Любовь Орлова: звезда номер один

0

После блистательных ролей в картинах «Веселые ребята», «Волга-Волга» Орлова стала для советских людей символом новой эпохи, свободы, романтики и настоящей любви.

«Эта девочка будет великой актрисой»

Любовь Орлова родилась 29 января (11 февраля) 1902 года в подмосковном Звенигороде в дворянской семье, где был настоящий культ искусства: отец – Петр Федорович всегда пел, мама Евгения Николаевна аккомпанировала. А еще Орлов был страстным картежником. Потом, в 1917 году, он скажет жене: «Хорошо, что я проиграл эти злосчастные имения – все равно бы отобрали». В то время Орловым пришлось действительно туго и 15-летняя Люба вместе с сестрой Нонной возили бидонами молоко в Москву. От тяжелой работы распухали суставы, краснели руки. Но Орлова верила, что обязательно станет артисткой.

Одним из первых поклонников ее таланта был сам Федор Шаляпин. Еще в 1908 году на детском балу, который великий певец устраивал в своем особняке на Новинском бульваре в Москве, он приметил маленькую белокурую девочку, а когда она сыграла роль Редьки в домашней оперетте «Грибной переполох», Шаляпин предрек ей большую славу. «Эта девочка будет великой актрисой, поверьте моему чутью!» – сказал Федор Иванович.

Любочке было на тот момент шесть лет.

Когда она выросла, то все же поступила в консерваторию, подрабатывала тапером в одном из городских кинотеатров. Заработок шел на оплату уроков актерского мастерства и обучение танцам в балетном техникуме. Еще в те годы ее педагоги отмечали зрелую целеустремленность элегантной студентки, девушка умела носить даже фуфайку, как английский жакет: казалось, все в ее жизни было подчинено мечте стать актрисой. В середине 20-х Любовь Орлова поступает в Театр имени Немировича-Данченко. Появились первые деньги. Семья, наконец, смогла переехать из коммуналки, где старший Петр Федорович всех пугал словами вроде «голубчик» или «душа моя», в отдельную квартиру. Орловы к тому времени поняли одно – родословной и происхождением теперь можно гордиться только втайне. Любовь Петровна впоследствии будет всю жизнь скрывать свое дворянство.

В середине 20-х в жизни Орловой появился чиновник Наркомзема Андрей Берзин. Сыграли свадьбу, хотя брак этот со стороны актрисы был скорее всего расчетом. Когда через несколько лет Берзина арестуют, Люба немедленно соберет свои вещи и вернется к родителям в Гагаринский переулок. Впрочем, как человек порядочный, она всегда помнила о супруге: после успеха «Веселых ребят» на приеме в Кремле она таки поинтересуется судьбой своего первого мужа. Ответ прозвучит с характерным в те годы черным юморком: «Ваш муж отбывает ссылку в одном из казахстанских поселков. Если хотите, можете с ним воссоединиться». Но такого желания у Любви Петровны не возникнет. В то время у нее уже будет Григорий Александров.

«Я увидела златовласого бога и поняла, что со мной все кончено»

Версий знакомства Орловой с талантливым молодым режиссером существует много. Сама актриса утверждала, что они впервые встретились на студийном прослушивании, куда она попала по собственной инициативе. Причем Александрову поначалу она не понравилась. И тогда Любовь Петровна упросила свою знакомую, режиссера Лидию Степанову, служившую на «Мосфильме» и хорошо знавшую Александрова, пригласить режиссера на чашку чая. Тот согласился и пришел. Через несколько минут в дверях квартиры появилась сама «интриганка», а хозяйка спешно ушла «по делам».

Эта встреча решила их дальнейшую судьбу. А вот знаменитые карикатуристы Кукрыниксы всегда утверждали, что это они познакомили Александрова и Орлову: во время поисков актрисы на фильм «Веселые ребята» художники повели режиссера на спектакль «Периколы», в котором Орлова просто блистала. По легенде, увидев актрису на сцене, экспрессивный Александров воскликнул: «Ну все, иду вербовать!».

Орлова же влюбилась сразу: «Я увидела златовласого бога и поняла, что со мной все кончено», – вспоминала впоследствии актриса. Они долго и трепетно любили друг друга и всегда общались между собой на «вы». «Я храню каждую его записочку, – призналась как-то Любовь Петровна, – даже когда речь идет о каких-то банальностях, например таких: “Буду в шесть”».

Встретив Орлову, Александров научил ее правильно наносить макияж и при помощи камеры и света сделал из невысокой невзрачной женщины роковую красотку, каких в СССР еще не видели. Ее называли звездой номер один. Но коллеги рассказывали, с какими мучениями давался каждый кадр отснятых Александровым пленок. Орлова просила снимать ее так, чтобы лицо выглядело гладким и свежим, как фарфоровое. Использовали специальные подставки, чтобы камера стояла под определенным углом, фильтры и тонны пудры. Вскоре страсть к красоте стала для Орловой настоящей манией. Актриса ужасно боялась прослыть обычной женщиной. Говорили, что в ее гардеробе не было прозаичного домашнего халата, и якобы к завтраку она спускалась в красивом платье и в макияже.

Любовь Петровна обожала роскошь и могла позволять себе костюмы, привезенные из-за границы, дорогие омолаживающие кремы, украшения. До сих пор ходит легенда о том, что ее талия составляла 43 сантиметра, а в сумочке всегда лежал специальный поясок, которым она периодически обмеривалась. И если набирала лишний вес, тут же прекращала есть. Из страха потолстеть Орлова даже отказалась рожать детей.

Отдавая все свои силы работе и борьбе с возрастом, актриса постепенно становилась все раздражительнее и жестче. Ее современники вспоминали, как грубо и холодно она вела себя с гостями, как безжалостно отдала в приют сына Александрова от первого брака, после того как умерла его первая жена. И потом категорически запрещала ему общаться с внуком. Многие боялись Орлову и даже называли ее «великой гадиной». Одно время она пристрастилась к выпивке, тогда Александров пригрозил ей окончанием карьеры, и актриса сумела взять себя в руки.

Уже перед войной актриса была удостоена Сталинской премии – между прочим, вождь картины Александрова цитировал с любого места, пленки хранил на даче и регулярно пересматривал. Во время войны Иосиф Виссарионович отправил фильм «Волга-Волга» в подарок Рузвельту. «Почему Сталин прислал мне это?» – недоумевал президент США, читая плохо переведенные английские субтитры. Он не мог знать, что «Волга-Волга» стала для советского вождя эталоном «народного юмора». На одном из кремлевских мероприятий Сталин прошептал на ухо Александрову: «Если с этой женщиной что-нибудь случится, мы вас расстреляем!». И Григорий Васильевич понимал, что в этой шутке «доля правды» – отнюдь не условная.

Последняя роль

В 1946 году, перед съемками фильма «Весна», Орлова сделала себе первую подтяжку лица. Такую операцию ей посоветовал друг семьи Чарли Чаплин, на день рождения к которому они с Александровым каждый год ездили в Швейцарию. Говорят, Чаплин оплатил эту и несколько последующих операций, которые полюбила делать советская актриса. Во времена железного занавеса Орлова часто выезжала за границу, шептались, что наряду с участием во всевозможных кинофестивалях она работала на разведку.

Каково ей было в эти годы? С одной стороны, актриса купалась в лучах славы, получала все мыслимые государственные премии. В то же время, когда Сталин умер, она вошла в дом сестры со словами: «Слава Богу, что этот мерзавец сдох!». И видя шоковую реакцию Нонны, расхохоталась: «Не думала, что ты у нас такая дурочка!». Кстати, сестры беззаветно любили друг друга, всегда встречали вместе Новый год. У них были невероятно похожие голоса. Уже после смерти Орловой впечатлительные общие знакомые перепугано бросали трубку, когда звонила Нонна.

Попав уже после войны из специфического мира музкомедии в драматический театр (театр имени Моссовета), Орлова, по признанию Юрия Завадского, поначалу была абсолютно беспомощна. Впрочем, настоящая воля к профессиональному успеху позволила ей справиться и с этим. Она трудолюбиво создавала образ идеальной советской женщины. И с не меньшим упорством всю жизнь работала над созданием идеала самой себя. Несколько месяцев перед смертью Орлова, насколько позволяло состояние, истово занималась поиском пьесы, работу в которой можно было бы считать достойным уходом со сцены. Но так и не нашла.

А что до кино, то еще во время съемок «Весны» Любовь Петровна почувствовала, что ее время проходит. Она почти не снималась, а Александров своей Музой никого другого не видел. В 59-м году он все же снял ленту «Русский сувенир» с Орловой в главной роли, однако фильм провалился. Это не осталось незамеченным: в «Крокодиле» появился фельетон под названием «Это и есть специфика?» а также множество критических статей. Но нашлись и те, кто выступил в защиту звездной пары. И все же удар был слишком сильным: Александров перестал снимать кино. Правда, в 70-х была еще одна очень неудачная попытка – съемки картины «Скворец и Лира», который так и не был принят худсоветом, а следовательно, – не попал в прокат. Последняя работа Любови Орловой в театре – роль в спектакле «Странная миссис Сэвидж». Кстати, ее Орловой уступила близкая подруга Фаина Раневская.

«Как вы долго…»

В середине 70-х у Орловой начались боли в почках и ей поставили страшный диагноз – рак. Муж попросил врачей не говорить Любочке правду – «пусть думает, что у нее камни». Она же ни разу не пожаловалась на боль. До последнего занималась у балетного станка. Все считали ее сделанной изо льда и стали. На самом деле она была маленькой хрупкой женщиной, наделенной мужеством, на которое способен не каждый мужчина. 31 декабря 1974 года ее выписали из больницы, чтобы дать супругам возможность отпраздновать вместе Новый год. Им было что сказать друг другу – сорок лет вместе. А через день Любовь Петровна снова вернулась в больничную палату. Но продолжала верить, что способна победить время.

По легенде за их сорокалетний совместный брак Александров слышал от Орловой только два упрека. Однажды Любовь Петровна вслух выразила свое недовольство мужем, когда тот, собираясь на дачу, забыл взять ее сумочку. Через несколько десятилетий, умирая в больнице, она вызвала ночью его к себе. Когда Григорий Васильевич подошел к ней, Любовь Петровна произнесла: «Как вы долго…». Это были ее последние слова. Она умерла 26 января 1975 года.

Хоронили актрису в день ее рождения. Маленькую старую женщину в гробу, не имеющую ничего общего с портретом красавицы на заднике сцены. Александров до последнего лелеял миф о нестареющей красоте Орловой, распорядившись не открывать гроб на кладбище на глазах поклонников. Свою супругу режиссер пережил на восемь лет. Снял фильм-воспоминание о жене под названием «Любовь, любовь…». А вскоре в дом, опустевший после смерти Любови Петровны, приехал сын Александрова Дуглас с женой. Судьба у него была драматична: в 1952 году на него был написан донос и он попал в тюрьму. Год он провел в Бутырке, перенося допросы и избиения, – хотели, чтобы сын оклеветал своего отца. У 26-летнего человека случился инфаркт. Тогда спасла его смерть Сталина. Но второй инфаркт спустя много лет Дуглас не пережил – он умер, когда ему было 53 года.

А Григорий Александров женился на своей невестке. Женщина по имени Галина Крылова стала полновластной хозяйкой в квартире легендарной кинозвезды. Все свои дела режиссер стал согласовывать с ней, не принимая самостоятельных решений. Люди из близкого окружения Александрова говорили, что Галина давно добивалась внимания режиссера и только из-за этого стала женой его сына. Как бы то ни было, но память об Орловой она не только не сохраняла, а старалась уничтожить. Когда в 1983 году Александров скончался, Галина не дала похоронить его в одной могиле с Орловой. А после смерти самой Крыловой ее сын Григорий выбросил архивы великой актрисы, дом продал, а сам уехал жить за границу. Так что в память об Орловой нам остались лишь ее фильмы.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Сегодня», «Собеседник», «Независимая газета»

Поделиться.

Комментарии закрыты