Максим Леонидов: "В нашем райдере нет бочек черной икры"

0

Лидер популярной группы «Секрет» рассказал нам о том, почему раньше он возил на гастроли медсестру и как оставлял у себя на ночлег фанаток.

— Максим, помните свой первый гонорар в «Секрете»?

— Конечно, 11 рублей 50 копеек, но, на что его потратил, не вспомню, видимо, на какую-то ерунду. Такая концертная ставка была у всех в нашем коллективе, ведь у нас никогда не было разделения денежного вознаграждения в группе.

— А конкуренция в коллективе существовала, например, кому больше цветов фанатки подарили?

— Ну, конечно, такое в каждом коллективе есть. Другое дело — это главное или нет. В «Секрете» могу вам сказать, это было не главным, на первом месте было творчество. И до поры до времени конкуренция носила характер второстепенный. Вот когда она стала главнее творчества, группа и распалась. А до этого момента все-таки прошло практически восемь лет.

— Когда группа появилась, вам было чуть больше 20 лет. Звездную болезнь на себе почувствовали?

— Сейчас, оглядываясь назад, я понимаю, что в какой-то момент я действительно был заражен этой болезнью. Но, честно говоря, поскольку я был мальчиком умным, из интеллигентной семьи, я вовремя это заметил и избавился от так называемой звездности.

— Можете вспомнить самый шокирующий поступок, совершенный фанатками?

— У нас был костяк из 25-ти самых верных фанов, которые ездили за нами во все города. И я помню, что случалось такое, что они у нас даже ночевали в люксах на полу, потому что их в мороз выгоняли с вокзала, а идти им было некуда. Вот, представьте, выходишь утром из спальни, а на полу лежит шесть девушек.

— Не поверю, что вы никак этим не пользовались. Отношения с кем-то из своих поклонниц заводили?

— С этими нет, но с другими, которые появлялись в каждом городе, да, конечно, не без этого. Помню даже один раз мне прислала девушка фотографию из Италии якобы с моим ребенком, но это оказалось чушью.

— Сейчас у всех музыкантов есть райдер. Какие особенности ваших требований сейчас, и какие были раньше?

— Вы знаете, в 1980-е годы никаких райдеров не существовало. Нас просто всегда селили в лучшую гостинницу города, куда мы приезжали, и кормили в лучших ресторанах. Сейчас то же самое. В нашем райдере нет бочек черной икры и заказов на 17-летних мулаток.

— А алкоголь в вашем райдере есть?

— Да, у нас обязательно должно быть в гримуборной белое и красное вино, несколько сортов крепкого алкоголя, скажем бутылка джина, виски, водки и коньяка. Но это не потому, что участники коллектива без этого не могут сыграть концерт. А потому что в каждом городе находятся друзья и важные люди, которые могут зайти к нам в гости. И правильным будет иметь возможность их угостить. Только по этой причине.

— А перед выступлением вы позволяете себе выпить?

— Я позволяю себе выпивать перед выступлением, если я себя не очень хорошо чувствую. Потому что зрителю абсолютно безразлично, болеет артист или нет. А крепкий напиток в небольшом количестве облегчает симптомы, добавляя при этом сил и куража. Тем более что от этого никому хуже не становится.

— Это правда, что на гастроли раньше вы всегда возили с собой медсестру?

— Конечно, она делала нам уколы и лечила от венерических заболеваний. А еще делала массажи и так далее.

— А сейчас медсестру вы с собой берете?

— Сейчас, нет, хотя по возрасту она была бы сейчас важнее, чем тогда (смеется).

— А чья идея была вновь собраться всем «Секретом»?

— На самом деле мы собрались буквально на несколько концертов, а идею предложили сами устроители гастролей. Поначалу мы решили просто собраться с ребятами и сыграть два концерта в Москве и Питере. Но тут подсуетились прокатчики и предложили нам и в Киев приехать, почему бы и нет.

— Кстати, а как давно вы были у нас в гостях?

— На самом деле в Киеве я бываю регулярно, раза два-три в год. Меня приглашают либо на концерты в клубы, либо на корпоративы. Я очень люблю ваш город и каждый приезд стараюсь посетить Андреевский спуск, Крещатик, набережную Днепра и Лавру. Я очень люблю ходить пешком, несмотря на то что ваш город достаточно бугристый.

— Со вторым фронтменом вашей группы Николаем Фоменко вы дружите в обычной жизни?

— Раньше мы были больше чем друзья, практически одна семья, ведь жили бок о бок восемь лет. Но все проходит. Сейчас мы в приятельских отношениях и не находимся в состоянии войны или ссоры.

— Кроме музыки, чем ваша жизнь сейчас наполнена?

— Я как артист играю в двух московских театрах — в мюзикле «Продюсеры» в театре Et Cetera Александра Калягина и в мюзикле «Растратчики» в театре Михаила Швыдкого. Кстати, в «Растратчиках» я являюсь и автором всей музыки.

— А на что еще, кроме музыки и театра, остается время?

— Я занимаюсь фитнесом, йогой, к тому же у нас с супругой Александрой двое маленьких детей восьми и пяти лет, воспитанием которых мы тоже активно занимаемся.

— Вы довольно в зрелом возрасте стали отцом. Специально оттягивали этот момент или была какая-то другая причина?

— Так просто получилось. Но, оглядываясь назад, могу сказать, что это случилось очень вовремя. Потому что отцовство позднее, оно осознанное, не случайное и самое правильное, как мне кажется.

— А какой вы отец? На родительские собрания к вашей дочери Маше ходите, например?

— Я хорошо слежу за успехами и Маши, и Лени. Отвожу их на тренировки, они занимаются у меня конным спортом, а Маша еще и танцами. Если нужно, помогаю им делать домашние задания. В этом плане я погруженный в жизнь своих детей папа.

— Вы трижды состояли в браке, и все ваши три жены были актрисами. Вы принципиально не искали девушек других профессий?

— Общие интересы — это все-таки большая вещь. И жену-стоматолога, например, я рядом с собой как-то не видел. Очень важно, когда есть общий язык профессиональный и когда есть, о чем поговорить.

— Давно мучает вопрос, кому все-таки вы посвятили свою легендарную песню «Девочка-виденье»?

— Я ее никому не посвящал. Эта песня родилась случайно, когда мне был одиноко и когда я находился во Франции. Написал я ее часа за два.

— Эта песня — лидер по заказам на корпоративах?

— Вы знаете, я не позволяю на корпоративах делать заказы, потому что это все-таки не караоке. Если меня куда-то зовут, я, конечно, могу выслушать пожелания, но, как правило, я сам знаю, какая песня на том или ином мероприятии более уместна.

— А политики вас часто зовут на корпоративы?

— Вы знаете, не случалось. Видимо, я не вхожу в категорию артистов, которые пользуются популярностью в кругу депутатов Госдумы. Они скорее все-таки зовут к себе Елену Ваенгу и Стаса Михайлова (улыбается).

— Говоря о вашей кинокарьере, скажите сразу ли согласились на роль импресарио в фильме «Высоцкий. Спасибо, что живой»? И как вам фильм в целом, понравился?

— Вы знаете, меня вообще обманом заманили на эту роль. Сначала я отказался, потому что не понимал, кто будет играть Высоцкого и как вообще это все будет происходить. Но когда продюсер фильма Анатолий Максимов меня заманил к себе в офис и показал кусочек тизера, я совершенно обалдел. Потому что понял, что готовится какая-то такая авантюра и афера, которой в нашем кино еще не было. А там, где есть авантюра, я с удовольствием участвую (улыбается). После же просмотра фильма я был приятно удивлен. Картина заставила меня и смеяться, и плакать. А что еще требовать от кино?

— Вы одним из последних стали партнером Андрея Панина на съемочной площадке «Спасибо, что живой». Каким его запомнили?

— Хоть мы и не были с Андреем приятелями и встречались только на съемочной площадке, могу сказать, что он был замечательным партнером, очень хватким, конкретным, настоящим профи.

Школьная Анна
Segodnya.ua

Поделиться.

Комментарии закрыты