Мишель Родригес: «Люблю, когда адреналин пульсирует в крови»

0

Мишель Родригес сегодня известная актриса, в чьей фильмографии больше двадцати ролей в кино, и только одна из них была главной. Актриса уверена, что виной всему стереотипное мышление сценаристов, которые не видят очевидного: сегодня женщина тоже может быть сильной и смелой, как мужчина.

– Мишель, многие актеры стараются обогатить свою фильмографию разножанровыми работами в кино, вы же, напротив, предпочитаете играть только сильных и мужественных женщин. Чем продиктовано такое упорство?

– Ну, я бы не могла вот так однозначно сказать, что все мои работы в кино однотипны. Каждая из них уникальная и несет в себе свою философию, по крайней мере, мне так хочется думать (смеется). Но, конечно, хотелось бы играть других персонажей, просто мне нравится коммерческое кино. Что касается игровых фильмов, то мне, безусловно, нравится их глубина, бывает даже, могу всплакнуть, но это не мое. Лучше я буду на экране всего пять секунд, но меня увидят миллионы зрителей, чем пятерка ценителей высокого искусства.

Если же говорить о характерах, то для меня женщины делятся на три типа: «Клеопатра», «Мать» и «Воительница». Чтобы вам было проще понять, я объясню, что это все для меня значит. «Клеопатра» – это воплощение обаяния, сексуальности, но при этом женщина с загадкой. Женщинам такого склада гораздо легче получать от жизни все, чего им только хочется. Голливуд любит таких женщин и уже давно эксплуатирует этот образ в кино. «Женщина-мать», как мне кажется, в пояснениях не нуждается. И, наконец, «Воительница». Такие женщины непонятны для многих мужчин, потому как при всей своей сексуальности и женственности в них очень много от мужчин. Они могут прыгать с крыши, гонять на бешеной скорости, некоторые любят экстремальные виды спорта. Так вот, я как раз такая, я люблю, когда адреналин пульсирует в крови. Но, увы, мое амплуа не очень востребовано сегодня в Голливуде, где старые дядьки просто боятся впустить в свой мир сильных и уверенных в себе женщин, способных говорить с ними на равных.

– А воскрешение – это тоже удел «Воительниц»?

– Ха, это вы о моем возвращении в серию «Обитель зла»? Мне показалось, это должно быть круто, и вот я здесь! Вообще, я должна вам, наверное, рассказать предысторию. Дело в том, что когда я снималась в первой части серии, это было просто незабываемо. Это был удивительный и очень полезный для меня опыт. Во-первых, я впервые покинула США и познакомилась с Европой, съемки проходили в Берлине. Во-вторых, я впервые работала на одной съемочной площадке с европейской командой, и это был первый в моей жизни опыт, когда я столкнулась с европейской культурой. Ну и, конечно, работать с режиссером Полом Андерсоном – это большое удовольствие. Мало того, что он большой профессионал, так он еще и человек, который тебя всегда выслушает и поможет решить возникшие проблемы. С ним очень комфортно на съемочной площадке, поэтому, когда сообщили, что мою героиню Рэйн, погибшую еще в первой части, планируют воскресить, я была просто счастлива. Но должна сразу всех предупредить: пятая часть серии очень сильно отличается от своих предшественников. В современной части больше экшена, и только когда на экране появляются зомби и лаборатории, зритель вспоминает, что смотрит научно-фантастический боевик.

Но если говорить о моей роли, то у меня не так много воинственных сцен. До съемок в фильме я около двух недель тренировалась, а потому на съемках мне было легко участвовать в драках, тем более что их было немного. В этом плане, думаю, нелегко было Миле. У нее в десятки раз больше сцен с драками, а я вам скажу, это ужасно тяжело. Но она трудоголик, и мне в ней это очень нравится.

– Мишель, вы уже давно в киноиндустрии, и в вашей фильмографии немало картин, однако только одна, где вы сыграли главную роль. Вам не нравится быть в центре истории?

– Черта с два, очень даже нравится, просто сценаристы не знают, что со мной делать. Как я вам уже говорила ранее, сегодня Голливуду, увы, не очень понятно то амплуа, в котором я работаю. Многие по-прежнему мыслят стереотипно, если герой сильный и мужественный, то это только мужчина, и никак не женщина. Но раз я уже попала в этот бизнес, то придется брать инициативу в свои руки. Если мужики не умеют прописывать сильных героинь, значит, буду писать я, как для себя, так и для нового поколения женщин.

Карина Юденич
«Литер»

Share.

Comments are closed.