Людмила Хитяева: «Мне жизнь подарила прекрасные роли и много любви»

0

Она всегда умела представать перед зрителями в различных образах, при этом никогда не изменяя себе.

«Моя Воронина – это портрет целого поколения»

Людмила Хитяева родилась 15 августа 1930 года в Нижнем Новгороде. Воспитывалась она в «пуританской семье, где мораль была на пьедестале». По-другому и быть не могло: мать Людмилы, Вера Ивановна, военврач 1-го ранга спасала раненных, вывозя их на судне «Пролетарий» из пылающего Сталинграда; отец, Иван Яковлевич, инженер-экономист, во время войны работал над выпуском танков на военном заводе. Хитяевы свою дочь любили, но держали в строгости. Да и время было тяжелое, не до баловства.

Людмила мечтала стать врачом, как ее мама, но однажды случайно оказалась в стенах Горьковского театрального училища, сопровождая на экзамен подругу. Заодно и сама решила прочитать перед приемной комиссией выученный монолог Катерины из «Грозы» А. Островского. Совершенно неожиданно ее приняли, а вот подруга Хитяевой по конкурсу не прошла.

Еще на первом курсе Людмила вышла замуж за такого же студента Александра Белокринкина: «В нем была мужественность и основательность. С ним было не страшно пойти куда угодно. Помню, я была беременна (позже родился сын Павел), мы садились в троллейбус, и какой-то мужичок меня толкнул. Муж очень спокойно подошел и поднял его за шкирку, как котенка. И отставил от меня. Он был умен, талантлив. Хороший артист, но не киношный, а драматический. К сожалению, мы недолго прожили вместе. Я ушла от него, хотя сильно его любила. А бывший муж женился только через 14 лет после нашего разрыва. И, говорят, умирал каждый раз, когда слышал о моем новом замужестве».

После окончания училища Людмила Хитяева выступала на сцене Горьковского драматического театра, но о карьере киноактрисы и не думала. Но однажды её заметил известный писатель Анатолий Рыбаков и порекомендовал режиссеру Исидору Анненскому, искавшему исполнительницу на главную роль в своем фильме «Екатерина Воронина». В театр пришла телеграмма с вызовом на киностудию имени М. Горького.

И вот Москва, кинопроба вместе с Нонной Мордюковой, утверждение на роль. Съемки проходили в знакомой с детства обстановке, в Нижнем Новгороде в порту на Стрелке. Екатерину Воронину Людмила называет одним из самых любимых своих персонажей: «В ней больше всего моих “кусочков” – это же портрет целого поколения! Но главное для меня в ее характере то, что она умела “держать спину”!»

Шолоховская Дарья

После «Екатерины Ворониной» Хитяеву заметил режиссёр Сергей Герасимов и пригласил без проб на роль Дарьи в картину «Тихий Дон». Услышав об этом, актриса просто опешила: «Дарья, буйная, непокорная, как будто сотканная из противоречий. Могла ли я подумать, что она так близка моему сердцу? Ведь у меня и в мыслях не было, что это моя роль». С той секунды Дарья захватила ее без остатка.

Разумеется, Людмила была на седьмом небе от счастья: сниматься в классике, да еще у такого режиссера! Одно только тревожило – по сюжету ей нужно было утопиться в реке, а этого актриса панически боялась. Дело в том, что она выросла на Волге и в жизни тонула три раза, и ее все три раза спасали. Хитяева поделилась своими страхами с Герасимовым. «Не волнуйся, утопим, как следует!» – успокоил ее мэтр. И в самом деле, когда пришла очередь съемок этой сцены, актрису топили тринадцать раз, пока не добились максимального правдоподобия.

Однако самый первый съемочный день у Герасимова закончился для Людмилы все же полным провалом: ей долго не удавался эпизод, где нужно было голосить над убитым мужем. Тогда Хитяева познакомилась с местной казачкой, и та отвезла ее в соседнюю станицу, где как раз случились похороны. Там они присоединились к трем старушкам, которые оплакивали покойника. Голосили весь вечер, а наутро начались съемки. И когда привезли «убитого» мужа, Хитяева с таким вдохновением стала горевать, что даже сам «покойник» от удивления открыл глаза. К счастью, эпизод уже был снят. Герасимов подошел к актрисе, чтобы лично поздравить с блестящей игрой.

В послужном списке Людмилы роль в «Тихом Доне» до сих пор считается одной из лучших. «Когда меня спрашивают о самой любимой роли в кино, я отвечаю – шолоховская Дарья, – рассказывает Хитяева. – Она натура удивительно богатая, сильная, страстная и в то же время полная противоречий. Играя ее, я научилась пахать, косить, жать, готовить казацкие кушанья, прекрасно плавать». Не удивительно, что зрители потом подходили к ней на улице и спрашивали: «Вы случайно не донская казачка?»

«Тихий Дон» вышел на экраны страны в 1958 году и занял первое место в прокате – его посмотрели 47 миллионов зрителей. А сам Михаил Шолохов так отзывался о сыгранной Людмилой роли: «Ты украсила картину. Сыграла лучше, чем я написал». Сын писателя как-то сказал актрисе, что в кабинете его отца висел портрет Хитяевой в роли Дарьи. Рядом с портретом Сергея Бондарчука.

Нисколько не удивительно, что именно Шолохов порекомендовал режиссеру Александру Иванову утвердить Людмилу на роль Лушки в фильме «Поднятая целина». Впрочем, сам Иванов как-то признался: «На роль Лушки пробовались шесть актрис. Все они слишком старательно “играли” развязность, разгульность героини. Хитяева оказалась той естественной, занозистой и привлекательной Лушкой, которую, наверное, и имел в виду Шолохов».

Съемки этого фильма не обошлись без экстремальных ситуаций. Как-то Людмила Хитяева и Евгений Матвеев (исполнитель роли Давыдова) летели сниматься на небольшом военном самолете: зима, пурга, приземлиться негде. Летчики заходят на второй круг – не садятся, уже хотят развернуться и возвращаться. Хитяева кричит пилотам: «Там внизу моя съёмка идёт, опаздываю, сажайте самолет, как хотите! Мужики вы или нет?!» Матвеев вспоминал, что она бросалась, «как тигрица», а летчиков назвал «безумцами», за то, что они пошли у неё на поводу! Всё обошлось. А Хитяева кинулась в гримерную, загримировала разбитый во время посадки самолета лоб и в кадр.

В следующий раз ее везли уже на вертолете, летчики опять не смогли сесть, поэтому актриса спускалась по веревочной лестнице, несмотря на снег и метель. Съемочная группа шутила: «Зачем нам каскадеры? У нас Хитяева есть!» Лушка получилась одной из самых живых фигур фильма и принесла актрисе мировую славу.

Вскоре актрису пригласили сниматься в картине «Евдокия», где режиссером была Татьяна Лиознова, но Людмила очень устала разрываться между театром и кино. «До сих пор не понимаю, как умудряются актеры сниматься в трех-четырех картинах одновременно, да еще и на сцену выходят? – говорит Хитяева. – Когда же меня утвердили на заглавную роль в “Евдокии”, в театре категорически не отпускали. В итоге пришлось уйти. На премьере встретились мы с тогдашним министром культуры Екатериной Алексеевной Фурцевой. Она поздравила меня с хорошей работой и поинтересовалась моей жизнью. “Живу в поездах между Горьким и Москвой”, – ответила. И она помогла перебраться в столицу.

Меня начали приглашать в московские театры: Царев назначил встречу в Малом, Гончаров заговаривал о роли Катерины Измайловой. Но что-то мне мешало дать согласие. Так и состояла в штате Студии имени Горького».

«У России две улыбки – гагаринская и хитяевская»

Хрущев, Брежнев, Андропов на приемах всегда приглашали Хитяеву за свой стол посидеть рядом с ними. В 60-70-е годы, когда актриса отправлялась куда-либо на съемки или просто на отдых, командующие военными округами высылали за ней военные самолеты, делая это от души, в аэропортах встречали лимузины с охраной. В Гаграх для нее выделяли даже отдельный охраняемый пляж.

Евгений Матвеев любил повторять: «В 60-е годы была поговорка, что у России две улыбки – гагаринская и хитяевская. Она много могла сделать и добиться своей улыбкой». В Грузии однажды произошел очень показательный случай. Для презентации фильма «Кочубей» Людмила Хитяева, Константин Сорокин, Николай Рыбников и Алла Ларионова прибыли в Тбилиси. На вокзале встречала толпа людей. К вокзалу для артистов подали два автомобиля. В первый автомобиль села Хитяева, Ларионова – во второй. Рыбников и Сорокин слегка отстали от женщин. Тут автомобили, в которых находились актрисы, подняла на руки восторженная толпа грузин и понесла в направлении гостиницы, где должны были остановиться артисты. Рыбников и Сорокин уже издалека увидели эту картину. Они решили, что женщин похищают, и с криками побежали за ними, спасать. Но, разобравшись в чем дело, позволили поклонникам пронести знаменитых и любимых актрис несколько кварталов до гостиницы.

В активе Хитяевой много прекрасных ролей – простая работница Аннушка в фильме «Все начинается с дороги», украинская чаровница Солоха с ее завлекательностью и игривостью из фильма-сказки «Вечера на хуторе близ Диканьки» и многие другие. В общей сложности фильмография Хитяевой составляет около шестидесяти фильмов, многие из которых вошли в Золотой фонд советского кинематографа. Но известно, что, по причине занятости, она отказалась от предложений сняться во многих других картинах. Среди них – главная роль в фильме «Донская повесть» по Шолохову. Хитяева порекомендовала вместо себя никому не известную тогда Людмилу Чурсину. После той картины Чурсина сразу стала кинозвездой. Когда этой актрисе присваивали звание народной артистки, она отметила, что путевку в жизнь ей дала Хитяева. Которую, кстати, Владимир Мотыль видел в роли Катерины Матвеевны – далекой зазнобы товарища Сухова из «Белого солнца пустыни». Но не стал даже предлагать ей эту роль именно из-за красоты актрисы. По мнению режиссера, Катерина должна была быть обычная внешне женщина, которую верный товарищ Сухов, тем не менее, любит, и которой не изменяет. И если была бы в этой роли Хитяева – опять же, зрителям было бы очевидно, почему Сухову и целый гарем Абдуллы на чужбине не нужен: из-за красавицы жены.

«Кино – самая вампирская работа»

У актрисы было множество поклонников, после развода с Александром Белокринкиным она долго не хотела оформлять свои отношения официально. Но потом все же вышла замуж, и на этот раз ее избранником был человек не из артистической среды, а врач-уролог. Он умер в начале 70-х годов, однако вдовствовала Людмила Хитяева недолго: в 1975 году в ее жизни появился автогонщик Валерий. «Он очень страдал от того, что мы не поставили в паспортах печати, – говорит актриса. – А я ему сказала: “Печати ставят, чтобы дать имя ребенку, а у нас, голубчик, детей не будет: один сын у меня уже есть. И это меня вполне устраивает”. Мы прожили вместе двадцать лет, но потом расстались – меня стало все в нем раздражать, я поняла, что просто его больше не люблю и посоветовала Валерию поскорее жениться на какой-нибудь женщине и завести ребенка. Он так и сделал».

А главным человеком в жизни Людмилы остается ее сын Павел. «Я растила его человеком независимым, – говорит Хитяева. – Может, иногда на него и не хватало времени, но я горжусь, что он состоялся: вырос человеком порядочным, умным, честным. Он закончил Институт восточных языков, знает тайский, английский и французский. Работал во Внешторге экономистом. А сейчас уже восемь лет живет в столице Таиланда Бангкоке – у него там своя фирма. В первом браке у него дочка. Потом Павел женился на манекенщице, у них родился сын. Я состоялась как актриса, как мать, как любимая женщина. Мне жизнь подарила много ролей, много любви. Сегодня многие актеры без работы. А я не отчаиваюсь, не складываю крылышки: зрители до сих пор узнают меня на улицах, хоть фильмов новых у меня практически нет. Но у меня все-таки есть имя, я много езжу с бригадами артистов, собственными концертами по стране. Набиваются полные залы. Я выступаю с литературно-музыкальной композицией из стихов Анны Ахматовой, Юлии Друниной, Давида Самойлова. Иногда, правда, очень редко читаю собственные стихи».

Она всегда называла себя сильной женщиной: «В наше время другой быть нельзя! Это очень помогает в жизни. В кинематографе выживает сильнейший, слабый погибает. Ведь кино – самая вампирская работа, высасывает соки, весь талант, а потом выбрасывает за ненужностью. Мужчине трудно, а женщине остаться на плаву, когда и личико уже не такое милое, и глазки, позволяют только внутренний стержень, сила. Сильная женщина – стойкий оловянный солдатик, всё с прямой спиной. А мужики – рано уходят из жизни, ломаются. Когда у тебя нет съёмок и пустоты эти нечем заполнить – нет ни семьи, ни творчества другого – что происходит? Правильно, мужчина начинает пить, заглушая боль. Ну а со мной всегда остаются сын и поэзия».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Вечерняя Москва», G-Media, «Владивосток», TvKultura.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты