Максим Аверин: «Стало не стыдно сниматься в сериалах»

0

Всё дальше и дальше отходя от образа следователя Глухарёва, Максим Аверин смело пробует себя в самых разных стилях, жанрах, проектах.

– Когда же увидит свет ваш музыкальный альбом?

– Предложений множество, но не с руки мне петь просто эстрадные песенки, шлягеры, пусть даже хорошо сделанные. И вот на этом фоне в моей жизни появились композитор Лора Квинт и поэт Николай Денисов (оба живут в Москве, но родом они из Петербурга и здесь стали известными и любимыми авторами). Это люди, знающие толк в театре, написавшие не один мюзикл и в песнях тяготеющие к театральности. Мы вместе решили сделать не просто одну-две песни, а целую пластинку, цикл. Яркие мелодии, замечательная поэзия. Я очень рад этому сотрудничеству, но вы поймите: я не артист эстрады. Всё, что я делаю музыкально, – это примерно то, что делали Андрей Миронов, Людмила Гурченко – мои кумиры, мои любимые актёры. Цель моя не быть артистом эстрады – эстрадных звёзд у нас очень много. Я всё-таки драматический артист, которому тесно в рамках одного жанра. Я воспитанник Константина Аркадьевича Райкина, служу в театре «Сатирикон», артист которого должен уметь делать всё: от начала, от фортепианной доски, до конца, играя шекспировскую трагедию, выйти в канкан.

– Многие талантливые, но не столь признанные актёры, как вы, скажут: «Легко Аверину говорить, у него за плечами «Глухарь», множество эфиров в рейтинговых телепрограммах, он уже может делать, чего душа пожелает».

– Уже – признанный? Вот только что все писали «подающий надежды», а вы говорите: уже признанный. Вот жизнь какая! Меня уже называют по имени-отчеству – Максимом Викторовичем, но я к этому серьёзно не отношусь. И хочу не относиться как можно дольше.

– После премьеры спектакля «Отелло» рискну предположить, что ваш любимый драматург – Шекспир!

– Вы угадали, действительно, Шекспир – мой любимый драматург. Меня вообще тянет в классику, причём и раньше, и сейчас.

– Почему же вы согласились играть собаку в новом телевизионном сериале «Чарли»?

– В студенческие годы, ещё длинноволосый, я думал, что буду играть принцев и королей, но в какой-то момент своей бурной жизни я понял, что играю лишь соцработников. Когда переиграл весь плацдарм соцработников, решил, что надо переходить на животных (смеётся). Этот сериал – замечательный материал, полностью адаптированный и русифицированный для российской действительности. Аналог сериала идёт в Америке и называется «Уилфред», где всё сделано здорово, но по-американски. Наш же сериал будет свой, родной, с одним моментом исключительности: главный герой – собака.

– Будет показан мир глазами собаки?

– Нет, это собака в костюме человека. Весь мир воспринимает Чарли как собаку, которая бегает, прыгает, лает, трётся о ногу, но лишь для одного человека на земле Чарли человек – для его друга. На этом и строится сериал – на отношениях молодого человека, которому кажется, что Чарли – это человек. Этот телефильм будет показан по Первому каналу, а делается молодыми украинскими кинематографистами.
– Удивительно, но у Аверина до сих пор нет никакого звания.

– Вы правы, у меня нет звания ни «народного», ни «заслуженного», и, если честно, я где-то этим даже горжусь, потому что я – любимый артист. А зачем мне звания, как мне это поможет? Это не соберёт мне зрительный зал, не поможет зрителю подойти ко мне, чтобы сказать: «Мой артист». Я никогда не бегал ни за кем, чтобы что-то получить. Не лезу ни в какие партии, потому что мой фронт работы – актёрский, вот там я должен работать. Я никого из артистов, которые идут в политику, не ругаю, но для себя определяю фронт – в театре. Потому что это такая кафедра, как это ни пафосно звучит, с которой я могу сделать хоть на два часа людей лучше и светлее.

– Как провели лето, где отдыхали?

– Меня всегда поражала такая вещь: есть день трудящихся, а значит, что должны трудящиеся делать? Трудиться в две смены! Почему мы трудом не отмечаем Первомай? Мне жалко проводить своё свободное время на диване, что я могу там сделать? Как я могу отказаться от радиопостановок, спектаклей, кино? Я ещё столько не успел сделать! Как отказаться от работы с Чулпан Хаматовой? От радиоспектакля «Царь Эдип»? Как отказаться играть собаку – да эта роль на меня написана!

– И всё же… Вас не тяготит ноша звезды «Глухаря»?

– Под занавес сезона в «Сатириконе» мы замечательный спектакль «Лондон Шоу» репетировали, старались, силы вкладывали. После премьеры беру какую-то газету и вижу маленькую заметку «Глухарь сыграл «Пигмалиона». Меня это уже не задевает, раз не понимают, что после «Глухаря» была уйма проектов, ролей. Хотя я едва ли не первый артист, который сделал так, что стало не стыдно сниматься в сериалах, потому что это формат времени. Английские артисты не стесняются сниматься в сериалах, например Мэрил Стрип, а у нас это считается чем-то ужасным. Я не считаю, что «Глухарь» проходной, это очень хорошо сделанный сериал, который люди ещё годы будут вспоминать.

Что касается «Пигмалиона», то есть «Лондон Шоу» по пьесе Бернарда Шоу. Когда я посмотрел фильм «Артист», сидел и понимал: такого в моей жизни никогда не будет! И думал: «Боже мой, это должно где-то проявиться», ведь человечество настолько перегружено эффектами, и артист в принципе и не нужен совсем, потому что появляется компьютер, и «Аватар» – тому доказательство. Но человеку всё равно нужна исходная, а исходная… Исходное у него – сердце. И вдруг выходит фильм «Артист», где нет спецэффектов, без слов, ведь слова ничего не значат! А эта тема витала в воздухе, очень много спектаклей, фильмов стали возвращаться к началу, к истокам. И вот у Константина Райкина родился замечательный замысел: совместить чёрно-белое кино, великую пьесу Бернарда Шоу и прекрасную фигуру Чарли Чаплина. Когда это всё встало на свои места, получился потрясающий спектакль «Лондон Шоу», где я играю Генри Хиггинса.

Михаил Антонов
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты