Мишель Родригес: «Девочка-сорванец – это мой мир»

0

Мишель не впервые играть роли, ради которых приходится облачаться в военную форму. Она вообще не вписывается в стереотип голливудской актрисы: предпочитает джинсы дизайнерским туалетам, не стесняется в выражениях, да и вообще ведет себя скорее как крутой парень.

«Если ты женщина, у тебя есть два пути влиться в мужскую банду»

Мишель Родригес родилась 12 июля 1978 года в штате Техас. Когда ей было девять лет, ее родители развелись. Она успела пожить и с отцом в Пуэрто-Рико, и с матерью в Доминикане – у обоих появились новые семьи, которые были не лучше старой. Когда они с матерью, фанатичной последовательницей секты свидетелей Иеговы, переехали в Нью-Джерси, Мишель окончательно запуталась. Мама и бабушка твердили о том, какое счастье быть покорной и добродетельной женой, терпеть и прощать своего мужа, хотя их личный опыт говорил об обратном. Мишель не видела смысла подчиняться кому-то только потому, что его угораздило родиться мужчиной. На улицах неблагополучного района города, где кровавые разборки между молодежными бандами были привычным делом, а полиция стреляла по подросткам на поражение, она могла дать фору любому парню. Ее с треском вышвырнули из пяти школ – отчасти из-за трудного характера и страсти к правдоискательству, отчасти из-за психиатрического диагноза «дефицит внимания». Девушка не могла толком ни на чем сосредоточиться, постоянно отвлекалась, физическая деятельность давалась ей намного легче интеллектуальной.

Почти все время Мишель проводила на улицах, в мужских компаниях, дралась наравне с парнями. «Я уже тогда сформулировала правило, которое потом перенесла в кино, – вспоминает актриса. – Если ты женщина, у тебя есть два пути влиться в мужскую банду или мужской бизнес. Легкий: стать чьей-то подругой без права голоса, чьей-то тенью, терпеть, когда парни лапают тебя, потому что больше ничего интересного они в тебе не видят. И трудный: отучить парней видеть в тебе сексуальный объект, доказать, что ты им ровня, заслужить уважение. В этом случае они будут смотреть тебе в глаза, когда разговаривают с тобой». Но Мишель продолжала искать мужчину, который уважал бы ее жесткий характер и бунтарские наклонности. И однажды ей показалось, что она такого нашла.

Сначала маме и бабушке будущей актрисы не понравилось, что парень Мишель исповедует ислам. Но затем они успокоились: рядом с ним неукротимая героиня уличных боев смягчилась, начала вести себя как женщина, не чувствуя себя при этом униженной. Счастье длилось до тех пор, пока любимый Мишель не выложил на стол обручальное кольцо и не огласил список обязанностей, которые в его представлении отличали жену от подруги. В том числе, Родригес предстояло носить паранджу. «Твое тело – только для меня и для моего удовольствия», – огласил ее возлюбленный, после чего был тут же выставлен вон: Мишель не желала позволять собой командовать.

«Смотреть, мой опыт утекает в слив на кухне, – это пытка»

Родригес увлеклась актерством почти случайно. Она не скрывала, что всегда хотела прославиться, но не знала как. Выход подсказали подработки в массовке на киностудии, куда Мишель сбегала после трудового дня на почте. «Как-то раз я полдня таскала ящики, – вспоминает она. – Спросила у старшей смены, можно ли мне отойти пообедать. А та сказала: “Обед тебе не полагается”. Я послала ее подальше, крикнула, что не создана для того, чтобы горбатиться на их паршивой почте, что мне на роду написано быть звездой. Потом успокоилась и подумала: почему бы нет? Я не хотела славы ради славы, просто в тот момент я поняла, что миру на тебя наплевать до тех пор, пока ты не вкладываешь в него большие деньги и не располагаешь возможностями высказаться с экрана».

Она едва не упустила свой шанс, опоздав на пробы к малобюджетному фильму «Женский бокс». Влетела в коридоры студии в последний момент – на роликах, запыхавшаяся и неподготовленная. Продюсеры спасовали перед ее напором, а потом не могли поверить, что за несколько месяцев эта девушка научилась боксировать так, что ее едва не сманили со съемочной площадки на профессиональный ринг. На премьере картины Родригес говорила, что терпеть не может неженок. Ее позиция такова: если актрисы хотят, чтобы им платили, как мужчинам-актерам, пусть делают то, что приходится делать крутым парням.

После выхода фильма Мишель проснулась знаменитой, но предлагать ей новые роли Голливуд не спешил. В романтические героини новая звездочка явно не годилась, а женский бокс требуется фабрике грез не так уж часто. И все же Вин Дизель, увидев Мишель в ее дебютной картине, заявил продюсерам «Форсажа», что сниматься будет только с ней.

До съемок в этой картине у актрисы даже не было водительского удостоверения, так что для того, чтобы так же лихо управляться с авто, как это делали партнеры по фильму, ей пришлось в спешном порядке сдавать на права и пройти интенсивный курс экстремального вождения. Во время съемок Родригес начала встречаться со своим партнером по фильму Вином Дизелем. «У него самый сексуальный голос на планете Земля, – говорила актриса. – Но его физическая привлекательность не самое главное. Я ни разу не слышала, чтобы кто-то из людей, которые с ним работали, отозвался о нем плохо, пожаловался, что Вин был груб, невнимателен или несправедлив. Я не встречала более доброго, щедрого, порядочного человека».

Во время съемок «Форсажа» и несколько месяцев после Мишель чувствовала, что они с Вином будут вместе очень долго. Но все вышло вовсе не так. Дизелю нужна была женщина, которая стала бы его женой. А выросшая в нищете, актриса только перебралась в Лос-Анджелес, начала получать солидные по своим меркам гонорары, открыла для себя ночную жизнь большого города. В ней кипела энергия, которая требовала более масштабного выхода, чем кулинарные курсы и йога для беременных. Как бы Мишель ни любила Вина, ему было нужно то же самое, что и бойфренду-мусульманину: женщина, которая понимает мужские игры, но не будет в них играть. Она не готова была в самом начале пути променять выпавшую ей фантастическую удачу на обычную женскую судьбу.

«Я сравнила свои планы и замужество, когда ты дома с детьми одиннадцать месяцев в году, – говорила Мишель. – Смотреть, как энергия и опыт, что я накопила, утекают в слив на кухне, – это пытка. Если я не преуспею как сценарист, которым очень хочу стать, возможно, сделаю попытку завести семью. А с Вином мы до сих пор общаемся как друзья. Я стараюсь поддерживать в нем комплекс вины, ведь это из-за него я попала в Голливуд, так и не успев подготовиться к поджидавшим меня соблазнам». Сейчас актриса живет одна и носит на безымянном пальце 5-долларовое медное кольцо – в знак того, что замуж вышла за саму себя.

«Меня все считают бунтаркой»

В 2002 году Мишель Родригес судили за избиение своей соседки по квартире, в 2004 и 2005 – за превышение скорости и вождение в нетрезвом виде. Говорят, что ее героиню в сериале «Остаться в живых» продюсеры решили убить именно из-за несносного характера актрисы.

Изначально персонажа Мишель в картине «Инопланетное вторжение: битва за Лос-Анджелес» – сотрудницы армейской технической службы, вынужденной противостоять инопланетным захватчикам бок о бок с настоящими солдатами, – в сценарии не было. Но продюсеры, убившие ее героиню в начале фильма «Форсаж 4», обещали найти актрисе другой проект в качестве компенсации морального ущерба. Сценаристам велели «вписать» Мишель в сценарий – к бурному, но недолгому восторгу актеров-мужчин, предвкушавших совместный казарменный быт и общий душ. Они были страшно разочарованы, когда актрису поселили в мотеле неподалеку от базы, обязав ежедневно являться на учения своим ходом в полпятого утра.

На съемках «Битвы за Лос-Анджелес» все мужчины быстро научились уважать Мишель. Маленькая женщина казалась сделанной из мореного дуба: ее не брали ни жара, ни нагрузки, ни усталость. После учений она находила в себе силы разбираться вместе с техниками в проводах и кнопках, чтобы потом объяснить актерам-мужчинам, как работает выданное им для съемок военное оборудование. «Девочка-сорванец – это мой мир. Так что мне легко сходится с парнями, – говорит Мишель. – В перерывах мы все вместе резались в компьютерные игры. По-моему, местами я даже слишком сильно вошла в образ своего парня. Потребление протеиновых коктейлей на скорость явно было лишним».

Ее партнер по фильму Аарон Экхарт так вошел в образ, что все считали его реальным военным. «Я встретила его пару недель назад. Так вот, передо мной был сержант Нантц, а никак не актер, – рассказывает Родригес. – Вообще, он был не в восторге от меня на съемочной площадке, потому что как только режиссер кричал “Снято!”, я тут же начинала смеяться и вести себя так, как я веду в обычной жизни. А это явно не похоже на поведение специалиста из ВВС. Да, я достаточно сильно раздражаю актеров, которые используют принцип вживания в роль».

Сама она, снимаясь в фантастическом кино, верит в пришельцев, в то, что они могут существовать: «Мы же знаем только около четырех процентов всех тайн вселенной. Остальные 96 для нас загадка. Так что я открыта для всех идей и возможностей. Я не отрицаю того, чего не видела. Но я точно уверена, что если пришельцы и прилетят к нам, они не станут нападать. Они не могут быть жестокими. Сами посудите, дорогу длиной в несколько световых лет, которую они должны преодолеть, чтобы добраться до Земли, вряд ли выдержали бы кровожадные убийцы. Думаю, жестокость более свойственна людям, потому что нас связывают все эти понятия жизни и смерти. Так что если пришельцы к нам и прилетят, то они будут являться скорее носителями великих знаний, а не убийцами».

Но когда Мишель пишет сценарии, она не любит фантастические сюжеты. Например, в данный момент у нее в работе рассказ о четырех женщинах, которые бегут из тюрьмы. Правда, как только Родригес осеняет новая идея, она все бросает на полпути – ей до сих пор не хватает внимания и усидчивости. При выборе ролей Мишель всегда прислушивается к своей интуиции. «Знаете, это как когда все говорят тебе, что нужно идти налево, но ты нутром чувствуешь, что твоя дорога направо. Так вот я всегда иду направо, – говорит Родригес. – Однако, большинство людей, с которыми я сталкивалась, этого понять не могут. Они считают меня бунтаркой и невыносимой именно за то, что я не иду общим путем.

Конечно, разумнее было бы сыграть полуголую подругу героя в боевике, сняться совсем голой на обложку глянцевого журнала и начать музыкальную карьеру. Если я так сделаю, через пару лет буду получать по десять миллионов долларов за фильм. Но мне хочется все же однажды стать сценаристкой, а мечту предавать нельзя».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Знамя юности», «Теленеделя», People’s History, Metro

Поделиться.

Комментарии закрыты