр, художник, гримёры приглядываются к моему лицу, к волосам. И как все обрадовались, что лицо не порезано и даже волосы не крашеные!

– Закончились съёмки нового фильма «Оттепель» Валерия Тодоровского, где вы снимались. О чём эта картина?

– О шестидесятых и шестидесятниках. Об обольщениях и разочарованиях, о любви и предательстве, в общем, о жизни во всей её полноте. Трудна жизнь, особенно для честного человека. Но когда мудрому Вольтеру кто-то в разговоре сказал эту избитую фразу, «трудна жизнь», он спросил: «По сравнению с чем?»

Любовь Лебедина
«Литературная газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты