Мартин Фримен: «Я совершенно не тщеславный человек»

0

Актер, прокатившийся «автостопом по Галактике», теперь знает ещё и то, каково быть доктором Ватсоном, а заодно и Бильбо Бэггинсом – хоббитом и героем для целого поколения толкиенистов.

«Каждое такое предложение приходило словно ниоткуда, из воздуха, как у иллюзиониста кролик из цилиндра, – вспоминает лауреат престижной американской телепремии «Эмми» и просто искренний человек Мартин Фримен. – Каждая такая роль – это своего рода победа. Не только само предложение, но и проживание этой роли, ощущение данного образа, её реализация».

– Мартин, откуда в вас такая робость в понимании своего места в том или ином проекте? Причём проекте звёздном, удачном для всех его участников – от продюсера до исполнителя второстепенной роли.

– Видите ли, в нашей работе главное – выбор. Назначение актёра на ту или иную роль определяет если не всё, то многое. И кто мог знать, что именно я буду задействован в таком динамичном и дерзновенном прочтении Конан Дойля, каким стал «Шерлок»? По мне, так я свои первые пробы почти что запорол. Я не понимал, берут меня, не берут, подхожу я как партнёр основному персонажу или нет, кто сыграет роль доктора Ватсона, этого мягкого стоика, британца до мозга костей, несмелого денди с повадками образованного подростка. Это ведь общеизвестный факт: Бенедикт Камбербэтч был утверждён как новое воплощение Шерлока почти сразу, на нём всё и строилось. А вот кто станет его партнёром по импровизированному сыску, его другом и летописцем, неясно оставалось до самого конца кастинга.

Кандидатов на роль Джона Ватсона просматривалось множество. Если бы вы знали, какое это дико нервозное состояние, когда рядом с тобой ещё столько претендентов на роль! На пробах ты полностью предоставлен судьбе и тем, кто правит бал. Увидят они в тебе доктора Ватсона – значит, все слагаемые успеха сработали, не увидят – не судьба. И тут каким бы ты ни был славным малым, добротным актёром с приличным послужным списком – всё не в счёт. Однако мне повезло, и всё сработало на меня: сценический опыт, умение быть хорошим, добротным партнёром по сцене и кадру.

– А в случае с выбором вас на роль Бильбо Бэггинса что сработало как главное, ключевое средство?

– А всё сразу. Особенно тот факт, что создатели «Властелина колец» решили снять предысторию. Когда я смотрел фильмы из этого цикла, то думал, как же всем участникам съёмочного процесса повезло. Конечно, там было достаточно уже именитых к тому моменту актёров кино и театра, но «Властелин колец», без сомнения, та самая птица удачи, которую они поймали за хвост. Сказка – удивительный жанр, в ней удивительным образом может проявиться каждый актёр, вне зависимости от того, сколько ролей он сыграл раньше, был ли занят в чём-то подобном, есть ли у него театральный опыт. Поэтому, когда мне предложили пройти кастинг на роль Бильбо Бэггинса, я согласился молниеносно. Это шанс. И возможность проявить себя и доказать: я и так могу, и в этом образе я ощущаю себя невероятно комфортно.

– И этот образ сделал вас звездой.

– Ну, об этом я думал меньше всего, и тут нет никакого кокетства. Что касается звёздности, честно скажу: был уверен, что моя звезда взойдёт сразу после выхода в прокат комедии «Автостопом по Галактике», снятой по книге Дугласа Адамса. В той ироничной постановке мне судьба дала шанс сыграть главного героя, тюфяка и мямлю по имени Артур Дент, который сумел и свою любовь отстоять, и даже планету спасти. Я обожаю подобного рода роли, в них столько слагаемых успеха.

А «выстрелил» именно «Шерлок», а вкупе с ним и «Хоббит». Это к вопросу о звёздности. Кстати, до самого выхода «Шерлока» я не был уверен в успешности нашего предприятия. Кто мог знать, какова будет зрительская реакция? Цельного продукта мы не видели, съёмки сами по себе внушать опасение или же восторг не могли, это сугубо технологический процесс. Тёмный лес! Много дублей, перестановка света и камер, смена локации и декораций, муторное ожидание выхода на площадку. Пазл понимания конечного результата не складывался. Но когда вышла первая серия – наше знакомство с Шерлоком – я всё понял. Я увидел себя со стороны. И, честно скажу вам, мне моя роль понравилась. В моём Джоне Ватсоне нет того лоска, которым обычно наделяют этого героя, в нём свой шарм, своё очарование.

Набрав полные лёгкие воздуха, я ждал реакции. Любой реакции. И мои ожидания себя оправдали: она была невероятной, такого восторга и обожания не ждал никто, ну, может, отчасти готовы были создатели и сам Бенедикт Камбербэтч. Но его реакцию просчитать невозможно. Он умеет скрывать свои эмоции. Нет, он не обманщик, ни в коем случае, но очень искусный притворщик. Сколько раз он нас так накалывал во время съёмок! Его актёрская суть проявлялась буквально во всём. Это и постоянные гримасы: допустим, идёт серьёзная сцена, в воздухе повисло напряжение, а он стоит спиной к камере и откровенно подзуживает меня, издевается, своими гримасами смешит так, что сдержаться нету сил! Бенедикт всё время снимал с наших плеч нешуточный груз стресса от тех съёмок. А стресс был колоссальный, все отчётливо понимали: «Шерлок» – это игра на линии «пан или пропал».

– А как же «Хоббит» в этом контексте, ведь поклонники Толкиена не менее, а то и более придирчивы, чем поклонники легендарного детектива.

– Невероятная ответственность и здесь присутствует, это факт, однако за фасадом этой крупномасштабной сказки стоит большущий коллектив единомышленников, во главе которого продюсерская группа и режиссёр Питер Джексон. Собственно, он и выступил застрельщиком всего этого проекта, руководил продюсерской командой. И вся ответственность за приятие или же неприятие этого прочтения толкиеновских книг лежала исключительно на нём. Здесь как-то всё было проще по отношению к нам, требования извне иные. Да, преданные толкиенисты старательно изучали каждого из нас, и кому-то повезло с оценкой, а кто-то не пришёлся ко двору.

Что касается меня, оценивают по-разному, но положительные отзывы мне греют душу. И не потому, что я такой тщеславный, нет, я совершенно не такой человек. Просто мне важна продуктивная оценка содеянного, а не просто рефлексивная реакция на мою игру. Положительная оценка подзаряжает, внушает оптимизм, это же такая форма зрительской благодарности. Это так здорово, когда тебя поняли и своим пониманием разделили твой успех, твою актёрскую состоятельность! Собственно, я таким же образом стараюсь судить прочитанное или увиденное в театре, кино, по ТВ. Судить строго и рубить сплеча может любой, а подойти взвешенно дано далеко не каждому.

Дмитрий Московский,
«Невское время»

Поделиться.

Комментарии закрыты