Топ-100

Мария Кожевникова: «Я позитивный человек!»

0

На экраны выходит фильм «Духлеss» по бестселлеру Сергея Минаева. Исполнительница роли охочей до денег блондинки – актриса, певица, телеведущая и депутат Мария Кожевникова рассказала о карьере в кино и политике, об отношении к женщинам-хищницам и шуткам в свой адрес.

– Сначала Аллочка из «Универа», теперь вот новая роль в фильме «Духлеss»…

– Я очень благодарна «Универу» за то, что этот проект подарил мне замечательных друзей, любовь зрителей и добрые воспоминания, от которых всегда тепло на душе. Моя героиня в сериале за три года прошла определенную эволюцию, поняв, что деньги в жизни не главное, а главное – любовь, взаимопонимание и самодостаточность. Это и есть составляющие счастливой жизни. Но покинув проект, я приняла решение, что играть подобные роли уже не буду. И вот предложение по съемке в «Духлеssе»… Это было три года назад. Читаю сценарий, первая реакция отрицательная. Я так и сказала на встрече с режиссером Романом Прыгуновым: «Спасибо, но мне этот образ не интересен, я уже это играла". Мое решение тогда было не в пользу проекта. Но Рома, со свойственным ему обаянием и талантом уговаривать, нашел нужные слова. И вот… Все состоялось.

– А близка проблема меркантильного интереса, постоянного выбора женщины между карьерой и семьёй?

– А в чем здесь меркантильный интерес? Я считаю, что каждая женщина, если она хочет, вправе заниматься своей карьерой и иметь возможность самореализации в профессии помимо семьи. Главное – не подменять духовные ценности материальными.

– Следите сейчас за сериалом "Универ"?

– Сейчас я очень редко смотрю телевизор, поэтому не слежу за жизнью сериала. Да, я знаю, что Виталий уходит. Просто наступает такой момент, когда ты понимаешь, что сделал для проекта все, что смог, и больше отдавать уже нечего. В этот момент нужно найти в себе силы и вовремя остановиться. Многие считают, что сделать это просто. Но это не так. Уходя, сталкиваешься с тем, что не только теряешь деньги, стабильность, коллектив, но еще получаешь возможность быть востребованным долгие годы только в подобном образе. Ведь режиссеру гораздо проще продолжать успешно эксплуатировать уже созданный ранее образ.

– Депутатская деятельность не мешает в творчестве?

– Работа в Государственной Думе и общественная деятельность для меня приоритетны. В настоящее время я как член комитета по культуре работаю над законопроектом, который поможет увеличить долю детского вещания у нас на телевидении, так как сейчас детские передачи не снимают – невыгодно, и уж тем более не транслируют. Так же в работе еще несколько законопроектов. Все они напрямую связаны с детьми и молодежью.

Свой график я всегда планирую таким образом, что съемки в проектах происходят во время каникул. В то время, когда депутатам положено отдыхать, я работаю. Именно так и было этим летом. Я закончила съемки в двух проектах. Правда, в августе успела все же отдохнуть.

– Приходится отказываться от ролей?

– Конечно, приходится отказываться от многих проектов. Мне всегда была интересна военная тема. Интересно время, когда были молоды наши бабушки и дедушки. Вызывает уважение и преклонение те подвиги, на которые они шли ради нас в военные годы. Мой дедушка прошел всю Великую Отечественную войну. Я всегда с удовольствием слушала его рассказы о войне и под их впечатлением, конечно, очень хотела сняться в военном кино. Этим летом мне посчастливилось реализовать свое желание в таком проекте. Я снялась в картине «Красные горы» режиссера Игоря Зайцева. Это очень интересная, жизненная история о довоенном и военном времени, любви, подвиге, предательстве. Я очень надеюсь, что зритель полюбит этот фильм. Хочу также, пользуясь случаем, сказать большое спасибо всей съемочной группе, которая вошла в мое положение и подстроилась под мой рабочий график.

– Вы за цензуру на экране?

– Лично я за цензуру на телевидении и считаю, что любой проект должен иметь определенные рамки. Но я знаю, что многие против, мол, вводя цензуру, мы нарушаем право свободы выбора. У моей героини в «Духлеss» нецензурная лексика, и продюсеры посчитали нужным оставить все как есть для просмотра фильма в кинотеатрах. Поэтому до 18 лет просмотр картины не разрешен.

