Мария Берсенева любит ходить голой

0

Яркую модель и актрису Марию Берсеневу мы помним по роли модели в сериале "Дочки-матери", по фильму "И все-таки я люблю", где она сыграла Мэри. Но покорила она зрителей своей Маргаритой Ребровой в нашумевшем сериале "Маргоша".

А недавно 30-летняя актриса надела погоны капитана полиции. Она снимается в новом сериале "Без вести". Ее героиня Светлана Воронкова вместе со своими партнерами, которых играют Ирина Розанова, Константин Крюков, Евгений Миллер, Игорь Черневич, будет разыскивать пропавших людей.

– Маша, а почему ты ездишь с водителем, а не садишься сама за руль?

– У меня есть права. Думаю, что если бы я взялась за это дело, то была бы хорошим водителем. Но предпочитаю в машине отдыхать. В пробках могу поспать после напряженного рабочего дня.

– Ты выросла в спортивной семье. Папа – обладатель черного пояса по каратэ, подполковник полиции, мама – мастер спорта по конькобежному спорту. Наверняка они и тебя приучали к спорту. Помогло это тебе в работе моделью?

– Я занималась фигурным катанием. Но для работы моделью это не пригодилось. У меня просто спортивное телосложение. Я щажу свой организм. Все мои предпочтения в еде склоняются к здоровой пище. Правда, иногда я устраиваю себе поблажки, например, могу поесть сладкое. Но сейчас весь мой спорт проходит на съемочной площадке.

– Хотя бы раз в году удается отдохнуть? Какие места выбираешь для отдыха?

– Хочется побыть в тишине. Там, где мало людей. Люблю ездить туда, где море и солнце. Первые несколько дней на отдыхе я отлеживаюсь на солнышке. Правда, валяюсь на пляже, когда оно не очень яркое. Я понимаю, что женщине после тридцати не рекомендуется сильно загорать. Последние два года я отдыхала в Таиланде. Пхукет мне показался раем, а Паттайя – наоборот. Но это мое мнение. В Европу нужно ездить, когда ты отдохнувший. Экскурсии и лишние впечатления изматывают. Без всего этого я могу прожить.

– А без чего нет?

– Без массажа. Я много сейчас гастролирую и в разных городах нахожу своих массажистов. К ним постоянно обращаюсь.

– В домашних условиях делаешь маски или предпочитаешь ходить к косметологу?

– Я покупаю маски, кремы хороших фирм. Это максимум, что делаю сама. Для кожи самое главное – увлажнение и питание. В моем возрасте девушке уже можно поколоть гиалуроновую кислоту. Может, это касается не всех, но актрис точно. Мы живем вечно в гриме, под софитами. К тому же у меня очень богатая мимика, и поэтому появляются мимические морщинки. Надо обязательно колоть витамины. Это не инородные тела и не хирургическое вмешательство.

– К хирургическому вмешательству спустя лет 15 готова прибегнуть?

– Сложно сказать. Не знаю, какая я буду через 15 лет. Если смотреть на это более глубоко, могу сказать, что морщины – это отражение наших пороков. У хороших людей и морщины красивые. Добрые душой люди стареют красиво. Хочется верить, что тоже отношусь к добрым людям, зла не делаю, поэтому стареть буду достойно. При этом не осуждаю тех женщин, которые прибегают к пластической хирургии. Можно что-то подкорректировать в своей внешности, поддержать свое, а не делать другое лицо.

– В обычной жизни пользуешься косметикой?

– Предпочитаю ходить без косметики. Делаю элементарный макияж, если у меня деловая встреча. А если я иду куда-то с сыном или встречаюсь с подружками, то только подкрашиваю ресницы.

– В сериале "Маргоша" ты отказалась перевоплощаться в блондинку. Не любишь меняться?

– Я очень люблю меняться и даже до неузнаваемости. "Маргоша" – это адаптация аргентинской версии. Зачем придерживаться каких-то штампов? У нас был свой имидж Маргоши. Я была блондинкой в институте, и мне это не идет. Да и темперамент у меня не блондинки. Но это-то еще можно сыграть. А вот волосы выглядели плохо. Мой родной пигмент дает светлым волосам невыгодный оттенок. Поэтому мне их не хочется портить.

– А можешь поделиться секретом, как ты за ними ухаживаешь?

– Кончики часто портятся, а мы, артисты, еще их утюгами, парами и лаками мучаем. Мастер раз в месяц подстригает мне кончики, красит, тонирует волосы. У меня есть любимое масло для волос, которое всегда в сумочке. Кстати, Кэтрин Зета-Джонс рассказывала в интервью, что намажется вся кремом, как тюлень, и ходит по квартире в чем мама родила. Раздетой у меня дома ходить не получается – я хожу в лосинах и длинной майке. А в гостиничном номере можно сколько угодно быть голой, намазав себя подобно тюленю. После того как увлажняющие средства впитываются, надеваю халатик. В гостиницах есть халаты, но я вожу свой.

– Расскажи, пожалуйста, про сына. Чем кроме учебы он занят?

– Никита очень занятой человек. Ходит на секции айкидо, самбо, курсы английского языка. Но занятия по языку я сократила, так как много уроков задают в школе. В девять лет ему хочется и мультики посмотреть, и поиграть. Он успевает ходить в бассейн. Не отказывается, когда бабушка зовет его на каток. Хорошо стоит на коньках.

– А какие у вас в семье традиции?

– Мы шутим, что наша главная семейная традиция – это то, что нет никаких традиций. В праздники можем съездить к бабушке на блины. Мы можем отметить вместе Новый год, но претензий не будет, если кто-то не придет. Нам нравится вместе ужинать, когда вся семья за столом. Главное, что мы бережем и любим друг друга.

Мариана Саид Шах,
"Между нами, женщинами"

Поделиться.

Комментарии закрыты