Мао Цзедун: «Великий кормчий» Китая

0

Его имя означает «Облагодетельствующий Восток». Одновременно Мао по традиции дали и другое имя, неофициальное. Оно должно было использоваться в особых случаях как уважительное и переводилось как «Воспетая орхидея». Но на самого Мао это было мало похоже, а потому не нужно удивляться, что он выбрал себе другое имя, как ему казалось, более подходящее – «Облагодетельствующий всех живущих».

Идеальная революционная пара

Мао Цзедун родился 26 декабря 1893 года в семье зажиточного крестьянина Мао Женъшена в провинции Хунань. В местной начальной школе он получил классическое китайское образование, включавшее знакомство с философией Конфуция и традиционной литературой. Но в 1911 году учебу прервала революция: войска под руководством Сунь Ятсена свергли Маньчжурскую династию Цин. Мао полгода прослужил в армии, выполняя обязанности связного в отряде.

Спустя несколько лет он вместе с единомышленниками создал в Чанша общество «Новый народ» с целью «поиска новых путей и методов преобразования Китая». К 1919 году он приобрел репутацию влиятельного политического деятеля. В этом же году впервые познакомился с марксизмом и стал горячим сторонником этого учения.

К тому времени он уже был женат. Мао сам признавался, что в молодости был весьма сильно сосредоточен на своем собственном внутреннем мире. У него в жизни было несколько длительных периодов полного сексуального воздержания, когда он сосредотачивал все свои силы на решении политических проблем. Первая его взрослая связь с женщиной сложилась рано и довольно странным образом. Когда ему исполнилось 14 лет, он начал сильно раздражать своего отца своей мечтательной привязанностью к романтической литературе. Чтобы спустить мальчика с небес на землю, отец решил женить его на девушке, которая была старше его. Мао был потрясен таким решением отца, но не посмел отказаться выполнить его волю. Он прошел через весь традиционный церемониал китайской свадьбы, а затем отказался жить со своей женой. Позже он утверждал, что ни разу даже не дотронулся до нее. Этим бунтом Мао начал свою борьбу против старых китайских традиций, которую вел потом всю свою жизнь.

Через десять лет, в течение которых Мао упорно занимался повышением уровня своего образования, подрабатывая, где придется, чтобы заработать себе на пропитание, он занялся серьезной журналистской деятельностью, а затем весь ушел в революционную борьбу в Пекине. У него по всей вероятности, практически не было романов с женщинами, пока он не познакомился с прекрасной революционеркой Янь Кайхай. По сообщению Эдгара Сноу, американского журналиста, который взял несколько интервью у Цзедуна в конце 30-х годов, Мао и Янь устроили себе «пробную женитьбу» до того, как официально зарегистрировали свои отношения в 1921 году. Они нарушили традицию уже тем, что свободно выбрали друг друга. Их считали идеальной революционной парой. В 1927 году, во время тяжелых боев с армией Чан Кайши, Мао оставил Янь и их детей в безопасном месте в селении Чангша. Через три года Янь была схвачена гоминьдановской армией и публично казнена, поскольку отказалась выступить с осуждением Мао, который к тому времени стал уже крупным лидером коммунистической партии. В течение последующих 20 лет были казнены многие из членов семьи Мао, и он потерял следы большинства своих детей (их точное количество неизвестно).

Честолюбивая актриса

После смерти Янь Мао стал жить с очередной красавицей-революционеркой Хо Цучень, которая была примерно вдвое моложе Мао. Эта женщина стала тяжким бременем в личной жизни Мао. Она родила ему троих детей, но ее психика сильно пострадала от бесконечной революционной борьбы, в которой ей пришлось помогать своему мужу. Мао и Хо стали испытывать друг к другу страшную антипатию и в 1937 году развелись. Женщину в итоге отвезли в Москву для психического лечения. Состояние ее здоровья стало ухудшаться. В конце концов, ее перевезли опять в Китай, где поместили в психическую лечебницу в Шанхае.

До того, как Мао окончательно разорвал свои отношения с Хо, он флиртовал с несколькими женщинами. Одной из них была, например, Лили By, актриса и переводчица. В 1938 году Мао шокировал руководство коммунистической партии, связав свою жизнь с актрисой, чья репутация была весьма сомнительной, и чья преданность революции была под вопросом. Ее звали Лан Пинь («Голубое Яблоко»). Вскоре она, правда, поменяла имя и стала называть себя Цзян Цин («Лазурная Река»). Она была бедной, но честолюбивой и использовала постель для того, чтобы получать хорошие роли. Ходили слухи о том, что эта женщина была любовницей Чан Кена, режиссера и одновременно одного из функционеров коммунистической партии, а также о том, что она была еще и женой Тан На, актера и кинокритика. Когда она бросила мужа, оставив ему и двух их детей, он пригрозил, что покончит жизнь самоубийством. Пресса раздула вокруг этой истории сенсацию, обвинив во всем Цзян Цин. После того, как эта женщина вышла замуж за Мао в 1939 году, на долгое время она стала тихой и неприметной домохозяйкой. Такую роль ей пришлось играть, видимо, потому, что это условие было поставлено Мао руководством коммунистической партии.

Культ вождя

Мао Цзедуну было суждено стать одним из самых кровавых тиранов двадцатого века. Культ личности Мао зародился ещё в начале сороковых годов. Уже тогда на занятиях по изучению теории коммунизма используются главным образом его труды. В 1943 году начинают выходить газеты с портретом Мао на передовице, а вскоре «идеи Мао Цзэдуна» становятся официальной программой коммунистической партии Китая. После победы коммунистов в гражданской войне плакаты, портреты, а позже и статуи Мао появляются на площадях городов, в кабинетах и даже в квартирах граждан. Однако до гротескных размеров культ Мао был доведён в середине 1960-х. Тогда был впервые опубликован цитатник Мао — «Красная книжечка», ставшая впоследствии Библией культурной революции. В пропагандистских сочинениях, громких лозунгах и пламенных речах культ «вождя» доводился до абсурда. Толпы молодых людей выкрикивали здравицы «красному солнцу наших сердец» — «мудрейшему председателю Мао». Мао Цзэдун становится фигурой, на которой в Китае сосредотачивается практически всё.

Для подавления оппозиционных сил в партии Мао и его сторонники использовали политически незрелую молодежь, из которой формировались штурмовые отряды хунвэйбинов – «красных охранников» (первые они появились в конце мая 1966 года в средней школе при пекинском университете Цинхуа). В первом манифесте хунвэйбинов говорилось: «Мы являемся стражами, защищающими красную власть, ЦК партии. Председатель Мао – наша опора. Освобождение всего человечества является нашей обязанностью. Идеи Мао Цзедуна являются самыми высшими указаниями во всех наших действиях. Мы клянемся, что ради защиты ЦК, защиты великого вождя Председателя Мао мы, не задумываясь, отдадим последнюю каплю крови».

Хунвэйбины избивали велосипедистов, осмелившихся появиться без изображения Мао Цзэдуна; пассажиры автобусов и поездов должны были хором повторять выдержки из цитатника Мао; классические и современные произведения уничтожались; книги сжигались, чтобы китайцы могли читать только одного автора – «Великого кормчего» Мао Цзэдуна, издававшегося в десятках миллионов экземпляров.

«Китай – очень бедная страна; все, что у нас есть в избытке – это женщины»

В конце шестидесятых годов Мао и Цзянь Цин, которая продолжала вести активную общественную жизнь, вовлекли всю страну в ожесточенную дискуссию по поводу ее политического будущего. В мае 1966 года на расширенном заседании Политбюро ЦК КПК было заслушано сообщение, в котором излагались основные идеи Мао Цзедуна о «культурной революции», после чего был подвергнут резкой критике, а затем и снят со своих постов ряд высших руководителей партии, правительства и армии. Была также создана Группа по делам культурной революции. Она постепенно заменила собой Политбюро и Секретариат партии и превратилась стараниями Мао в «штаб культурной революции».

