Лидия Вележева: «Увидев подарок мужа, я ужасно расстроилась…»

0

В последние годы Алексей Гуськов работал во Франции, виделся с женой гораздо реже, чем хотелось бы. Ведь у Лидии Вележевой свои съемки. Они оба приняли участие в фильме «Август. Восьмого», но даже это не способствовало встречам: у супругов не было ни одного общего съемочного дня! А может, такие частые разлуки только к лучшему?

— Сейчас мало кто может похвастаться таким крепким браком, как ваш. Прожив вместе 24 года, вы еще способны удивлять друг друга?

Алексей: Последний раз я сильно удивил Лиду три года назад, когда неожиданно завел лабрадора.

Лидия: Леша обожает собак! Он даже родился в год Собаки, и это, наверное, многое объясняет. И муж, и сыновья периодически затевали разговор о том, как было бы чудесно завести пса. Но всегда слышали в ответ мое категорическое «нет». Потому что я боялась брать ответственность за живое существо: мы с Лешей вечно в разъездах, и даже если в Москве снимаемся, то рабочий день все равно ненормированный. А дети учатся. Кто будет гулять с собакой, кормить ее и ухаживать за ней?

— То есть мужу и детям приходилось довольствоваться зверьем попроще? Хомячками и черепахами?

Лидия: Даже их не было. Но три года назад Леша сделал мне сюрприз. В финале комедии «Любовь-Морковь 2» моя героиня, злодейка Левицкая, превращается в лабрадоршу. Премьера фильма была 23 декабря, а через два дня Леша позвонил мне на мобильный со словами: «Я купил тебе замечательный подарок на Новый год!» Я, разумеется, принялась выпытывать подробности. Но он все мои уточняющие вопросы проигнорировал, только спросил: «А ты во сколько будешь дома? Когда приедешь, позвони — я выйду». Меня это насторожило: подарок подарком, но зачем на улице встречать?

Приехала, позвонила — Леша мгновенно выскочил во двор, что тоже было подозрительно. Паркуюсь, и он говорит: «Я приготовил тебе замечательный подарок, ты ему очень обрадуешься». А сам на меня по-особенному смотрит. Я все в его глазах прочла. Поняла, что подарок — животное. И сказала только одно слово — «нет». А он в ответ: «Да». Идем к подъезду. Я снова: «Нет!» Он: «Да!!!» Так и шли до квартиры, ведя однообразный, но очень эмоциональный диалог. Зашли домой, а навстречу Митя — в руках маленький черненький комочек: «Мамочка, посмотри, какой хорошенький». Я отвернулась: «Даже не показывай». Ужасно расстроилась: «Господи, это же новая проблема, это же еще один ребенок». Но как только увидела эти глазки и мордочку, растаяла: «Ой, какая пре-елесть!»

— Наверное, вы без него жизни уже и не представляете.

Лидия: Конечно, я полюбила эту мордаху с первого взгляда. Но моим мужчинам сказала: «Вы мне подарок подарили — вы за ним и ухаживайте». Согласились.

— Но хватило их от силы на месяц?

Лидия: Они, конечно, просто молодцы: как дали слово, так его и держат. Этим сыновья в папу пошли: Леша, если что пообещал, выполнит, и дети тоже. Надо отдать моим мужчинам должное: ухаживают за Визирем. За три года я с ним в городе ни разу не гуляла одна. Разве что вместе с сыном за компанию, если погода хорошая.

— Каких вы сознательных молодых людей вырастили!

Лидия: Это правда, и не только в вопросе выгуливания собаки. У Димитрия и Володи разница в возрасте 5 лет, так что компании у них разные, и оба друзей в беде не бросают. Случись что — несутся выручать и делают все, что от них зависит. А еще оба очень внимательные. У нас дом трехэтажный, без лифта, поэтому они просят: «Мам, ты позвони, когда к дому приедешь» — чтобы спуститься и помочь мне сумки донести. Всегда руку подадут, помогут пальто надеть. При разных характерах эти качества у них общие.

— А в чем они меньше всего похожи?

Лидия: Один любит быть в центре внимания, другой — нет. Младшему это нравится, он невероятно общительный, иногда даже чересчур. Димитрий учится на первом курсе ВГИКа, на продюсерском факультете. Сказал: «Папа — актер, мама — актер, еще и брат — актер. Должна же хоть у кого-то в семье быть нормальная профессия!» Но когда вспоминала рассказы его преподавателей в школе, как он оправдывался, пропустив занятие, начинала сомневаться: может, и Димитрию стоило пойти на актерский? Старший тоже может быть душой компании, но повышенного внимания к своей персоне не любит. Он два года назад окончил Щукинское училище. С моим постоянным присутствием смирился. Что поделать, раз уж я там преподаю! Но когда Леша туда заглядывал и все говорили: «Боже, артист Гуськов!», Володя хмурился: «Пап, ну вот зачем ты?» И Леша оправдывался: «Я же по делу». Сын пытается сам продвинуть себя в актерской профессии, не хочет никакой помощи. И в этом плане пошел в нас с Лешей: мы никогда ни у кого ничего не просили.

Алексей, у вас сейчас две премьеры одна за другой: фильм про Великую Отечественную войну «Четыре дня в мае», где вы и продюсер, и исполнитель одной из главных ролей, и «Август. Восьмого» — про конфликт в Южной Осетии в 2008 году.

Алексей: Да, причем режиссер фильма «Август. Восьмого» Джаник Файзиев перед началом съемок мне рассказал, что мой герой Казбек существовал на самом деле. Он реально всегда готов протянуть руку помощи слабому, тем более если это женщина, оказавшаяся в сложных обстоятельствах. Как мне кажется, нормальный для каждого мужчины взгляд на вещи, не только для военного.

Меня впечатлил объем проделанной над фильмом работы, а также очень солидные декорации. Огромная машинерия в павильоне «Мосфильма», где воссоздали интерьер Дома Правительства Южной Осетии: кабинет с взрывающейся в кадре стеной, коридор с проломанным полом, лестница, проваливающаяся под ногами моего персонажа. И конечно, масштабные натурные съемки в Абхазии, где я был первый раз в жизни. Тяжелое осталось впечатление. Я говорю не о людях — они-то были радушны и приветливы к нам. А вот запустение прекрасного края, брошенные дома, поросшие травой, — это тяжело было видеть.

— События в Южной Осетии показаны глазами молодой женщины, помчавшейся в пекло спасать своего ребенка, а в фильме «Четыре дня в мае» война такова, какой увидел ее озлобленный немецкий подросток.

Лидия: Леша, можно я расскажу, как такой прием выбрали? «Четыре дня в мае» стоили Гуськову пяти лет жизни. Мы все за него переживали, и, конечно, периодически Леша показывал нам отснятый материал. И вот два человека — немецкий и российский монтажеры — сделали по варианту фильма. Я посмотрела оба. Причем специально попросила мужа не говорить, какой вариант кто подготовил. И выбрала тот, где все показано глазами колючего ненавидящего ребенка. Вот так на судьбу фильма и повлияла, чем очень горжусь.

Елена Фомина,
«Знамя юности»

Поделиться.

Комментарии закрыты