Леонид Каневский: «Быть столько лет на экране непросто – надо, чтоб люди тебе доверяли»

0

У каждого артиста должна быть роль, в которой его будут помнить всегда. И у Каневского такая есть – майор, а сейчас уже полковник Томин из сериала «Следствие ведут Знатоки». Когда однажды, еще в советское время, сценаристы решили «убрать» Томина из сериала, народ забросал «Останкино» возмущенными письмами. «Убьете Шурика, разобьем телевизор!»

«Мне всегда везло с партнерами на съемочной площадке»

Леонид Каневский родился 2 мая 1939 года в Киеве, а в 17 лет отправился в Москву, где поступил в Щукинское училище. Играл на сцене Московского театра на Малой Бронной, затем стал сниматься в кино, блестяще играя не только главные роли, но и самые крохотные эпизоды. В «Бриллиантовой руке» он сыграл контрабандиста и сумел не потеряться на фоне Юрия Никулина, Андрея Миронова и Анатолия Папанова в главных ролях. «На этом фильме была потрясающая актерская компания, были искрометный талант Гайдая и его удивительное качество – принимать любые предложения артистов, – говорит Каневский. – Я тоже внес немножко своего: снимался полуголым и внес немного текста в свой монолог».

Он сыграл и Бонасье в картине «Д’Артаньян и три мушкетёра», у Дюма этот герой – однозначно отвратительный тип. Зато персонажа Каневского многие таким не считают. «Бонасье такой, какой он получился, – говорит актер. – Я не думал его ни облагораживать, ни ухудшать, просто играл с удовольствием! Как и в “Бриллиантовой руке”, подобралась компания таких замечательных артистов, что грех было сыграть плохо! Мне вообще везло с партнерами и везет. Режиссер Георгий Юнгвальд-Хилькевич очень хотел, чтобы снимался именно я, и настоял на этом, хотя начальство не хотело утверждать майора Томина на эту роль».

Действительно, к моменту съемок фильма о мушкетерах Каневский был уже знаменит на весь Союз именно по сериалу «Следствие ведут Знатоки». С этой ролью актера связаны многие курьезные случаи. Режиссер сериала Вячеслав Бровкин рассказывает: «Мы часто бывали в дачном поселке под Сергиевом Посадом.

Неподалеку находился небольшой пруд, на который мы ходили купаться. А на берегу пруда постоянно собиралась и задиралась к дачникам местная шпана. И вот однажды, когда у пруда появился Каневский, среди них пошел шухер: “Томин, Томин! Пацаны, сваливаем отсюда поскорее!” И они разбежались. Вообще, надо сказать, Каневский иногда пользовался своей узнаваемостью. Он довольно лихо водил машину, и частенько нарушал правила. Но его никогда не штрафовали, а только слегка журили: “Томин, надо бы ездить поаккуратнее”».

Актеры сериала довольно часто бывали на Петровке, где находилось ГУВД Москвы, постоянно общались со следователями, оперативниками. «Эльза Леждей была вхожа во всю научно-исследовательскую часть МУРа, к ней относились там очень доброжелательно, – вспоминает Бровкин. – Не один раз мы присутствовали на допросах и обысках. Однажды перед съемками Леждей, Каневский, Мартынюк и я были на допросе продавщицы, подозреваемой в спекуляции. Чтобы не смущать ее, нас представили как студентов-юристов. Мы всем своим максимально серьезным видом старались соответствовать. Когда беседа закончилась, следователь говорит: “А теперь проедем к вам домой на обыск. И вы, товарищи студенты, если хотите, можете сопровождать нас”. Перед воротами Петровки стояли две черные “Волги”, Каневский открыл дверь машины перед подозреваемой, но она первой войти отказалась: “Нет, только после вас, Томин!” Мы были страшно разочарованы; выходит, она рассекретила нас с самого начала».

Однажды актеры были на творческих встречах в Комсомольске-на-Амуре и после выступления пошли в баню с начальником местного уголовного розыска.

«Здоровенный мощный мужик, весь в шрамах – места-то серьезные, – вспоминает Каневский. – И вот он с хохотом рассказывает: “Представляете, сейчас взяли одного вора прямо у вас в гостинице!” У меня там был люкс на втором этаже, у Геры Мартынюка на четвертом, а у вора оказался на третьем. Вот у меня его и взяли. А когда его вели, он все убивался: “Что ж я так лоханулся! Хотел же знатоков грабануть!” Начальник угро ему говорит: “Идиот, что у них грабить? Артисты, не миллионеры, только приехали, чего они с собой привезли?” А тот отвечает: “Да не в том дело! По зоне пошла бы слава! Знатоков грабанул!”»

«Страна жила куда беднее нас, актеров»

В 1991 году Каневский уехал жить в Израиль. «Вспомните обстановку в Москве начала девяностых – полупустые театры, постоянная тревога за близких. Я хорошо помню, как встречал дочку в шесть часов вечера у Дома пионеров, чтобы до спектакля отвести домой, – вспоминает актер. – Тогда стал теряться смысл профессии – понимание того, зачем ты всем этим занимаешься. В Израиле мне предложили интересную работу. Замечательный режиссер Евгений Арье позвал меня в свой новый проект русскоязычного театра “Гешер”. Мне показалось интересным в 50 лет сделать “кувырок” и влезть в новое дело. Сначала я съездил на пробу в концертную поездку по Израилю и убедился, что русские актеры там очень нужны. Залы были битком набиты публикой. 29 апреля 1991 года я с женой и дочкой сел в рижский поезд. 1 мая мы из Риги уехали в Израиль.

Первый год, конечно, был очень тяжким. Пришлось учить иврит, потому что стало ясно – на русском языке театру не выжить. Не зная ни единого слова, мы начали играть на иврите. Когда партнер забывал текст, это было просто катастрофой. Если тебе подавали не ту реплику, ты, не зная языка, мог запросто ответить невпопад!

Только некоторые спектакли, вроде “Идиота” Достоевского, мы играли и на русском, и на иврите, что облегчало задачу. Со временем “Гешер” стал одним из любимых театров израильтян и получил статус государственного».

Но Каневский часто приезжает работать и в Россию: «У нас своя квартира в Москве, и уже 18 лет мы снимаем квартиру в Тель-Авиве. И там, и там я дома. А дом – это где семья, где спокойно, комфортно и безопасно. За это время наша с женой компания друзей стала еще больше: мы перезнакомили между собой старых московских и новых тель-авивских приятелей, теперь они дружат не только с нами, но и между собой, ездят друг к другу. Мне это очень приятно, так как дружба занимает почетное место в моей жизни. Кстати, израильтяне ведь очень много ездят по миру. Раньше я этому удивлялся, а потом понял, в чем тут дело – у них очень маленькая страна! Природа вроде бы разная – в Израиле пять климатических поясов, но нет настоящей архитектуры, нет лесов и озер. Я помню, как года через два после отъезда из России мы всей семьей приехали в Вену, и я почувствовал, что в Европе дышится по-другому. У меня, к счастью, получилось так, словно я никуда и не уезжал: живу и работаю в Израиле, но регулярно приезжаю в Россию – отдыхать, гулять, пьянствовать с друзьями».

У Каневского часто бывает ностальгия по былым временам, ресторану ВТО, который был для него и его друзей актерским клубом: «Мы бывали там каждый вечер. Есть деньги или нет, было не важно. Это был наш дом. Общение, встречи, романтические приключения той поры никогда не были завязаны на материальном интересе. Мы не считали себя нищими. Страна жила куда беднее нас. Мы снимались, много работали. Только попадая за границу, мы видели, что живем не так, как весь остальной мир. Артисты тогда были тем небольшим процентом, который “демократизировал” нашу страну в глазах всего мирового сообщества. Однажды, впервые получив приглашение от друзей из Германии, я пожаловался Андрюше Миронову: “Нас же с женой все равно не выпустят!” А он ответил: “Подавай документы! Еще как выпустят! Кого еще им выпускать, как не нас?” Поездив по миру, мы поняли, как можно и нужно жить, и поэтому устраивали все эти капустники и посиделки при свечах».

Со своей супругой Анной Ефимовной Каневский вместе уже больше тридцати лет. Ее отец Ефим Березин, знаменитый Штепсель, а сама она работает переводчиком.