Занятия в школах и вузах по инициативе Мао были прекращены для того, чтобы учащимся ничего не препятствовало проводить «культурную революцию». Начались преследования интеллигенции, членов партии и комсомола. Профессоров, школьных учителей, деятелей науки и искусства, а затем и видных партийных и государственных работников выводили на «суд масс» в шутовских колпаках, избивали, глумились над ним якобы за их «ревизионистские действия», а в действительности – за самостоятельные суждения о положении в стране, за критические высказывания о внутренней и внешней политике КНР.

Мао также предлагал американцам прислать в США 10 миллионов китаянок. Об этом свидетельствуют рассекреченные исторические документы. Предложение китайского лидера было озвучено в 1973 году во время затянувшейся за полночь беседы с американским политиком Генри Киссинджером, который в то время был советником президента Никсона по национальной безопасности. Мао посетовал на плохое состояние торговли между двумя странами и заявил: «Китай – очень бедная страна; все, что у нас есть в избытке – это женщины». Китайский лидер предложил перевезти излишек китаянок в США, заметив, что «благодаря этому вы поймете, как нам тяжело». Участники встречи отреагировали на слова Мао Цзедуна смехом, а Генри Киссинджер не принял предложение.

Со своей женой сам китайский лидер к тому времени практически прекратил все личные отношения, у него было множество любовниц. Мао отдалился от Цзян Цин настолько, что она подавала письменные заявления с просьбой о встрече с ним. Но эта женщина, видя, что ее влияние на Мао ослабло, не оставляла попыток прийти к власти. Говорят, что, когда китайский лидер умирал, кто-то услышал, как Цзян Цин сказала: «Мужчина должен отрекаться в пользу женщины. Женщина тоже может быть монархом. Императрица может существовать даже при коммунизме».

Теперь утверждают, что Мао предостерегал партию против попыток переворота со стороны Цзян Цин. Кончина Мао 9 сентября 1976 года (он умер неожиданно) привела к резкому обострению политической борьбы. Похороны Мао, которые были обставлены как национальная трагедия, не слишком долго занимали умы его наследников. Еще не был решен вопрос о том, как поступить с останками – захоронить в земле, кремировать или забальзамировать, еще не отзвучали речи, посвященные погребальному ритуалу, как наследники попытались взять власть.

Цзян Цин и ее приближенные были арестованы во дворце. Вскоре появились официальные сообщения о заговоре «банды четырех», где участвовала жена Мао: заговорщики готовились установить «фашистскую диктатуру».

Падение Цзян Цин было стремительным. Она враз потеряла все: власть, политический вес и, главное, заманчивую перспективу повторить судьбу жен императоров Китая, которые наследовали их корону, их деятельность, их культ. Поражение было тем обиднее, что переворот подавили без всякой борьбы. За арестом вдовы «красного солнышка» не последовало никаких потрясений ни в партии, ни в государстве. Пожизненное заключение она отбывала сначала в тюрьме, а затем в хорошо охраняемом особняке. Ее путь закончился петлей: ранним утром 14 мая 1991 года Цзян Цин обнаружили повесившейся в одной из комнат ее пекинской резиденции.

После разгрома «банды четырёх» ажиотаж вокруг Мао значительно утихнул. Мао Цзедун до сих пор является «галеонной фигурой» китайского коммунизма, его до сих пор чествуют, в городах всё ещё стоят памятники Мао, его изображение украшает значки и наклейки. Но нынешний культ Мао среди рядовых граждан, особенно молодёжи, следует скорее отнести к проявлениям современной поп-культуры, а вовсе не к преклонению перед мышлением и деяниями этого человека.

Подготовила Лина Лисицына
По материалам People’s History, «Спроси Алену»

Поделиться.

Комментарии закрыты