Людмила Чурсина: Я не успеваю жить!

0

Тянулась к точным наукам, а стала актрисой

Людмила Чурсина родилась 20 июля 1941 в Душанбе (Таджикистан). По словам Людмилы Алексеевны, становиться артисткой она не планировала — ей куда ближе были точные науки, и она надеялась, что сможет поступить в авиационный институт. Но все, как это часто бывает, решил случай: после школы за компанию с подругой, мечтавшей стать артисткой, отправилась в Москву. И шутя прошла отбор сразу в три театральных вуза: ГИТИС, ВГИК и Щукинское. Поразмыслив, остановила свой выбор на легендарной «Щуке». Ее кинодебютом стал в 1961 году фильм «Когда деревья были большими», где тогда еще совсем неопытная Людочка сыграла с легендарными Юрием Никулиным и Леонидом Куравлевым. Двумя другими главными картинами в ее кинокарьере стали «Журавушка» и «Донская повесть».

Новый сериал «Две стороны одной Анны», который идет на «Интере», уже успел завоевать сердца многих зрителей. Не в последнюю очередь виновна в его популярности знаменитая Людмила Чурсина, сыгравшая ключевую роль вдовы банкира.

«Секс-символом никогда не была»

— Людмила Алексеевна, чем руководствуетесь, выбирая себе роль?

— Самое важное — чтобы в фильме не было кровопролития, растерзанных тел и прочих разрушительных мотивов. А то сейчас, что ни кино или передача — сплошные гадости. Смотреть невозможно. А мне нравится кино, которое созидает что-то хорошее, доброе и разумное.

— В советском кино вы были первой красавицей. Как сейчас принято говорить — «секс-символом»…

— Я никогда не смотрела с такой точки зрения — ни на актрис, ни на актеров! Считали меня красивой или нет — это личное дело каждого. Я относилась к этому спокойно. Красота — это ведь понятие относительное. Кому-то я могу нравиться, а кому-то нет. И это сейчас «секс-символ» — что-то вроде комплимента. А раньше — это было ругательство. Так что я никогда не была секс-символом. Просто я хорошо знаю все свои достоинства, а еще лучше — свои недостатки. А вообще, сегодня много хорошеньких длинноногих актрис, но они все… безличностные какие-то. Такие себе пустышки.

— Вам не кажется, что сейчас в моде искусственность? У современных звезд шоу-биза, куда ни посмотри — сплошной силикон и ботокс. Естественной красоты почти не осталось!

— Совершенно верно! И мне кажется, что это не есть хорошо. Я вовсе не ханжа. Почему бы и не исправить то, что матушка природа не довела до ума? Но то, что я вижу в современном мире сейчас, можно охарактеризовать только одним словом — «перестарались».

Торговаться научилась в Турции

— Как вы ведете домашнее хозяйство?

— Все сама. И стираю, и готовлю, и на рынки за продуктами хожу.

— Продавцы, наверное, часто узнают?

— Узнают все реже и реже. Не скажу, чтобы меня это расстраивало. Думаю, это нормально. Тем более что я в жизни выгляжу просто — как все. Помню, одна женщина на рынке на меня долго смотрела, а потом спросила: «Скажите, вы артистка?» Ну, я ей и ответила: «Да, артистка». На что она, окинув меня с ног до головы взглядом (а я тогда была в каком-то пальто и платочке поношенном, корзинку с картошкой несла), разочарованно протянула: «Эх, а я-то думала, что вы настоящая Артистка». Я, как все — на рынке могу и поторговаться. Особенно если вижу, что меня дурачат. Хамство терпеть не буду! А торговаться умею хорошо — научили в Сирии, Турции и Мексике. Там торговля — искусство, если не торгуешься — тебя никто не будет уважать.

— Вы всю жизнь мечтали завести маленькую собачку, которая могла бы помещаться в сумочку. Еще не воплотили свою мечту в жизнь?

— Мечтала. Но это было бы издевательством над животным, при моем образе жизни. Таскать бедолагу по самолетам, гостиницам, да еще и в сумочке… Нет — надо уважать собачку!

— В кино вы часто играли женщин, темперамент которых был столь горяч, что мужчины штабелями падали у их ног. А какая вы в жизни?

— По секрету скажу — в жизни я еще горячее! На самом деле, кино оно ведь тем и прекрасно, что дает нам возможность все немножечко приукрасить. Сделать действительность более сказочной, раскрасить жизнь в яркие краски, испытать абсолютно нереальные чувства! А, например, играть Достоевского или Шекспира в полсилы, в пол-эмоции — нельзя. И ты выкладываешься на пределе возможностей, раскрываешь себя и весь свой темперамент просто нараспашку!

— Правду ли пишут, что в Москве вы живете в однокомнатной клетушке чуть ли не на окраине…

— Ерунда! У меня, конечно, не хоромы — просто нормальная квартира — в самом центре Москвы, возле метро. Главное удобство в ней — до театра рукой подать. На работу хожу пешочком: 7—8 минут, и на месте. Но даже в этой квартире я толком не успеваю жить: либо на гастролях, либо где-то снимаюсь.

Из брака всегда уходила первой

— Вас не задевает, что сейчас стало модным снимать кино о Советском Союзе исключительно в одном ключе: все было плохо, людям не давали дышать, всем заправляли злобные кагэбисты…

— Задевает. Это происходит от нашей внутренней безнравственности, убогости мозгов и вседозволенности. Свобода — это не значит, что все можно! Свобода — в первую очередь ответственность! С позиции сегодняшнего дня можно многое не принимать, осуждать, но нельзя открещиваться от своей истории, своих корней и предков! Это же наша жизнь, наша страна, на которой наши родители своими потом и кровью удобряли землю, умирали за нее. Страна, в которой мы родились, учились и работали. Плохое было. Но было и хорошее, светлое: пионерлагеря, кино, открытия в науке. Сейчас модно все хаять — быть таким себе надутым прыщом. Но те, кто больше всего ругает, как раз благополучнее всех и жили при Союзе!

— О чем-то жалеете?

— Нет. Жалеть — это самое бесполезное занятие в мире. Жалеть я могу, только когда из этого мира уходят близкие люди и друзья. А плакаться не люблю. Другое дело — жалеть нищих стариков, бездомных собак…

— Ваш третий муж Игорь был сыном Андропова (председатель КГБ СССР (1967—1982), Генсек ЦК КПСС (1982—1984). — Прим. авт.). Вам не доводилось сталкиваться с…

— Проверками? Нет. За мною никто не следил. Мой телефон не стоял на прослушке, а люди неприметного вида не ходили за мной по пятам. Когда мы поженились, его отца — Юрия Владимировича — уже лет пять как не было в живых.

— Каким должен быть ваш мужчина?

— Мужчину делает мужчиной наличие острого ума и умение отвечать за свои поступки. Внешность роли не играет. Мои мужчины не были красавцами. Для меня важно, чтобы с мужчиной было интересно сидеть в закутке на кухне и до рассвета разговаривать. Важно, чтобы он был стеной, на которую можно опереться. Все мои браки распадались из-за отсутствия надежности и любви. Я всегда уходила первой, потому что, когда муж и жена живут в одном доме, но при этом чужды друг другу, — не для меня.

— Очень много курите — сигарета за сигаретой…

— Эта моя личная слабость. Никак не могу бросить — силы воли не хватает. Каждый день прошу помощи свыше, чтобы мне помогли с ней расстаться!

Алекс Панченко,
«Сегодня»

Поделиться.

Комментарии закрыты