Леонид Парфёнов: «Ностальгия мне незнакома»

0

Леонид Парфёнов — один из ярких представителей современной российской журналистики. Когда ему вручили премию имени Влада Листьева, он выступил с речью, которую многие посчитали скандальной. Парфёнов сказал, что журналисты не должны обслуживать власть. После этого его программа «Какие наши годы!» на Первом канале была закрыта, а самого автора уволили.

С тех пор Парфёнов не появлялся в эфире федеральных каналов. Но это не значит, что он перестал заниматься журналистикой. На днях у него произошло два важных события: на телеканале «Дождь» вышла в эфир новая авторская передача под названием «Парфёнов» и состоялась презентация уже шестого тома популярной книжной серии «Намедни».

— Леонид, поздравляем вас с выходом нового тома «Намедни». О чём расскажете читателям на этот раз?

— В книгу «Намедни. Наша эра. 2006-2010» вошли новые события и явления, которые так или иначе изменили нашу жизнь. Это и отстранение от должности Лужкова, и марши несогласных, и переименование милиции в полицию, и даже приезд зарубежной звезды Леди Гаги.

— Ваши книги всегда сопровождаются яркими иллюстрациями. Как их подбираете?

— Иногда с трудом. Не так просто к каждому событию найти подходящий снимок. Это огромная работа. Но, с другой стороны, она того стоит. Фотография — это визуальная информация, которая подчас сильнее любого красноречивого слова.

— Шестой том оформлен не так, как предыдущие. На нём нет изображения телевизора. Почему?

— Потому что телевизор сменил айпад. В этой книге — атрибуты сегодняшнего дня: айпад, наушники для mp3-плеера, зонт, который не складывается, и чашка кофе.

— Расскажите о вашей новой программе «Парфёнов» на канале «Дождь». Какой теме будет посвящён ближайший выпуск?

— Сказать наперёд я не могу, потому как сам не знаю. «Консервных банок», которые можно откопать и выдать за свежак, я не имею. Если говорить серьёзно, то в программе «Парфёнов» мы обсуждаем только самые свежие и актуальные события уходящей недели. Программа состоит из двух блоков: новостных и специальных расследований. Одним словом, у нас только свежак!

— На российские федеральные каналы планируете возвращаться как тележурналист?

— Это зависит не от меня, а от федеральных каналов. Я от них не убегал, они меня сами уволили.

— Вы автор интереснейших документальных лент: «Живой Пушкин», «Птица-Гоголь», «Хребет России» и многих других. Над какими картинами работаете сейчас?

— У меня только один фильм в производстве. Работаю над проектом под названием «Цвет нации», в котором пойдёт речь о замечательном русском фотографе Сергее Прокудине-Горском. Его называют пионером цветной фотографии. Прокудин-Горский снял тысячу объектов Российской империи, объехал сотни мест в деревнях и больших городах. С моей съёмочной группой мы проедем по всем этим местам. Это большой проект. Предстоит много работы.

— Почему вы решились взяться за эту тему?

— Во-первых, 18 августа этого года исполняется 150 лет со дня рождения Прокудина-Горского. Выход фильма хотелось бы приурочить к этой дате. Во-вторых, тема сама по себе интересна. Например, далеко не все знают, как выглядела дореволюционная Россия в красках: какого цвета была пожарная каланча, форма у пожарных и полицмейстеров. И уж настоящее открытие, что мужчины в царской России ходили по улицам в розовых рубахах! Наследие русского фотографа — это окно в дореволюционную Россию, которая перестала существовать в 1917 году. Премьера фильма «Цвет нации» состоится на Первом канале этой осенью.

— Какие из ваших фильмов, которые уже увидели зрители, вам особенно дороги?

— Двухсерийный фильм «Глаз Божий». Его выход был приурочен к 100-летию Музея имени Пушкина. В этом фильме сыграли замечательные артисты: Олег Павлович Табаков, Владимир Абрамович Этуш, Евгений Миронов, Игорь Кваша, которого с нами уже нет. Премьера фильма состоялась в прошлом году на Первом канале.

— Большинство ваших фильмов — о минувшем времени. Вам прошлое особенно дорого?

— Честно говоря, ностальгия мне незнакома. Я устроен по-другому. Кто-то скажет: давайте возьмём лист бумаги и напишем, что было хорошего в прошлые времена, например, в советские. И начнёт писать: школы олимпийского резерва, стопроцентная обеспеченность детскими садами, бесплатная медицина и так далее. Но в первую очередь нужно смотреть в корень. Да, школы были, и детских садов вроде на всех хватало, но страна была построена на лжи и насилии. Нельзя «схватить» какой-то один элемент и судить по нему о целой эпохе.

— Вам часто ставят в упрёк вашу ярко выраженную гражданскую позицию и то, что вы критично относитесь и к нынешним власть предержащим.

— Я абсолютно уверен, что нашу эпоху потомки будут судить ещё строже. Пройдёт немного времени, и всё, что сейчас происходит в стране, люди назовут позором. Например, можно по-разному относиться к частушке: «Наш товарищ Берия вышел из доверия, и товарищ Маленков надавал ему пинков!» Можно посмеяться, а можно и ужаснуться от осознания того, что было в головах у наших предков! Неужели они и впрямь думали, что товарищ Маленков чем-то лучше Берии?

— Леонид, сейчас модно определять миссию — компании, отдельного человека. Вы для себя определили профессиональную миссию?

— Никакой миссии в своей работе я не вижу. Более того, я считаю, что искать миссию в своём обычном труде — это сродни шаманству. Всё, что я делаю, для меня просто работа: встал, сел, сравнил факты, выбрал фотографии из фотобанка, выкинул лишнее. Со временем постигаешь одну мудрость: ко всему нужно относиться проще.

Эльмира Станкевич,
«Звездный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты