Михаил Жванецкий: «Я чувствую одиночество»

0

Его имя известно на всем постсоветском пространстве. Кто не слышал, например, миниатюру «Авас», которая часто звучит с экранов телевизора? И не все знают, что автором ее является Жванецкий! Он начинал механиком в Одесском порту после окончания Одесского института инженеров морского флота. Продолжил автором миниатюр у Аркадия Райкина.

– Михаил Михайлович, вы однажды сказали, что в советское время вам и писалось легче.

– Да. Возможно, это из-за того, что когда давление идет сверху, то частицы сплачиваются. Образуется спрессованный кусок, где все близки друг к другу. Возникает общество единомышленников, где есть общий противник, его все хорошо знают. Это хорошо, но есть и явный минус. Ну, единение, само собой, явление поразительное, однако практически все думают одинаково. А это, простите, минус. Что в этом интересного, когда все одного мнения? Сейчас нас ничего не объединяет, мы все разобщены. Сатирик не может критиковать власть без поддержки населения. Я чувствую одиночество. В советское время у меня была народная поддержка. А сейчас я, увы, похож на парашютиста, который совершает первый прыжок, отчаянно болтает ногами в воздухе, ищет твердую поверхность.

– А как вам жилось в те времена?

– Неоднозначно.

– Михаил Михайлович, почему сейчас люди стали чаще вспоминать советский строй и говорить о нем?

– Стабильности, наверное, всем хочется. Жажда справедливости. Почему Сталина стали вспоминать? Увы, других примеров нет. Это он «моя мечта» о справедливости, «моя мечта» о наказании богатого, о наказании умного, о наказании интеллигентного. Мало кто из нас задумывается, что тогда это было одно из самых эффективных управлений страной. В чем была эффективность? Простой человек писал донос – назавтра уводили. Он больше такой высокой эффективности нигде не встречал. И в нашей общей истории обычный и простой человек такой справедливости, увы, никогда не встречал ни до, ни после Сталина. Только во время Сталина. Это жажда справедливости, вы думаете. Эта жажда – не улучшать, не помочь, а наказать – при Сталине была высочайшим образом утолена. Поэтому сейчас Сталин вызывает такой интерес.

– Чего вы боитесь в жизни и в отношениях с близкими людьми?

– Фальши. В жизни тоже боюсь фальши. Всякой боюсь. Каким надо быть современному человеку толстокожим, чтобы не впускать ее в себя: все, что происходит сейчас даже с экранов телевидения – чудовищная фальшь! Вы только послушайте политиков в канун предвыборной гонки.

– Вы счастливый человек?

– Чем старше – тем счастливее! Могу сказать, что счастье прячется в возрасте. Наверное, потому что с годами понимаешь и ценишь жизнь, каждое мгновение. Это уже счастье.

– Вы писатель и в то же время исполнитель, признайтесь, как можно сочетать в себе таких два разных амплуа?

– Для писателя важно написать. На это нужно время. А чтобы исполнить – нужен год. Пишешь, пишешь, мучаешься… а потом идешь и исполняешь перед зрителями. И только тогда понимаешь, что ты исполнил. Единственный судья – зрительный зал. Почему я выхожу в зал? Для аплодисментов, конечно, тоже, это всегда приятно. Но не может масса людей быть фальшивой. Если это плохо, то это плохо. Если что-то хорошо, то это хорошо. Я всегда чувствую реакцию зрительного зала.

 А как вообще придумываются вами темы выступлений?

– «Не сиди просто так, думай что-то». Так сказала, по мнению моего друга, моя мама. И эту надпись он повесил знаете где? В туалете. Когда я гостил у него, то прочел эту надпись в самом для меня неожиданном месте, прочел и был ошеломлен, как была мудра моя мама. Думай что-то – значит, работай головой. Думай что-то – значит, старайся найти что-то оригинальное, то, что тебя сделает хотя бы известным, если не богатым.

– Ваш талисман – это ваш портфель.

– Можно и так сказать. Я просто не помню, как я впервые вышел на сцену с портфелем. Потом я понял, что мне так удобно: ни один из моих листочков не теряется.

– Вы с самого начала стали писать смешные вещи?

– Я вообще все пишу всерьез. Я не создаю специально шутку за шуткой. Пишу – и все.

– У писателя Жванецкого есть любимый писатель?

– Антон Павлович Чехов. Каждый день Чехов. Он на все времена. Для всех властей.

– Вы запомнитесь современникам как писатель или все же больше как сатирик, юморист?

– Надеюсь, что писателем.

Чингиз Жаутиков,
«Литер»

Поделиться.

Комментарии закрыты