Лилия Ребрик: «Андрей принимает меня такой, какая есть»

0

Отличница, спортсменка-гимнастка, преподаватель в институте, актриса театра и кино, телеведущая – сейчас она на пике своей карьеры.

«До поступления я даже не была в театре»

Лилиана (Лилия) Ребрик появилась на свет 8 мая 1981 года в Черновцах. «Оттуда все мои корни, бабушки-дедушки, – рассказывает телеведущая. – Хоть я родилась и жила в Черновцах, но очень рада тому, что у меня есть к кому приехать в село. Очень ценю моменты, проведенные вместе.

Говорят, что я очень похожа на мамину родную маму: она была учительницей, очень хорошо пела, танцевала. К сожалению, я ее не застала. У меня классическая семья: мама – завуч школы, учитель румынского языка и литературы, папа – военный, майор милиции».

Когда Лилии было восемь лет, в Черновцах началась алопеция, стали лысеть дети, так что их начали отправлять за рубеж. «Меня отвезли в Молдову к моим крестным в село, – говорит Ребрик – Там отдали в школу, где наряду с молдавским языком изучали и украинский. Я тогда ничего не понимала по-молдавски, а сейчас благодарна тому периоду за свое знание языка. Я помню, как шла из той школы, плача, потому что потеряла перчатки. Мне казалось, что я одна в этом мире. Родители были далеко – мама тогда была беременна. А потом первый вопрос, который я задала маме, когда узнала, что у меня теперь есть сестричка, был: “А она красивее меня?” Когда мама мне показала сестру-младенца, завернутый в пеленки “Минздрав”, я увидела, что она не составляет мне конкуренцию, поэтому успокоилась».

В классе, где училась Лилия, было шестнадцать девочек и только два парня. «В таком коллективе сложно, особенно когда чего-то достигаешь вне школы, – признается Ребрик. – Конечно, я не чувствовала себя “своей”, вряд ли была лидером, по крайней мере формальным. Но у меня были школьные подруги, с которыми и сейчас поддерживаю дружеские отношения. Я пыталась никогда не обращать внимания на сплетни. Мне и сейчас безразлично то, что происходит за кулисами театра. Вообще, я пришла в институт в 16 лет абсолютной отличницей: музыкальную школу на “отлично” закончила, в гимнастике – выполнила программу мастера спорта в 13 лет, гимназию окончила с золотой медалью. А потом и институт – с красным дипломом. Хотя я не могу сказать, что “зубрила”. Я ценила свое время: уроки часто делала на перемене, потому что после уроков в гимназии бежала в музыкальную школу, затем – в спортзал. Домой приходила поздно вечером».

В семье родители всегда ценили точку зрения Лилии, даже если та была неверной. За это ведущая очень благодарна маме и папе. Они отпустили ее в Киев поступать в театральный институт, хотя сами мечтали, чтобы дочка стала врачом. Лилия одно время даже занималась по подготовительной программе для поступления в медицинский университет, но случайно услышала по радио, что Киевский институт театрального искусства объявляет набор студентов. Родители не возражали. Они надеялись, что дочь не поступит и приедет на экзамены в медицинский. Однако Лилия прошла, причем с первого раза, при конкурсе 20 человек на место – это было даже больше, чем в медицинском вузе.

«Родители даже не знали, как реагировать, – рассказывает Ребрик. – Интересно то, что в моей семье не было никого, связанного с искусством, тем более – с театром. Даже больше: я никогда не была в театре, хотя в Черновцах – один из красивейших театров, его проектировали архитекторы Львовского и Венского театров. Поэтому я поступила в институт, как чистый лист бумаги. Моим художественным руководителем была госпожа Зимняя. Как потом выяснилось, она тоже родом из Черновцов, в свое время играла в Черновицком театре. Как-то она сказала мне: “Спасибо за то, что ты не бывала в театре, потому что ты не испорчена театральными штампами”».

