Леонид Быков: трагедия Маэстро

0

Долгое время среди широкой публики было принято считать, что у этого актера и режиссера была счастливая судьба. В кино он сплошь играл добрых и хороших героев, фильмы, им поставленные, имели успех, у него была счастливая семья. Но потом открылась правда. И оказалось, что жизнь и творческая судьба Леонида Быкова были далеки от благополучных, а его смерть таит в себе вопросы, ответы на которые не найдены до сих пор.

История о «поющей» эскадрилье

Леонид Быков родился 12 декабря 1928 года. Он с детства мечтал стать летчиком, работал на аэродроме, ожидая приема в училище. В конце концов, его взяли в летную школу, но проучился Быков там только один месяц – его отчислили из-за небольшого роста. Тогда Леонид решил стать артистом, правда, конкурс в Киевскую школу актера он не прошел. Однако экзамены в Харьковский театральный институт сумел сдать. После окончания театрального института Быков работал в Харьковском театре им. Шевченко, тогда же сыграл свою первую роль в кино – в картине «Судьба Марины». Благодаря успеху фильма у зрителей молодого актера заметили, и в 1954 году режиссеры Александр Ивановский и Надежда Кошеверова пригласили Леонида Быкова на большую роль Пети Мокина в фильме «Укротительница тигров». Следующей стала главная роль в картине «Максим Перепелица».

Зрителям Быков запомнился не только как актер, но и как режиссер. В 1972 году он начал снимать фильм, ставший одной из лучших картин о Великой Отечественной войне в советском кино – «В бой идут одни “старики”», история о «поющей» эскадрилье. Сценарий долго не утверждали. Чиновникам от кино он казался то негероичным, то неправдоподобным, то наивным… Веское слово «за» сказали летчики-фронтовики, но и после утверждения сценария трудностей меньше не стало. Менялись директора картины, приходили и уходили актеры. Огромного труда стоило Быкову утвердить на роль авиамеханика Макарыча комедийного артиста Алексея Смирнова. Цензоры пошли на попятную лишь после того, как Быков рассказал им, что актер с «глупым лицом» – настоящий герой Великой Отечественной. В то время как актеры-летчики на экране гордо звенят реквизитными бутафорскими наградами, лейтенант в отставке Смирнов мог надеть свои заслуженные ордена Славы II и III степени, Красной Звезды и медали «За отвагу», «За боевые заслуги». Но весь фильм полюбившийся зрителям Макарыч так и проходил в неказистом черном комбинезоне.

27 декабря 1973 года фильм был сдан в Госкино Украины. Быков организовал просмотр картины в ЦК ДОСААФ. Когда в кинозале зажегся свет, в глазах человека железной воли Покрышкина все увидели слезы. С трудом справившись с волнением, он дал фильму высшую оценку: «Все так, как было…» С восторгом посмотрели фильм летчики Киевского объединения ПВО, которым командовал дважды Герой Советского Союза генерал-полковник Лавриненков.

11 января 1974 года в киевском кинотеатре имени Довженко состоялась успешная премьера «В бой идут одни “старики”». Фильму поаплодировали и… положили на полку. Минкульту Украины картина не понравилась. И тут случилось то, чего никто из чиновников не ожидал. За ленту вступились зрители, ветераны-авиаторы. За «Стариков» подал свой высокий голос член ЦК КПСС, главнокомандующий ВВС, главный маршал авиации Герой Советского Союза Павел Кутахов. Лично ходил на прием к министру культуры Украины легендарный Кузнечик – дважды Герой Советского Союза генерал-лейтенант авиации Виталий Попков.

Черту под всякими сомнениями и кривотолками подвел VII Всесоюзный кинофестиваль, где картину Быкова ожидал настоящий триумф – две первые премии за лучший фильм и исполнение мужской роли плюс специальный приз от Министерства обороны СССР. Последние голоса самых упорных критиков затихли после того, как фильм, вышедший 12 августа 1974 года на широкий экран, до конца года с увлечением посмотрело 40 миллионов кинозрителей.

Жизнь наперекосяк

К середине 70-х Леонид Быков входил в число самых популярных актеров советского кинематографа. Однако мало кто из его поклонников знал, что за внешним благополучием этого человека скрывается поистине трагическая судьба. И дело было не только в творческой неудовлетворенности Быкова, когда даже его идеологически выверенные проекты – фильмы о войне – со скрежетом проходили сквозь рогатки цензуры. Но и в том, что плохи были дела актера и на семейном фронте. Женился Быков еще на заре своей звездной карьеры – в начале 50-х. Его женой стала однокурсница по театральному институту. В конце 50-х у них родился сын Олесь, в середине 60-х – дочь Марьяна. Однако после переезда из Ленинграда в Киев личная жизнь Быкова пошла наперекосяк. Его жена заболела душевным расстройством, и Быкову пришлось фактически в одиночку и детей воспитывать, и домашнее хозяйство на своих плечах нести. Поэтому какое-то время ему было не до кино. О разводе он даже не помышлял: бросить женщину, с которой он прожил более десяти лет и вырастил двоих детей, Быков не мог – не такой он был человек.

В 70-е годы, как утверждают очевидцы, в его доме царила настоящая разруха: мебель покосилась, на кухне высилась груда немытой посуды, всюду грязь и пыль. Питался актер тоже соответственно: съест какую-нибудь конфету да выпьет стакан чая.

Практически все деньги, которые он зарабатывал на фильмах, уходили на лечение жены и «подношения» милиции, чтобы в очередной раз выпустили непутевого сына Олеся, который попадал туда по причине неуравновешенного характера. Отец надеялся, что сын возьмется за ум, отправившись служить в армию, но Олесь и в армии отличился. Избил командира части. Парню грозил трибунал, однако в дело опять вмешался отец. Быков накупил целую гору подарков, приехал в часть, где служил сын, и уговорил командира простить его отпрыска. Командир ответил согласием, заметив, что делает это в знак уважения к авторитету актера.

Не угомонился Олесь и вернувшись «на гражданку». Отец устроил его работать на студию имени Довженко, так там парень обворовал какую-то иностранную делегацию. Так что к апрелю 76-го, когда Быкова уложил на больничную койку инфаркт, он был вконец измотанным человеком. Неудивительно, что к нему все чаще стали приходить мысли о смерти. Так появилось завещание, которое Быков адресовал не жене и детям, а своим друзьям – режиссеру Николаю Мащенко и актеру Ивану Миколайчуку.

Завещание Быков передал редактору киностудии имени Довженко Эмилии Косничук, которая приехала из Киева специально его навестить. При этом сказал: «Вручите Николаю Мащенко и Ивану Миколайчуку как-нибудь». «Как это как-нибудь?», – удивилась Косничук. «А так, – печально усмехнулся Быков. – Когда захотите». Редактор отнесла завещание Быкова к себе домой, положила его в шкаф и забыла на целых три года…

Стыд за сына

Между тем в ноябре 1977 года Быкову была присвоена Государственная премия Украинской ССР за создание двух фильмов о войне: «В бой идут одни “старики”» и «Аты-баты, шли солдаты». Однако радость от этого события испортил все тот же Олесь, который опять оказался замешан в криминальной истории. Друзья Олеся предложили ему покататься на отцовской «Волге», на что тот без промедления согласился – хотел угодить приятелям. Выпросил у отца ключи от машины, объяснив ему, что хочет восстановить водительские навыки. Накатавшись вволю, приятели тормознули «Волгу» возле ювелирного магазина и, попросив Олеся подождать их, скрылись в ювелирном. А спустя пять минут выбежали обратно и приказали Олесю, что есть силы, жать на газ. Оказывается, они ограбили магазин и скрылись с места преступления на машине Быкова. Но кто-то из случайных прохожих успел заметить номер автомобиля, и уже вечером того же дня всю гоп-компанию задержала милиция. Когда Леонид узнал об этом, у него случился второй инфаркт. Однако лечь в больницу Быков отказался. Не смог он приехать и на церемонию награждения Госпремией, поскольку ему было стыдно за сына, чью «историю» уже, разумеется, знал весь город. Он даже заявил, что отказывается от высокой награды, поскольку «недостоин такой чести». Когда об этом узнал первый секретарь ЦК КП Украины Владимир Щербицкий, который обожал фильмы Быкова, то распорядился отправить премию лауреату на дом.

Сняв два замечательных фильма о войне, Быков внезапно решил уйти от военной темы и в 1978 году приступил к съемкам фантастической картины «Пришелец». Судя по всему, этим фильмом он хотел попробовать ответить на некоторые вопросы окружающей его «счастливой жизни» советского гражданина.

Например, устами Быкова пришелец Глоуз произносит такой монолог: «Я понял смысл таких архаичных, рудиментарных явлений, как угодничество и карьеризм, равнодушие и рвачество, демагогия и дефицит. И прочих явлений, столь редко встречающихся на земле».

10 апреля на студии состоялось обсуждение худсоветом кинопроб к «Пришельцу». Все они, как ни странно, были приняты практически без замечаний. Быкова утвердили на две роли: механизатора Тишкина и пришельца из космоса Глоуза. В этот же день актер собирался отправиться на дачу в Страхолесье. Его дочь Марьяна тоже намеревалась поехать с отцом, но он почему-то резко воспротивился этому. Когда Марьяна, тем не менее, села в автомобиль, отец чуть ли не силком вытащил ее оттуда и уехал один. Как выяснится вскоре, тем самым он спас дочери жизнь…

Ни оркестра, ни траурных речей

Быков пробыл на даче почти сутки и днем 11 апреля отправился в обратный путь. Он ехал на своей «Волге» ГАЗ-24 со скоростью 100 километров в час. На часах было 16.30, когда он достиг 47-го километра шоссе Минск – Киев. На подъеме к поселку Дымер он догнал трактор с культиватором. В течение нескольких минут Быков ехал за продвигающимся черепашьим ходом культиватором, после чего решил его обогнать и на большой скорости вылетел на встречную полосу. Навстречу шел грузовик ГАЗ-53, доверху груженный стеклотарой. У Быкова было несколько возможностей избежать столкновения. Во-первых, он мог резко повернуть руль вправо и врезаться в культиватор. Тот ведь двигался медленнее, и сила удара оказалась бы значительно слабее. Сам актер вряд ли бы пострадал, поскольку, как дисциплинированный автолюбитель, был пристегнут ремнями безопасности. Второй вариант: «Волга» могла бы продолжать движение под углом к дороге, миновала бы 4 метра проезжей части и свернула на обочину – на ровное травяное поле. В этом случае вероятность аварии вообще бы практически равнялась нулю. Но Быков выбрал иной путь.

Грузовик врезался бампером в правую дверцу «Волги» и протащил ее 18 метров. Удар был настолько сильным, что актер погиб практически мгновенно. Как установят затем эксперты, печень, легкие, другие внутренние органы Леонида Быкова – все имели механические повреждения. Ребра в том месте, где они уперлись в ремень безопасности, оказались переломанными, как по линейке. Лишь сердце осталось нетронутым. Экспертиза также установила, что Быков был абсолютно трезв. Как рассказывают очевидцы, первым к «Волге» подбежал водитель грузовика – 22-летний молодой человек из Чернобыльского района. Он ножом перерезал ремень безопасности и вытащил тело Быкова из салона. А когда узнал в нем популярного актера, схватился за голову: «Ну, все, сидеть мне теперь долго-долго». Парень ошибся: суд его оправдает. Однако спустя 7 лет он умрет от лучевой болезни, которую получит на Чернобыльской АЭС.

Похороны Быкова состоялись в пятницу, 13 апреля, в Киеве на Байковом кладбище.

Его трагическая гибель породила множество слухов. Самый устойчивый: Быков покончил жизнь самоубийством. И почва для таких разговоров была. Как мы помним, во время работы над фильмом «Аты-баты, шли солдаты» Быков написал завещание, в котором признавался, что «износился», что жить дальше ему не хочется. Там же он просил друзей похоронить его без всякого шума и патетики.

Однако следствие версию самоубийства отмело: Быков вдавил ногу в педаль тормоза и держал ее в таком положении все 22 метра, пока его машина неслась навстречу грузовику. То есть он пытался предотвратить столкновение, но скорость «Волги» была слишком велика. Приятель Быкова Виталь Кондратьев, который разговаривал с ним вечером накануне гибели, утверждает, что причиной гибели режиссера стала остановка сердца. Однако это тоже маловероятно: если бы у Быкова случился новый инфаркт, он не смог бы так долго давить на педаль тормоза – нога ослабла бы самопроизвольно.

В день похорон артиста погода выдалась ясная. Кто-то из друзей Быкова даже обронил: «Удачный съемочный день, о таком он всегда мечтал». Как и просил Леонид Быков в своем завещании, провожали его без пафоса: не было ни оркестра, ни траурных речей. Вместо этого друзья спели его любимую песню «Смуглянка».

Подготовила Лина Лисицына
по материалам «Вечерняя Москва» , «Сайт памяти Леонида Быкова»

Поделиться.

Комментарии закрыты