«Анна у меня и с юмором, и серьезная, – говорит Каневский. – А еще добрая, отзывчивая, мудрая и надежная. Поэтому и рвусь всегда домой. В фильме “Бриллиантовая рука” я несу тарабарщину якобы на иностранном языке, которую придумал сам, чтобы продлить свое существование на экране. Автор сценария Яков Костюковский даже сказал потом, что готов за эту выдумку признать меня соавтором. Я это к тому, что там в одной фразе звучит, если вы не знаете, фамилия моей жены – “березина команит”. Так что увековечил не только себя, но и ее».

Дочь Каневского Наталья, попавшая в Израиль в 14 лет, окончила там школу, а потом и театральный факультет университета. Она художник по костюмам и очень много работает. «Наташа – настоящий мастер. Я очень ею горжусь. Мы всегда с ней находим общий язык. С небольшими исключениями. Наверное, потому что мы оба Тельцы».

«Я отношусь к Томину с большой симпатией»

Несколько лет назад Каневский согласился стать ведущим программы «Следствие вели». В ней актер обращался к громким уголовным делам советской эпохи, представляя свой взгляд на события давно минувших дней. «Мне было довольно трудно переходить из одной профессии в другую, из актера превратится в телеведущего, – говорит Каневский. – Долгое время не мог понять, как правильно вести себя перед камерой. Хотя снимаюсь уже лет сорок! Но здесь же совершенно другая история – я не актер, а ведущий. Да не просто ведущий, а еще и соавтор. Когда друзья, не видевшие программу “Следствие вели”, спрашивали: “Так ты опять Томин, что ли?!”, я говорил: “Нет”. В этом и прелесть, что не Томин. Я здесь Леонид Каневский, что общается с людьми от первого лица. А у зрителей, конечно, жива еще ассоциация с сериалом, который смотрели на протяжении 25 лет. Все ведь тогда смотрели! И молодые, и пожилые!»

Майор Томин по-прежнему в авторитете у зрителей. «Мне это очень приятно – я тоже отношусь к Томину с большой симпатией, – признается Каневский. – Если люди помнят о сериале “Следствие ведут знатоки”, если встречают и провожают с улыбкой – значит, мы делали что-то настоящее. Быть больше 20 лет на экране непросто – надо, чтобы люди тебе доверяли».

Сейчас на экраны выходи новый остросюжетный сериал с Леонидом Каневским в главной роли – «Семин». Его герой полковник Борис Сёмин — легенда московского уголовного розыска. Опытный сыщик, который раскрывал самые сложные дела, человек совести, для которого честь мундира важнее чинов, денег и званий. Сёмин уверен: преступник должен сидеть в тюрьме, — и готов сделать для этого все возможное. В конце 60-х Борис с двумя товарищами пришел на службу в МУР. Они были блестящими молодыми оперативниками, настоящими рыцарями без страха и упрека. Но судьба жестоко с ними обошлась: один напарник был убит, второй — бесследно исчез. Сёмин остался в одиночестве.

Времена изменились, и для него наступил непростой период. Карьера не задалась, уж слишком Сёмин был неуступчивым, прямолинейным и жестким. Его как огня боялись и преступники, и высокие милицейские начальники. Именно в этот момент у Сёмина появилась новая команда. Люди, готовые достойно продолжать его дело и быть вместе до конца. Те, кому Сёмин может передать свои принципы, опыт и знания.

Герою Каневского удается раскрывать самые запутанные преступления. Правда, больше внимания в сериале уделяется не столько профессиональным успехам опытного сыщика и других героев сериала, сколько взаимоотношениям разных поколений в московском уголовном розыске. Режиссерами фильма выступили Александр Франскевич, который работал над фильмами «Майор Ветров», «В июне 41-го», и Геннадий Байсак, создатель сериала «Путейцы».

Каневскому нравится играть роли милиционеров: «Я много общался с самими знатоками из угрозыска и испытываю к ним глубочайшее уважение. Я знал потрясающих профессионалов, которые работали в очень сложных условиях – как материальных, так и моральных. Но они выполняли свой благородный долг. Поэтому каждый раз, когда я получаю сценарий, спрашиваю: “Где герой, которого я должен уважать и полюбить? И где антигерой, которого я должен ненавидеть?” И когда есть такие антиподы, я понимаю, что предложение мне интересно, а потому соглашаюсь на работу с большим удовольствием».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Собеседник» . «Итоги» , «Вечерняя Москва» , [email protected]

Поделиться.

Комментарии закрыты