«Меня всем курсом пытались научить курить»

Лилия хорошо помнит первые дни в Киеве, когда почувствовала себя самостоятельной. Родители сняли ей комнату у хозяйки, потому что в общежитии были ужасные условия. Ребрик очень нравилась роль взрослого человека: сама решаю, все сама делаю. На первом курсе она поняла, что неправильно ходит, дышит, разговаривает. Все это надо было перестраивать. Лилия была прилежной студенткой, очень хотела получить профессию, максимально погружалась в то, что давали преподаватели. Они, к счастью, оказались фанатами своего дела. Сейчас, когда Ребрик стала известной актрисой и телеведущей, она тоже преподает в театральном вузе и очень рада, что студентам интересно на ее занятиях.

В 2001 году Лилию приняли в Киевский академический молодой театр имени Леся Курбаса. Она играет на сцене, снимается в кино, дублирует фильмы. Часто ее приглашают проводить разные мероприятия в качестве ведущей. Если интересно, она не отказывается: «Это моя работа, это заработок. Профессия актера нестабильна – сегодня все это есть, завтра нет, и наоборот. Сказать, что больше всего меня кормит, я не могу. Но мне хватает, чтобы взять кредит на квартиру и вот за 3 года его выплатить».

Она верит, что ее лучшие фильмы еще впереди. В кино Лилия играет в основном роли стерв. «Кинематограф – другая форма существования актера, по сравнению с театром или телешоу, – рассказывает Ребрик. – Существование актера в театре предусматривает постоянное ощущение определенного “перебора”, ведь сыграть на сцене удивление – это отреагировать и лицом, и всем телом. А на съемках иногда достаточно бровь поднять. Вообще в украинском кино много проблем, хотя наши фильмы есть, просто, они не пиарятся. Кроме того, всегда мало средств.

Приходится всех уговаривать. Так хочется, чтобы кто-то пришел и сказал: “Отныне снимаем только украинских актеров, они ничем не хуже, чем иностранцы”. На самом деле на Украине самая большая проблема – со сценариями».

Кстати, если по сюжету Лилии нужно закурить, она категорически отказывается, предлагает альтернативу: «Дело в том, что я никогда не курила. В театральном институте в моем первом этюде я должна была закурить. И вот на генеральной репетиции мой руководитель кричит: “Ну, давай, начинай курить!” Я заплакала, говорю: “Я не курю!” Уже хотела идти документы забирать из института, потому что меня здесь плохому учат. Меня всем курсом пытались научить хотя бы дым пускать, чтобы изображать курение, но так и не научили».

«Я была самой жизнерадостной ведущей в мире»

В 2004 году Ребрик попала на телевидение: «Журналист канала СТБ Наталья Соколенко – моя крестная мама в телевидении, – говорит Лилия. – Однажды она пришла в театр и в гримерке обратилась к актрисам с предложением о кастинге на роль ведущей новой телепередачи. Хотя каналу нужна была ведущая немного старше, но Наталья сказала, что и я могу попробовать. На кастинге мне сказали прочитать текст и рассказать на камеру своими словами. А я выучила буквально за несколько секунд наизусть и рассказала. На следующий день мне позвонили, сказали, что с понедельника съемки. Наверное, я была самой жизнерадостной ведущей в мире. Передача просуществовала недолго, но через полгода мне неожиданно позвонили и сказали, что мою кандидатуру утвердили теперь уже на роль ведущей прогноза погоды. Я была очень счастлива, решила, что “погода” – это ступенька к чему-то большему. А мои родители как радовались! Четыре раза в сутки смотрели прогноз погоды».

Кстати, Лилия признавалась, что из-за своей девичьей памяти после записи сразу же забывала обещания синоптиков, отчего постоянно сама и страдала: «Вечно зонтик беру, когда не нужно, или, наоборот, мокну под дождем. Хотя стараюсь к метеопрогнозам прислушиваться, а если обещания не оправдываются, отношусь к этому философски. Синоптики, к примеру, говорят: “Местами дожди”. Может, вы просто были не в том месте, где выпали осадки».

