Лиза Боярская: «Это только кажется, что все у меня в шоколаде»

0

Дочка петербургских актеров Михаила Боярского и Ларисы Лупиан поначалу не собиралась в актрисы, боялась публичных сольных выступлений…

– О вашем брате Сергее многие говорили как о продолжателе актерской династии Боярских. Как получилось, что вы все-таки решили поступать в театральный?

– Я 13 лет занималась хореографией, и мне это жутко нравилось. В коллективе мне не было страшно выступать — я себя чувствовала достаточно раскованно и понимала, что все взгляды ко мне не прикованы. И все же я пошла на подготовительные курсы журфака в университет. Но на третий месяц обучения поняла — не мое. Я человек трудолюбивый, но не могу сидеть на месте. Мне нужно все время разговаривать, носиться. В таком состоянии я могу долго находиться, а вот сидеть по три часа на лекциях не могу. В какой-то момент я уже не выдерживала и начала прогуливать. Но окончательно все перевернулось за месяц до поступления. И меня озарило, что нужно идти в театральный.

Папа мне сказал: «Лиза, мы не знаем, что ты собой представляешь. Вот о Сереже мы могли сказать, что он пойдет в театральный. А ты же никогда и ничего не проявляла — никаких порывов

творческих, театральных, актерских. Поэтому нам безумно страшно за тебя, потому что мы не

знаем, что будет дальше». И потом, мне сразу же родители объяснили (теперь понимаю, что это

совершенно справедливо), что это одна из самых жестоких профессий. Потому что трудоустроиться

практически невозможно. Если в нашем городе один театральный институт, то в Москве их пять, и

каждый год выпускается такое количество актрис и актеров, что им некуда просто идти. Театры

все переполнены актерами…

– Удача в этом деле не зависит от фамилии?

– Да ни от чего она не зависит! И будь ты даже с фамилией высокопоставленного чиновника, но если в тебе нет того, что заражает зрителей и режиссера, который с тобой работает, ничего не

поделаешь. Мне родители сказали: «Либо вытягиваешь счастливый билет, либо нет. Но во втором

случае будет очень тяжело. Потому что актерские амбиции — они, как правило, во много раз выше,

чем у остальных людей. И несостоявшаяся карьера переживается намного острее».

И я благодарна своим родителям за то, что они меня тогда предупредили о сложностях, которые

могут ждать. Я сразу поняла, что здесь нужно работать, пахать, а не ждать, когда тебя посетит

Муза. В моем характере и моей жизни всегда существует преодоление. Это только кажется, что все

у меня «в шоколаде» и так легко дается. А на самом деле — это сплошные преодоления. Я еще на

первом курсе поняла относительно кино, что с неба ничего не свалится. Нужно делать портфолио и

раздавать его направо и налево любому ассистенту, чтобы в каждом кабинете на «Ленфильме» и в

частных кинокомпаниях были твои фотографии. И после первого курса меня позвали на пробы. Это

был четырехсерийный фильм «Демон полдня».

– Вы живете с родителями. А не хочется отдельно?

– Нет. Если наступит момент, когда я буду готова к созданию собственной семьи, тогда это понятно и естественно. Я не могу жить одна. Я люблю одиночество, но не всегда. Что может быть

прекрасней, когда приходишь домой и о тебе заботятся! Я люблю поговорить с родителями,

что-либо с ними обсудить. А приходить в пустой дом, где будет наверняка все не так уютно и

прибрано, как сейчас, когда дома мама, — это невыносимо!

– Кто ваш советчик в семье?

– По женским и жизненным мудростям — мама, а по профессии — папа. Сергуня занимает особое

место в моей жизни. Когда меня маленькую спрашивали: «Кого ты больше любишь: маму или папу?»,

я всегда отвечала: «Брата». Мы редко с Сережей видимся и редко перезваниваемся. Но это такая

любовь, которая не нуждается в бесконечном подтверждении. Я все время о нем думаю, и он все

время со мной. И я знаю, что за меня Сережа порвет на тряпки любого, просто прикончит всех,

кто меня обидит. У нас удивительно хорошо налажена какая-то незримая связь, но нам так сложно

признаться друг другу в любви. Легче наговорить друг другу гадостей (смеется).

– Вы умеете готовить?

– По сути дела, этим занимается мама. Но у нас семья не из тех, что фанатично привержены

здоровой пище: всякие овощи на пару. У нас все очень просто — селедка обычно есть, потому что

селедку все любят в доме, что-нибудь острое типа аджики или острые овощи, соления. Раньше,

когда родители уезжали на гастроли, я всегда пользовалась моментом и звала к себе гостей. Не

самостоятельно, а с подругой или двумя мы делали какие-то блюда. Вообще, у меня хорошо

получается готовить под чьим-то чутким руководством, тогда я все смогу сделать. А сама просто

не знаю, сколько времени жарить, сколько раз переворачивать, сколько добавлять соли и специй.

– У вас есть любимое блюдо?

– Очень люблю плов, приготовленный моей бабушкой. У меня же мама родом из Ташкента, я там в

детстве была несколько раз, у меня там дедушка до сих пор живет, и, соответственно, оттуда у

нас несколько рецептов: долма, бешбармак, манты, плов. И мама периодически все это делает. А

бабушка плов готовит вообще безумно вкусно! Настоящий жирный узбекский плов!

– Всей семьей встречаетесь нечасто? Когда случаются такие вечера, о чем говорите?

– О делах. Сережа решает все технические вопросы. Он у нас умный и больше шагает в ногу со временем, чем наша семейка, которая занимается творчеством. Он нам помогает все проблемы

утрясти с практической точки зрения. А от нас узнает про премьеры в театрах и кино. Всегда

приходит на 10 минут, как ураган — все решит, починит мне компьютер, папе и маме поможет с

документами и улетает. Он очень занятой человек, у него две дочки, но он успевает заниматься и

нашими делами.

– Вы в детстве стеснялись известности папы?

– Чуть-чуть было. Когда его узнавали на улице, мне было неприятно. Сейчас неловко, когда узнают меня. Есть люди, которые испытывают от этого удовольствие. А вот я не люблю, когда у

меня за спиной шепчутся. Получается какой-то зоопарк.

Слава богу, панибратства в отношениях с поклонниками нет. Когда я в своей личной жизни иду в

кино, в магазин и аптеку — хочу быть одна. У меня есть мое маленькое пространство, а личное

время я хочу потратить наравне с остальными людьми, не обращая на себя никакого внимания. Не

хочу все время думать о том, как выгляжу, что делаю. Хочу быть просто собой.

– Наверняка вы уже задумывались о замужестве?

– Чисто теоретически мне хочется иметь собственную семью. Но не скоро. Это точно. Но если бы сегодня мне встретился человек, в котором бы я была уверена, то не стала бы откладывать это

мероприятие в долгий ящик.

Ольга Журавлева,
«Женские секреты»

Поделиться.

Комментарии закрыты