Лариса Удовиченко: «Меня манит простая жизнь»

0

Лариса Удовиченко – сильная, самодостаточная женщина, не зависящая ни от кого. После 20 лет брака ей не составило труда бросить своего благоверного, когда тот промотал все семейное состояние в казино. Лариса одна воспитывает дочь, постоянно снимается в кино и играет в театре.

«До сих пор дразнят Манькой»

Лариса Удовиченко родилась 29 апреля 1955 года в Вене. Ее отец служил военным врачом, мама окончила ЛГИТМиК (Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии), но актрисой не стала из-за полной разъездов профессии супруга. Но она всегда хотела, чтобы Лариса исполнила ее мечту, прививала ей любовь к театру. «Профессия вела меня с детства, – говорит Удовиченко. – В каком-то другом качестве я себя даже не представляла. Уже в пять лет я знала, что стану артисткой. Мы с семьей много кочевали по разным военным базам, где ни клубов не было, ни тем более кинотеатров. Однако чувство, что я жизнь свяжу с кинематографом, жило во мне всегда. У моей старшей сестры Светы над письменным столом висел вырезанный из журнала портрет Алена Делона с синими-синими глазами и в голубой рубашке. Я смотрела на него с восторгом – какой красивый! И мечтала, что когда-нибудь буду сниматься с ним в кино»

В девятом классе Лариса поступила в народную студию киноактера, созданную при Одесской киностудии. Именно здесь ее увидел режиссер Александр Павловский и пригласил в свою короткометражку «Счастливый Кукушкин». «За роль я заработала аж 300 карбованцев, – вспоминает Удовиченко. – Это были огромные деньги, стеснялась брать их в кассе. А потом купила на толкучке высокие модные сапожки, привезенные моряком из-за границы». Через год Удовиченко сыграла в фильме «Юлька». Окончив школу, она поступила во ВГИК на курс к Сергею Герасимову и Тамаре Макаровой.

Настоящую славу Ларисе принесла картина «Место встречи изменить нельзя», где она сыграла роль Маньки-Облигации. Хотя вначале Станислав Говорухин предложил Удовиченко роль милиционера Синичкиной. «Мне эта роль показалась скучной, пресной, – рассказывает актриса. – Говорю: ”Дайте мне Маньку-Облигацию”. Говорухин рассердился: ”Посмотри на себя: ты милая, наивная девушка. Какая из тебя проститутка?” Попробовал других, а тогда шлет телеграмму: ”Утверждена на роль Маньки-Облигации без проб”. До сих пор Манькой дразнят, я не обижаюсь».

«Я по натуре совершенный пессимист»

В фильме «Место встречи изменить нельзя» Ларису «украсили» очень серьезным синяком. Но ей было совсем не страшно в таком виде появляться на экране. «Синяк – это еще полбеды, – рассказывает актриса. – Беда, когда делают возрастной грим. Кожу растягивают, мажут специальным латексом, высушивают феном, и в итоге на лице появляются глубокие морщины. В картине “Тяжелый песок” по роману Анатолия Рыбакова, которую снял Антон Борщевский, действующие лица проживают на экране 40 лет. Если бы я знала, что моя героиня дотянет до 80, то, наверное, не согласилась бы сниматься. Но деваться уже было некуда, и я отдалась в руки гримеров. И хотя использовали максимально щадящие методы, сердце мое обливалось кровью от мысли, как страдает кожа».

В картине также снималась Алика Смехова. Ей также накладывали грим, так что, встретившись с Удовиченко на съемочной площадке, они не узнали друг друга. При этом в жизни актрисы давно дружат. «Тогда на площадке все было так неожиданно, что потом мы здорово посмеялись над этим, – говорит Лариса. – Нам ведь даже не сказали, что, по сюжету, мы будем встречаться на съемочной площадке. И тут заходит Алика, мы смотрим друг на друга и не узнаем! А когда наконец-то присмотрелись, то закричали от ужаса. Алика мне потом шепнула, что никогда в жизни не хотела бы увидеть меня в таком виде!» Но при этом Удовиченко не боится показаться смешной и некрасивой. Ведь зачем тогда заниматься актерской профессией, если боишься менять свою внешность и хочешь всегда оставаться на экране красавицей?

Хотя вот даже ради профессии Лариса, наверное, не решилась бы на экстремальные трюки. На самом деле неприятных ситуаций во время работы над фильмами у нее и так хватало. Например, однажды ее чуть не сожгли на съемках: «Я снималась в одной картине, и по ходу действия убийца, он же мой любовник, завлекает меня в сторожку, привязывает к креслу, затыкает кляпом рот, наговаривает кучу гадостей, а потом обливает сторожку керосином и поджигает, – рассказывала Удовиченко. – И вот сижу я, связанная по рукам и ногам, слушаю малоприятный текст, и вдруг объявляют обед. Все немедленно разбегаются, а я остаюсь привязанная и с кляпом во рту. Не крикнуть, не высвободиться, – в общем, ситуация идиотская. Хорошо, хоть сторожку не подожгли. Потом костюмер заметила, что меня нет, вернулась, развязала».

И все же говорят, на съемочной площадке у Ларисы чаще бывает хорошее настроение. Ее коллеги рассказывают, что с ней легко и приятно работать. Удовиченко этому только удивляется: «Ну что вы! Я же по натуре совершенный пессимист, да к тому же нередко просто не понимаю, что делать дальше и нужно ли мне это вообще. Поэтому иной раз прихожу домой и рявкаю: “Оставьте меня в покое! Никого не хочу видеть!” Но на съемочной площадке я действительно шутница и кокетка, стараюсь всех развеселить».

«Трудно найти мужчину, что мне бы соответствовал»

Сейчас Лариса – свободная женщина, ее семья – это она и дочка Маша. Со своим мужем Геннадием Болгариным Удовиченко разошлась после того, как тот проиграл в московском казино чуть ли не все нажитое супругами имущество. Он был пианистом, окончил консерваторию, долго работал в Госкино, потом занялся бизнесом, возглавил общественное движение «Академия творчества». Злые языки говорят, что Геннадий, помимо музыкальных способностей, обладал уникальным талантом часами молча выслушивать нотации своей супруги. Сейчас личная жизнь Удовиченко закрыта для посторонних.

«Я не могу сказать, что после развода стала жить по-новому, мне совсем непросто, – говорит Удовиченко. – Все потому что трудно найти человека, который мог бы мне соответствовать. И чем старше я становлюсь, тем сложнее мне в этом вопросе становится. Моя жизнь сегодня складывается так, как она складывается. Если кто-то после развода обретает новую семью, то это его право. Я пока существую сама — и очень этому рада. Но это не значит, что я отказываюсь от мужчин вообще. Возникают в жизни какие-то романы, увлечения, но как брак я это уже не рассматриваю и стараюсь не думать об этом».

Дочка Ларисы Маша сейчас живет во Флоренции, она изучает итальянский язык в Академии искусств. До этого окончила Плехановскую экономическую академию, полгода стажировалась во Франции. Но работу себе найти не могла: когда юная девушка говорила, что по профессии она «специалист по международной экономике», это вызывало только улыбку. Так что Маша решила посвятить себя истории искусств. А уж Флоренция и итальянский язык ей всегда безумно нравились.

Удовиченко признается, что ее родня совсем не похожа на ту, что можно увидеть в новой картине актрисы «Моя безумная семья». Там по сюжету Костя, главный герой, отчаянно хочет найти девушку, которая могла бы найти общий язык с его родными. Вот только отец Кости, специалист по паукам, любит сравнивать всех девушек сына с насекомыми, мама твердит, что все просто хотят заарканить ее мальчика. Сестра рассказывает о прошлых подругах брата, ну, а дедушка просто пугает всех одним только своим видом. Так что в таких условиях Костя, режиссер видеороликов, увидев, как в рекламе майонеза была показана большая счастливая семья, принимает решение познакомить свою любимую не со своими родными, а с подставными актерами. Именно их сыграли Лариса Удовиченко и Андрей Ургант. «Этот фильм очень добрый, – говорит актриса. – А сценарий был таким смешным, что я сразу же согласилась сниматься. И сниматься было интересно, у меня были замечательные партнеры».