Я также и против мата однозначно, но, как говорится, из песни слов не выкинешь. Смысл всего происходящего не будет таким, как должен быть. Если бы я не снялась в этой роли, на моем месте была бы другая актриса. Это очень жесткое кино. Но главное, чтобы зрители сделали правильный выбор после просмотра «Духлеss». Поведение моей героини – это прямой показатель того, как не нужно жить, если не хочешь, чтобы мир вокруг тебя превратился в пустоту.

– Как вы себя ощущаете в столь молодом возрасте, находясь среди взрослых мужчин в Госдуме?

– На мой взгляд, это все стереотипы по поводу возраста депутатов в Думе. Есть молодые талантливые люди. А сколько кому лет – я не считаю. Отношусь с уважением ко всем, и ко мне с уважением относятся люди. Главное – не возраст, а результат твоей и общей деятельности. Конечно, в Госдуме, как и в жизни, существует конфликт поколений. Не буду обобщать, но, к примеру: я предлагаю законопроект, пути решения проблемы могут быть разные. Некоторые считают, что нужно обязать, заставить. Я же уверена, в том, что «обязаловками» в наше время проблему не решить, все равно найдется брешь, и ее будут использовать в свою пользу. Поэтому, нужно создавать такие условия, работая в которых все стороны будут заинтересованы. Потому что обязать или заставить наше поколение сейчас очень сложно – все личности, у людей другое восприятие. А поколение наших родителей как раз воспитывалось на том, что, если сказано сделать, люди сделают. Но в том-то и мудрость, и умение – не заставить, а объяснить и убедить в своей правоте окружающих, а это дано не каждому.

– Как реагируете на шутки в свой адрес? Переживаете, что вас сравнивают с вашей героиней Аллочкой Гришко?

– Я на такие шутки в свой адрес не обижаюсь. Ну как можно на глупость обижаться? Что же делать, если человек не понимает, что роль, придуманная сценаристом, отработанная режиссером и предложенная мне как актрисе, ничего с моей жизнью общего не имеет. Неужели актер, сыгравший маньяка или убийцу, такой и есть на самом деле? Или, к примеру, Яковлева, сыгравшая интердевочку… Все понимают, что это ее блестящая актерская работа, а не образ жизни на самом деле.

Я, вообще, позитивный человек! Во всем стараюсь находить плюсы. И когда говорят «о, Алла Гришко!» – значит, я отработала роль настолько, что люди верят, что это я.

У меня путь был нелегкий: я начинала сниматься в массовке, где было по двести-триста человек – мне никто не давал шанса проявить себя. Но мне хотелось доказать себе самой, что я могу, я справлюсь. Слышала в свой адрес, например: «Отвернитесь, чтобы не отвлекать внимание от главной героини». Я всё прошла: и роли без слов, и роли со словами “кушать подано”. Я и сейчас к эпизодникам стараюсь лучше относиться, чем к главным героям, потому что понимаю, как им было тяжело. Я сама это прошла. Путь актера – это непростой путь. И тот, кто выбрал эту профессию, должен быть готов и к падениям в том числе. Я могла бы, конечно, опустить руки и пойти в другую профессию. Так очень многие и делают, отказываясь от своей мечты – в этом и есть вопрос: “А чего ты стоишь? А как ты сможешь выстоять? А какой у тебя характер?” Я вывела такую пословицу: «Чтобы оказаться в нужное время в нужном месте, нужно до этого сотню раз оказаться не в том месте и не в то время».

– Что вообще думаете о современном русском кино? Предпочтения, последние понравившиеся фильмы из проката?

– Я думаю, нам нужно очень много поменять в нашем кинематографе, начиная от прав актеров и заканчивая долей трансляции зарубежного кино. Конечно, на это уйдет какое-то время, также как и во Франции, чей опыт реформ я сейчас изучаю. Во Франции долгие годы было засилье зарубежных фильмов, а французский кинематограф был в упадке. Но французы смогли за несколько лет выправить ситуацию, приняв определенные законы и реформы. Из их опыта можно многое почерпнуть и применить для нашей ситуации.

Иван Николаев,
Metronews.ru

Share.

Comments are closed.