Мэджик Джонсон: «Каждый свой день я живу как последний»

0

Он – активист, удачливый бизнесмен, предлагающий свой взгляд на здоровую, активную жизнь, замечая при этом, что не каждому ВИЧ-положительному может так везти, как ему, Волшебнику. Но попробовать все равно стоит.

«Мяч был у меня в руках даже ночью, когда я спал»

Его настоящее имя – Ирвин Джонсон-младший, и родился он 14 августа 1959 года в Лансинге, штат Мичиган. С самого детства он увлекался баскетболом, был очень трудолюбивым и каждое утро начинал с тренировок. «Я занимался весь день, – рассказывает Джонсон, – и с баскетбольным мячом никогда не расставался. Даже по дороге в магазин я шел с мячом. В одну сторону я вел его правой рукой, когда возвращался назад – левой. Мяч был у меня в руках даже ночью, когда я спал».

В школьные годы Ирвин был звездой своей команды Everett High School. Однажды, 15-летний Джонсон в одном из матчей набрал 36 очков, 16 подборов и 16 передач. Присутствующий на той игре спортивный журналист придумал юному таланту прозвище, которое привязалось к Ирвину на всю жизнь, – Мэджик (Волшебник).

В свой выпускной год Джонсон считался самым перспективным игроком Америки. Он привел свою команду к чемпионству штата, набирая 28,8 очков и 16,8 подборов за игру. Не желая уезжать из родных краев, он поступил в университет Мичигана. В своей новой команде игрок сразу взвалил на себя бремя лидера и уже через год, в 1979 году, будучи второкурсником, он стал чемпионом NCAA и был выбран в символическую сборную All-America. В финальном матче чемпионата Мэджик впервые столкнулся с другой будущей легендой баскетбола – Ларри Бердом, противостояние с которым стало, впоследствии, ключевым для Джонсона.

Достигнув всего, что желал на уровне колледжа, Мэджик, не окончив обучение, выставил свою кандидатуру на драфт НБА. Тогда первыми должны были выбирать «Юта Джазз», однако три года ранее они отдали свой выбор «Лос-Анджелес Лейкерс» в обмен на Гэйла Гудрича. Таким образом, в «Лейкерс» и появился Ирвин Джонсон, один из самых талантливых баскетболистов того времени.

С самого первого матча было заметно, что Мэджик отдает себя игре полностью, и многие опасались, как бы он не «перегорел» к концу сезона. Этого, к счастью, не произошло, и новичок Джонсон провел весь год на высочайшем уровне. Приз дебютанта года достался Берду, но Мэджик зато был выбран в стартовую пятерку на «Матч всех звезд», стал чемпионом НБА и самым полезным игроком финальной серии, сыграв в решающем матче на позиции центрового.

Почти весь следующий год Джонсон пропустил из-за травмы, и особых успехов ни он лично, ни его команда не добились. Реабилитироваться удалось в сезоне 1981-82, когда «Лейкерс» вновь стали чемпионами, а Мэджик — лучшим игроком финальной части плей-офф. Не обошлось тогда и без скандала: после одного из матчей Джонсон в резкой форме выказал недовольство своим тренером Уэстхэдом и заявил, что собирается уйти из команды. Тренер уже на следующий день после заявления Мэджика был уволен.

Это скандальное событие подпортило репутацию Джонсона. Болельщики на трибунах стали его освистывать, а в феврале его не выбрали в стартовую пятерку «Запада» на «Матч всех звезд». Правда, такое негодование длилось совсем недолго, и благодаря своей шикарной игре в плей-офф Мэджик вернул себе неофициальный титул самого любимого баскетболиста НБА.

Вплоть до 1985 года Джонсон играл так же стабильно и уверенно, однако особых успехов на этой стадии он не добился. Он очень хотел стать лучшим игроком Ассоциации, но трижды проигрывал награду MVP (самого ценного игрока) Ларри Берду. Поэтому ему пришлось играть еще лучше, чем раньше. Он стал полноправным лидером «Лос-Анджелеса», улучшил свой бросок, стал чаще забивать и начал играть еще более самоотверженно. Как результат — еще три чемпионских перстня и три титула MVP НБА в период с 1985 по 1990 год.

Дорога домой из больницы

В следующем сезоне прогремела новость: Мэджик болен СПИДом и вынужден уйти из баскетбола. 7 ноября Ирвин Джонсон прощался со спортом в своем телевизионном выступлении, которое видела вся Америка: «Несмотря на это, я ощущаю себя совершенно здоровым человеком… Но, тем не менее, по настоянию врачей я ухожу из спорта… Все произошедшее – это моя личная и профессиональная трагедия. Мое положение усугубляется тем, что несколько месяцев назад я женился. Мы ждем ребенка. И все наши мысли – только о будущем ребенке, о его здоровье. Я хотел бы, чтобы моя жизнь стала поучительным примером для других. Я допускал случайные половые связи. И думаю, что моя неразборчивость и стала причиной болезни. К сожалению, я осознал свои ошибки слишком поздно. И теперь буду расплачиваться за все, что сделал».

Сегодня Джонсон вспоминает: «Самым худшим моментом в моей жизни была дорога из больницы домой, чтобы сказать моей жене, что я ВИЧ-положительный. Незнание того, что она сделает, останется со мной или нет, было невыносимым. Я сказал ей, что пойму, если она уйдет. Когда она сказала, что мы преодолеем это вместе, я почувствовал облегчение.

Врачи сказали, что если я буду продолжать играть, это меня убьет. Но жизнь без баскетбола убивала меня еще быстрее. Первый год был для меня очень трудным. Второй – немного полегче. Мне потребовалось пять лет, чтобы приспособиться. Это было тяжелое время».

Но популярность Мэджика была столь велика, что он еще трижды возвращался в большой спорт. «Все думали, что я умру где-то через год, – вспоминает Джонсон. – Они ничего не знали о ВИЧ. Так я помогал понять спорту, а затем и всему миру, что человек, живущий с ВИЧ, может быть спортсменом. Играть в баскетбол – это не значит заражать всех».

Кстати, оставив баскетбол, Джонсон активно занялся общественной и благотворительной деятельностью, работал комментатором на американском телевидении. За 16 игр до окончания сезона 1993-94 он заменил Рэнди Пфанда на месте главного тренера «Лейкерс». И поначалу на новом месте ему сопутствовал успех, однако сезон закончился и Джонсон заявил, что в новом сезоне тренировать команду не будет.

Ходили упорные слухи, что Мэджик излечился от болезни с помощью какого-то специального лечения. Но он это опровергает, говоря, что принимает те же препараты, что и все остальные больные, и подчеркивает, что здоровье ему помогли сохранить уверенность в себе и поддержка его жены Куки. «Она сказала, что мне нужно выйти, – вспоминает Джонсон. – Я спросил: “Выйти из комнаты? Из дома?”, а Куки ответила: “Выйди из дома и не возвращайся, пока не будешь готов быть мужчиной, за которого я вышла замуж”».

В сезоне 1995-96 Мэджик провел 32 игры регулярного сезона за «Лейкерс». К тому моменту он заметно прибавил в весе и играл в основном на позиции силового нападающего. После поражения от «Хьюстона» в первом раунде плей-офф Джонсон ушел из НБА окончательно. Во время сезона 1996-97 Джонсона включили в юбилейную команду 50-ти лучших баскетболистов НБА.

Прошло еще несколько лет, и Мэджик Джонсон купил профессиональную команду в Швеции, а потом и в Дании. За оба клуба он успел провести несколько матчей. Причем, ему было уже за 40, но играл он все так же, успевая на площадке все: забивать, подбирать, отдавать передачи.

В 2002 году Мэджик был избран в баскетбольный Зал Славы. Джонсону удалось достичь всех высот, о которых мечтает любой баскетболист. За свою 13-летнюю карьеру в НБА пять раз он становился чемпионом Лиги, по три раза — MVP регулярного сезона и финальной серии плей-офф. 12 раз он принимал участие в «Матче всех звезд» и 9 раз был включен в символическую сборную All-NBA First Team. Он побил множество рекордов НБА, выиграл золотую медаль Олимпиады-1992. Его разносторонняя игра привела к введению в баскетбольный лексикон термина «трипл-дабл», говорящего о наборе игроком более 10 пунктов в трёх показателях, среди которых могут быть очки, перехваты, блокшоты, результативные передачи и подборы.

«Я настроил себя жить и дышать каждый день»

Сейчас Джонсон работает комментатором и аналитиком на телевидении, создает различные фонды помощи, занимается благотворительностью, выступает перед учащимися школ и университетов. «Мы смогли раздать где-то от 5 до 10 миллионов долларов крупным ВИЧ- и СПИД-организациям, – рассказывает он. – Я ходил в церкви, в школы, встречался с работниками здравоохранения. Я старался предупредить студентов, которые могли иметь незащищенный секс, о том, что они делают и чем рискуют». Волшебник выступает за откровенность и полную открытость: «Молодые люди хотят, чтобы ты был с ними откровенен. Если ты расскажешь им реальную историю, что случилось, почему это случилось, тогда они готовы слушать. Поэтому, я стараюсь говорить напрямую».

На такие действия Джонсона вдохновила активистка Элизабет Глейзер, жена актера Пола Майкла Глейзера, который сыграл детектива Дейва Старски в популярной драме семидесятых «Старски и Хуч». «Она умирала от СПИДа и сказала: “Ты будешь жить долго, потому что появятся великие лекарства. Я хочу, чтобы ты сделал только одно: пожалуйста, ходи и говори о ВИЧ и СПИДе все время и помогай другим людям”», – рассказывает Джонсон.

Оптимизм Глейзер в точности подтвердился, и достижения медицины изменили многое в деле лечения ВИЧ. Вот что говорит сам Джонсон: «Когда я узнал, что я ВИЧ-положительный, было только одно лекарство: АЗТ (AZT). Сейчас существует уже несколько десятков. Причина того, что я хорошо себя чувствую – это лекарства. Я следую программе, составленной моим доктором, обязательно занимаюсь спортом и соблюдаю диету. Умонастроение – тоже важная штука. Я всегда чувствовал, что мне удастся победить ВИЧ, и просто настроил себя жить и дышать каждый день».

Таково кредо Волшебника, а вот как он воплощает его в жизнь: «Большинство здоровых людей, – а я здоров, – не могут жить так, как я. Поверьте. Я встаю в 5.30–6.00 каждое утро. Занимаюсь в гимнастическом зале, пробегаю пару миль, поднимаю тяжести, а затем работаю до 8–9 часов вечера. Моя диета – это в основном курица и рыба. Я обязательно употребляю много овощей и фруктов. И еще я много отдыхаю. Вот главное: я рано встаю, но и рано ложусь. Я хочу пожить подольше, и делаю все, чтобы здесь оставаться. Хочу выдать когда-нибудь мою дочь замуж и проводить ее к алтарю. Хочу посмотреть, как два моих младших сына станут мужчинами».

Но все же каждый день Мэджик проживает, как последний: «Я просыпаюсь каждое утро, целую свою жену, детей и благодарю Господа за еще один день. Затем я звоню всем моим друзьям, родным, тем, с кем вместе играл в одной команде, и говорю им, как сильно я их люблю, и как много они для меня значат. Затем я иду в банк, захожу в хранилище, просматриваю свои важные документы: мое завещание, обязательства, проверяю все ли в порядке. Я звоню своему адвокату и вношу изменения в завещание, затем выхожу из банка и прощаюсь с банковскими служащими. Затем я продаю свою машину и другую личную собственность, которую можно добавить к моим активам. Прощаюсь со всеми в автосалоне и договариваюсь об организации конференции на поздний вечер, чтобы попрощаться со своими фанатами.

Но днем я люблю сделать что-нибудь экстремальное, например, поехать на авиабазу в Торранс и прыгнуть из самолета с высоты 36 тыс. футов. Или привязать себя к реактивному снаряду среднего класса и вылететь в небо со скоростью 16 тыс. миль в час.

После этого часов в 8 вечера я понимаю: “Хей, я смог сделать это!” Я немедленно достаю сотовый телефон и звоню своей жене, чтобы она покупала машину назад и звоню, чтобы отменить конференцию. Затем я звоню своему адвокату, чтобы отменить все изменения в документах. Жить каждый день, как последний – это единственный способ, который помогает мне выдержать. Это дает мне свободу от стресса, который играет существенную роль при СПИДе. Я не говорю, что лекарства ничего не значат. Но поверьте, стресс забирает у организма все силы. И я не переживаю. Потому что живу с убеждением, что умру сегодня. Поэтому ничего не боюсь и ни о чем не тревожусь. Так я добавляю годы к своей жизни».

Подготовила Лина Лисицына
По материалам AllBasketball.Ru, «Шаги» , People’s History

Поделиться.

Комментарии закрыты