Любовь Толкалина: «На первом свидании с Кончаловским хотела сбежать»

0

Она известна зрителям по ролям в фильмах «Антикиллер» и «Антикиллер-2: Антитеррор», телевизионном сериале «Талисман любви». А ещё Толкалина -жена режиссёра Егора Кончаловского и счастливая мама. Об удивительных зигзагах судьбы, которые привели её в профессию и к будущему мужу, она рассказала в интервью.

— Любовь Николаевна, правда, что вы выросли в деревне?

— Я родилась в селе в Рязанской области и сейчас с большим удовольствием езжу туда на каникулы. Вся моя тяга к хозяйственности родом оттуда. Частенько оставалась дома одна. Бабушка уходила на скотный двор, дедушка уезжал на работу. Я в 12 лет умела печь блины, пончики, супы варить, жарить картошку. Пока дедушка обедал, я шла мыть окна в автобусе, который он водил. Я в дедушке души не чаяла.

— Как вы оказались во ВГИКе?

— Как говорят, не я выбрала место, а оно меня. Я занималась синхронным плаванием, когда к моему тренеру обратились из рекламного агентства с просьбой порекомендовать девочку для съёмок в рекламе. Выбрали меня, я тогда оканчивала школу. Снимались мы на ВДНХ в павильоне рыбоводства две ночи подряд, и… я по уши влюбилась в режиссёра ролика, который учился во ВГИКе. Он спросил: «Ты куда собираешься поступать?» Я тогда собиралась идти в институт физкультуры на тренера. «Ты же занимаешься не просто синхронным плаванием, а театром на воде. Попробуй, во ВГИКе есть актёрские курсы!» Я пошла и поступила.

— Легко было поступать?

— На курсах меня так подготовили к экзаменам, что я поступила во все театральные вузы. И к Марку Захарову в ГИТИС, и к Юрию Соломину в Щепкинское. Но когда мне позвонили из ВГИКа и сказали, что актёрский курс здесь будет вести Баталов, это решило всё! Алексея Владимировича я поразила своей программой. Педагоги рекомендовали мне выделиться из общего потока просто материалом, и я выбрала Сумарокова: редкий автор, которого не читают на поступлении. Алексей Владимирович послушал меня и сказал: «Пойдём поговорим». Мы пошли в деканат, пили там чай. А на первом же курсе я его подвела.

— Как это могло случиться?

— Отпраздновала свой день рождения вопреки предупреждениям деканата не проводить посиделки в аудиториях. Первый курс актёрского факультета — это такое состояние психики, когда у тебя адреналин зашкаливает. Наутро выяснилось, что кто-то из старших товарищей пеной из огнетушителя залил второй этаж. И всё бы ничего, если бы в этот день не приехал с лекциями во ВГИК великий и могучий режиссёр Кшиштоф Занусси. В ректорате не стали разбираться, вызвали меня и сказали: «Вот они, ваши документы, идите куда хотите». Потом меня восстановили, но на платной основе.

— Расскажите о самом ярком воспоминании за время учёбы.

— Это был фантастический подарок судьбы — фильм-сказка про Царевну-лягушку. Я играла невесту старшего сына, а Ивана-царевича — сын Пола Верховена. Грим перед каждым съёмочным днём накладывали около трёх часов. В довершение под моим напудренным париком времён Людовика XIV сидел йорк­ширский терьер. Это была задумка режиссёра: одной рукой я держала мундштук, второй — монокль, а из-под парика выглядывала маленькая собачка. В этом удивительном наряде надо было проводить 12 часов. Это был первый раз, когда я упала в обморок.

— Как вы познакомились с вашим будущим мужем Егором Кончаловским?

— Был конец первого курса, только что закончились экзамены, когда мне позвонила подруга. У неё было свидание с Егором Кончаловским, но он сказал, что приведёт с собой друга. Я должна была «уравновесить» компанию. В тот вечер о Егоре у меня сложилось лишь одно впечатление: очень загорелый мужчина, цвета тёмного шоколада. Он только что вернулся с Крита, где снимал клип. Но скоро это выскочило из головы: наутро у меня был поезд в Одессу, потом я уехала в деревню. Когда в августе вернулась, мне передали: «Звонил какой-то Егор». Я подумала: ошиблись номером. Но Егор оказался настойчив, и мы договорились о свидании. Я пришла к кинотеатру «Художественный» и минут десять наблюдала, как Егор…ходит рядом, не замечая меня в упор! После лета в деревне я поправилась, и он меня не узнал. Пришлось самой к нему подойти. А в довершение всего, когда я садилась в машину, на мне разошлось платье. Я хотела сбежать и скрыться в метро. Но Егор повёл себя спокойно.

— Сейчас вы вместе воспитываете дочь Машу, которой уже 12 лет.

— У нас был смешной случай. Когда Маша пошла в первый класс, она даже не умела завязывать ботинки. Не потому, что её не научили, а потому, что всегда делали всё за неё. Маша у нас избалованна, она же одна. И вот она пришла в 1-й класс, села. А родителей в школу не пускают. И она: «Каак?!»

— Рождение ребёнка заставило вас повзрослеть?

— Иногда, когда Маша смотрит на меня как на истину в последней инстанции, я говорю: «Маш, ты пойми, я такая же девочка, как и ты, только чуть-чуть постарше».

Анна Пестерева,
«Звёздный бульвар»

Поделиться.

Комментарии закрыты