«Я собирала бы апельсины и научилась делать вино»

Она часто повторяет, что артисткой уже родилась, а с годами еще и стала мудрее. «Вы не представляете себе, насколько важно, чтобы тебя любили коллеги по съемочной площадке, осветители, операторы, – говорит Лариса. – Но увы, многим из них, особенно молодым, абсолютно все равно, как будет выглядеть “эта тетка”. Чтобы они меня любили, постоянно приходится им что-то подсказывать. Если этого не делать, потом смотришь на себя и ужас берет: “Как же он умудрился меня так снять?”»

Главный секрет красоты Удовиченко – хороший сон: «Если на утро не запланированы съемки, то я сплю до 12 дня. Спать необходимо минимум восемь часов в сутки. Еще меня часто спрашивают о пластических операциях. Возможно, когда-нибудь я себе что-то и сделаю, я дважды уже общалась с пластическими хирургами, делала себе легкую подтяжку вокруг глаз и осталась очень довольна результатом. Но я немного опасаюсь делать что-то более серьезное».

У Ларисы замечательная фигура. Но она совсем не сидит на диетах: «Все наоборот, я люблю хорошую компанию и хорошую кухню. Мне повезло с конституцией, я могу и вечером поесть. Главное – утром геркулесовая каша и хороший крепкий кофе. Бывает, я набираю пару лишних кило, тогда перехожу на зеленый чай и употребляю минимум калорий. Но такое бывает крайне редко».

Как и любая женщина, Удовиченко любит хорошо одеваться. Но ей не нравится, когда сейчас кинофестивали превращаются в показы мод: «Я могу сказать одно: всегда и во всем главное – знать меру. Ни во что нельзя кидаться сломя голову, и уж тем более недопустимо мешать жизнь с мишурой. А у нас сегодня мода зачастую доминирует над всем другим – музыкой, литературой, живописью, тем же кино. Иногда это меня пугает, потому что я – человек публичный, люди рассматривают меня с пристрастием, и я должна постоянно следить за своим гардеробом.

Порой я играла в кино в своих нарядах, у меня есть костюмы, мои личные, которые я могу показать зрителям, чтобы не тратить бюджетные деньги. Например, у меня есть платья, купленные лет 15 назад, иногда на съемках они оказываются очень кстати. Но обычно трудно подобрать подходящую обувь. В результате в картине “Моя безумная семья” я снималась в своей обуви. Потому что та обувь, которую мне нашли, хоть и соответствовала характеру героини, оказалась не очень удобной. В итоге я стерла все ноги».

Отдыхать Лариса любит дома, ей не нравится ходить на светские вечеринки. «Когда я дома, отключаю телефон, – рассказывает актриса. – Потом меня все ругают, что не могли ко мне дозвониться. А мне все равно. Конечно, у меня два телефона, один номер есть не у многих, что называется “для своих”. В основном с внешним миром я общаюсь только через автоответчик. Еще у меня есть одно правило: я никогда не отвечаю на звонки, номер которых не определяется».

Актриса никогда не скрывала, что ей совсем не нравится Москва, там хорошо учиться и зарабатывать деньги, но жить практически невозможно. И Лариса давно мечтает уехать жить в Италию, поселиться на берегу моря, в какой-нибудь крошечной хибарке: «Я собирала бы апельсины, научилась бы делать вино и козий сыр. Ела бы каждый день вредную сырокопченую колбасу, читала исторические романы и мемуары. Сидела бы по вечерам на берегу и просила у Неба: “Сделай так, чтобы всем людям на Земле было хорошо и чтобы мое сердце успокоилось!” Меня манит простая жизнь. И я не шучу, правда-правда!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Собеседник», «Невское время», «Новая», Gazeta.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты