Мария Шарапова: Даю мужчинам шанс себя показать

0

Несмотря на травму плеча, которая мучает спортсменку с 2007 года, в январе 2008 года она выиграла свой третий турнир Большого Шлема — Australian Open. «Когда я в хорошей форме, встретиться со мной на корте — все равно что попасть под грузовик», — однажды сказала Мария. Самая высокооплачиваемая российская спортсменка Мария Шарапова из-за травмы плеча была вынуждена сделать перерыв в карьере. Однако нет худа без добра: у теннисистки появилось свободное время, которое она все чаще предпочитает проводить с баскетболистом «Лос-Анджелес Лейкерс» Сашей Вуячичем.

Проблемы спортсменов

Мария отрывается от книги, чтобы поправить сбившийся пляжный коврик. На всякий случай оглядывается, достает из кармана спортивного костюма шоколадный батончик и быстро отправляет его за щеку. Она страшная сладкоежка и ничего не может с собой поделать.

Мария сидит на пляже Манхэттен-Бич, недалеко от своего калифорнийского дома, под ненавязчивый шум моря читает чеховский рассказ «О любви». Наткнувшись на предложение о том, что больное плечо помешало жить главному герою рассказа, она невольно улыбается.

Последствия травмы правого плеча помешали Марии Шараповой выступить на Олимпиаде, на время она была отброшена с 9-го на 126-е место мирового рейтинга. Зато Марии удалось вспомнить, что такое жить дома, спать в своей постели, не спеша ходить по магазинам, пополняя и без того раздутый до безобразия гардероб. Или вот, как сейчас, сидеть на морском берегу с книжкой. Она успела привыкнуть к этим маленьким радостям и не торопится отказываться от них, несмотря на то, что спортивная жизнь снова набирает обороты.

Она уже дочитывала трогательный рассказ Чехова, когда длинная тень упала на страницы книги. Мария подняла глаза.
— О! Привет, Саша.

— Привет. Занята? — словенский защитник «Лос-Анджелес Лейкерс» Саша Вуячич живет через несколько домов от нее. Он еще не очень хорошо говорит по-английски, но Марии даже нравится его славянский акцент.

Звезда тенниса неравнодушна к баскетболу. В прошлом сезоне ее тогдашний возлюбленный Чарли Эберсол, сын продюсера популярного телешоу Saturday Night Live, не раз водил ее на матчи. А со многими спортсменами, которые живут в Манхэттен-Бич, она была знакома и раньше.
— Нет, не занята. Присаживайся. Как у тебя дела?
— Не очень.

Мария в курсе Сашиных проблем. Блистательный игрок, которого за неутомимость и точность броска прозвали Машиной, в последнем сезоне внезапно расклеился, перестал попадать в кольцо, начал злоупотреблять запрещенными приемами. Пытаясь реабилитироваться, в каждом матче Саша старался перетянуть игру на себя, но это скорее мешало, чем помогало партнерам по команде. Баскетбольные аналитики говорили о том, что словенец зазвездился, потерял связь с реальностью. Фанаты разочаровывались и негодовали. В Интернете даже появился пародийный ролик-комикс о баскетбольном матче, в котором Саша-Машина попадал в нелепые ситуации, потому что забыл зарядить свои батарейки.

— А у тебя как? — спрашивает словенец. — Давно не видел вас с Чарли на играх.
— Мы расстались, — коротко отвечает Мария. — А в остальном все неплохо. Я на подступах к первой десятке. Плечо еще немного беспокоит, подача пока не та, но, думаю, все наладится.

— Мне бы твою уверенность, — Саша рассеянно пересыпает песок из ладони в ладонь. — Когда мы выиграли чемпионат, болельщики стали говорить, что я свой чемпионский перстень не заслужил. А что делать, если игра не идет, Мария? Я стараюсь, но каждый раз этого оказывается недостаточно. Люди смеются надо мной. У тебя когда-нибудь возникало чувство, что ты больше не можешь ничего отдать, что силы кончились? Скажи, ты хотела бросить теннис?
Мария сочувственно смотрит на собеседника. Потом поправляет его челку, упавшую на глаза.
— Я кое-что расскажу тебе, — тихо говорит девушка.

Маша, не смей плакать!

Раннее утро в зимнем Сочи. По заснеженной дороге идет мужчина. Он несет спортивную сумку, из которой торчит ручка теннисной ракетки. Издали может показаться, что рядом с ним катится пушистый колобок, но на самом деле это девочка в традиционной советской шубке из «меха плюшевого мишки». Ей всего шесть лет, она еще не до конца проснулась. Дорога от дома до места тренировок по пустым улицам занимает около получаса. Девочка канючит:
— Папа, мне холодно. Давай не будем сегодня заниматься!
— Будем, Маша.

Ножки скользят на припорошенной снегом полоске льда, девочка падает. Жесткий наст царапает пальцы, врезается под ноготь, капельки крови блестят на нетронутом утреннем снегу.

— Мне больно, — говорит девочка, часто моргая влажными от слез ресницами.
— Не плачь, дочка, — говорит мужчина. — Это пустяки. Пойдем.
— Папа, мне больно! Я не хочу сегодня заниматься, — холодные слезы катятся по щекам. — Отведи меня домой!
— Маша, не смей плакать! — прикрикивает на нее отец. — Никогда не смей плакать! Чемпионы не плачут!

Осознав, что дальнейшие уговоры бесполезны, Маша смиряется с собственной участью и плетется на ежедневную тренировку. Шараповы не могут позволить себе отдать дочь в секцию, где занятия зимой проводятся на закрытых кортах. Маша круглый год под папиным присмотром играет у стенки в парке…

Влияние отца на дочь до сих пор удивляет всех, кто хоть раз наблюдал за их общением. Юрий Шарапов и теперь заставляет Марию краснеть едва ли не на каждом крупном турнире: сидя на трибуне, он до сих пор пытается руководить ею! За это Марию даже успели оштрафовать: правила соревнований не допускают ничего подобного. Не раз спортсменку просили убедить отца воздержаться от провокационных жестов, а заодно — следить за его внешним видом, ведь иногда Юрий являлся на турниры небритым и одетым как наемный убийца. Бывший основной тренер Марии Роберт Лэнсдорп охрип, уговаривая Шарапова не дергать Марию во время матчей и позволить ей следовать спортивному инстинкту. Но каждый раз, когда кто-то критикует Юрия, его знаменитая дочь прикидывает расстояние, отделяющее заснеженный сочинский парк от пляжей Калифорнии, и встает на защиту темпераментного родителя…
— Папа отучил меня от привычки жалеть себя, — заканчивает Мария рассказ. — Чемпионы не плачут, Саша.
— А сейчас какие у вас отношения?

Мария неопределенно пожимает плечами. Благодарность благодарностью, но поведение Юрия на самом деле не приносит пользы ее имиджу. Сначала дочь договорилась с отцом, что он не будет общаться с журналистами, потом его плавно отправили в полуотставку — наслаждаться заслуженной, выстраданной роскошью, путешествовать, жить своей жизнью. С благословения тренера, Майкла Джойса, он по-прежнему принимает участие в тренировочном процессе. Но теперь отец предпочитает давать ей ценные указания по телефону.

А лозунг «чемпионы не плачут» подхватил Джойс. Когда его подопечная травмировала плечо, он неустанно ездил с ней по врачам, потом выходил спортсменку после операции и вернул на вершину рейтинга. Благодаря микрофонам на скамейках, где теннисисты отдыхают между геймами, весь мир слышал, как на турнире в Торонто Мария, еще не до конца оправившаяся от длительного простоя, пожаловалась ему, что устала. Он довольно резко ответил: «Ну и что ты мне об этом рассказываешь? Возьми микрофон, скажи всем, что ты устала, и пойдешь домой. Не хочешь играть — так признайся честно, не мучай ни людей, ни себя, ни соперницу!» Потрясенная Шарапова замолчала. Кажется, в тот момент перед ее глазами снова встала снежная дорожка сочинского парка…

— Жизнь без спорта имеет свои преимущества, — говорит Мария Саше на прощание. — Можно лежать на тропическом острове, потягивать пинаколаду и больше никогда не трепать себе нервы, размышляя о том, о чем ты спрашивал. Денег, наверное, хватит, но сколько ты так сможешь пролежать и не взвоешь ли вскоре от тоски? Вернуться в оптимальную форму очень трудно, я только что через это прошла. И поняла одну простую вещь: никакие упражнения не восстановят ее быстрее, чем игра на корте. Или, в твоем случае, на баскетбольной площадке. Я еще не видела твое последнее сообщение в блоге. Что ты писал вчера?

— Неважно, что о тебе говорят, — цитирует себя Саша. — Неважно, чем тебя нагружают. Нельзя терять веру. Нельзя терять концентрацию. Мечты сбываются.
— Ну вот видишь, — смеется Мария. — Ты сам все знаешь не хуже меня.

Свидание под электрической розой

Дом Марии в Манхэттен-Бич — предмет ее особой гордости. Она купила его в 2002 году и по своему вкусу добавила в отделку много дерева. Украсила получившийся эклектичный интерьер любопытными вещичками со всех концов света.

С недавних пор самое популярное место в доме — кухня. Мария Шарапова учится готовить и делает успехи, о чем с гордостью сообщает в блоге: «Когда я на кухне, об этом знает весь мир! Все пространство вокруг меня засыпано мукой, я обзваниваю знакомых, чтобы сообщить, чем занята, а потом рассылаю им фотографии получившегося блюда. Готовить совсем несложно, если ты умеешь считать и резать. Но так вкусно, как у бабушки, у меня пока все равно не получается».

Мария раскатывает на полу мат для занятий йогой. Это еще одна забытая привычка, возвратившаяся после вынужденного отпуска. Мобильный телефон издает мелодичную трель.

— Привет, это Саша. У меня есть два приглашения на завтрашний концерт U2. Хочешь пойти со мной?

На следующий день она подъезжает к стадиону Rose Bowl в Пасадене. Саша ждет ее у входа, прямо под эмблемой стадиона — огромной алой розой на фасаде. Со всех сторон двухметрового красавца окружает народ. Саша стоит у белых колонн под электрической розой — и все это выглядит так романтично, будто затеяно исключительно для нее, Марии Шараповой.

Встретившись, они приветственно целуют друг друга в щечку, но толком поговорить им не удается до самого начала шоу. Люди подходят, берут автографы и у него, и у нее, просят сделать фото на память. Мария щелкает Сашу с поклонницами, которых у него полным-полно. Он, снимая ее в окружении фанатов, напропалую признающихся в любви, смотрит в объектив со смешанным чувством радости и ревности.
— Скажи, а когда кто-то говорит тебе о любви, как понять: этому человеку нужен ты или то, что у тебя есть? — спрашивает Саша, когда их наконец-то оставляют в покое.
— Да никак! — отвечает Мария. — Я даю мужчинам шанс, доверяю им, пока они сами не покажут — плохи или хороши. Мотивы человека видно только по поступкам, со временем.

— И если человек окажется неискренним, что ты сделаешь?
— Если он не сможет полюбить меня за то, что у меня внутри, я скажу ему «до свидания» и подожду того, кто сможет…

На сцене Rose Bowl нестареющий лидер U2 Боно уже успел довести огромный стадион до кипения. Возбужденная толпа пульсирует вокруг Саши и Марии в такт музыке. Шарапова успевает удивиться: как это никто из беснующихся вокруг людей еще не отдавил ей ноги? Ответ она находит, взглянув на парня, с которым пришла сюда сегодня. Он не просто баскетболист, которого сложно затоптать по определению — он защитник, привыкший оттирать соперников от кольца. Точно так же спокойно и профессионально мощный Саша сейчас ограждает ее от всех, кто норовит подобраться слишком близко. Марии, про которую говорят, что «на корте она — зверь», редко выпадает шанс почувствовать себя хрупкой и довериться более крепкому, чем у нее самой, плечу. Это необычное ощущение ей, пожалуй, нравится. Музыка заводит, электризует, пропускает по телу адреналиновые волны, вымывает из головы чувство реальности, времени и пространства. Его рука опускается на ее плечи, Мария обнимает Сашу за талию и склоняет голову ему на грудь.

После бала

Уже через несколько дней весь Интернет был усыпан заметками про «нового бойфренда Марии Шараповой», а воодушевленные спортивные аналитики переругивались на тему «повредит этот роман Сашиной игре еще больше или пойдет на пользу».

Мария не без любопытства ждала, что будет, когда журналисты доберутся до словенца и потребуют у него комментариев. Как он поведет себя: устоит ли перед соблазном похвастаться? Она давно поняла, что публичность — не только тормоз для романтических отношений, но и отличная «проверка на вшивость», особенно на первых порах.

Сашин час икс не заставил себя ждать — его интервью перед одной из первых игр сезона Мария смотрела в Интернете в прямом эфире.
— Как концерт U2? — спросили его.
— Лучший концерт в моей жизни, — Саша мечтательно улыбнулся с высоты своего роста.
— Мария Шарапова — очень умная девушка, — обронил провокационную фразу репортер.
— Я в курсе.
— И добрая.
— И это я знаю, — кивнул словенец.
— Вы встречаетесь?

Саша развернул журналиста в сторону своих товарищей по команде.
— Видите того чернокожего парня? Это Ламар Одом. Он недавно женился и очень любит говорить о личной жизни. А я не люблю.
Мария разрезала воздух сжатым кулаком:
— Молодец, Сашка! Так им!

Когда Марию спрашивают, почему в ее жизни до сих пор не появился постоянный спутник, она обычно отшучивается: у нее есть близкий друг — обожаемый песик Дольче. «Мужчине трудно конкурировать с Дольче. Если у меня появится парень, все внимание по-прежнему будет доставаться собачке. Я не могу удержаться от того, чтобы гладить и ласкать мою псинку каждую минуту».

Как будут развиваться отношения с Сашей, покажет время. С одной стороны, Марии нравится сдержанность словенца, его молчаливое согласие держать их отношения в секрете. С их первого совместного выхода в свет на U2 прошло больше месяца, и никто их за это время так «на месте преступления» не поймал. С другой стороны, сколько ей еще прятаться? Разве она не имеет права строить отношения с мужчиной, как ей хочется?

Екатерина Живова,
«Теленеделя»

Поделиться.

Комментарии закрыты