В театре то, что Лилия вела прогноз погоды, было поводом для добрых шуток: «Меня на репетициях часто встречали коронной фразой: “Лиля, какая у нас сегодня погода ожидается?” Или вот, к примеру, еще одна забавная ситуация была. В постановке “Московиады” Юрия Андруховича я играла роль вьетнамца. Следует отметить, что монолог у этого персонажа не самый легкий для понимания. Мне Станислав Моисеев говорит: “Я смотрел погоду, где ты все так понятно говоришь: на Западе то, на Востоке это. Что же театральный текст невнятный выходит?” И тут из зала один актер отвечает режиссеру, дескать, это только вы слушаете, о чем Лиля в прогнозах говорит. Все остальные на нее смотрят».

«Наша роспись не была спонтанным решением»

Ребрик понимала, что быть ведущей прогноза погоды – это всего лишь ступенька к чему-то более значимому, но в то же время старалась выложиться на все сто. Когда она в последний раз вела программу и сказала: «С завтрашнего дня прогноз погоды будет вести Коля Бойченко», в горле стоял ком. Но после этого началась новая страница: шоу «Танцуют все» сделало Ребрик очень популярной. Уже вышло несколько сезонов, и все это время Лилия утешала выбывших, радовалась успехам победителей.

«На проекте шутят: одни приходят танцевать, а все остальные поплакать на груди у Лилии Ребрик, – смеется ведущая. – Я волей-неволей превратилась в такую себе мамочку. Участники шоу, как малые дети, выбегают из автобуса, а я за ними, одному кричу — шапку надень, другому — шарф. Я их всех искренне люблю! За их труд! Вы бы видели, какие у них синяки на ногах. Может, на экране все это выглядит достаточно просто, но в жизни им ой как тяжело».

Часто в эфире Лилия – серьезная, даже несколько суровая дама, а в жизни – значительно более эмоциональна. «Это потому, что в проекте есть определенный образ ведущей, который создают стилисты, – поясняет Ребрик. – Этот образ диктует манеру поведения. Например, когда ты доносишь правила шоу, нужно быть максимально собранной и серьезной. Здесь излишняя эмоциональность неуместна. Но я постоянно напоминаю стилистам, что искренние переживания ведущей гораздо важнее, чем ее внешний вид. Поэтому я предпочитаю более простые прически и макияж. Вообще, мне присуща эмоциональность и искренность, которые я не хочу терять».

В этом году Лилия сама стала участницей танцевального шоу – ее пригласили в проект «Танцы со звездами». «Мне очень нравится танцевать, – признавалась Ребрик. – Я ведь на самом деле никогда не делала этого профессионально. Так что от шоу ждала красоты и удовольствия». Но нашла Лилия не только это, но и свою любовь. Ее партнером на проекте стал Андрей Дикий, вскоре они стали появляться вместе на всяческих презентациях и вечеринках, а на шоу «Танцуют все» Лилия посылала Андрею воздушные поцелуи прямо со сцены. В общем, все шло к счастливому логическому итогу – свадьбе.

«Несмотря на то, что я веду программу “Невероятные истории любви”, свою личную жизнь я стараюсь не выносить напоказ, – рассказала Ребрик. – Наша роспись – это не спонтанное решение. Андрей сделал мне предложение еще летом. Заявление в загс мы подали 7 ноября, честно ждали своей очереди, получилось, что дата росписи совпала с датой гала-концерта “Танцуют все!-4”, поэтому и назначили ее так рано, на 9 утра. Когда зашли в загс, удивились количеству присутствующих гостей и камере. Оказалось, что это мои подружки сделали нам с Андреем сюрприз, именно они продумали ритуалы с рушником, шампанским и голубями.

А дальше три точки… Для меня всегда очень важно, чтобы было что-то большее, что-то изнутри. Чтобы человек действительно тебя принимал такой, какая ты есть. Наверное, Андрей оказался таким. Нам есть о чем поговорить, есть о чем помолчать. Как он уверенно и надежно вел себя на паркете, так же ведет себя и в жизни».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам Dance.stb.ua, Gazeta.ua, «Сегодня», 24.ua, «Телекритика»

Поделиться.

Комментарии закрыты