Надежда Кадышева: «Песня сразу раскрывает душу!»

0

Она уже давно стала знаменитостью, но путь к славе для Кадышевой оказался вовсе не легким.

Мечты пробиться в артистки

Надежда родилась 1 июня 1959 года. В большой семье кроме нее росли еще 4 девочки. Все куклы в доме были в постоянных обновках: дочки научились от матери шить и вязать. По вечерам устраивали домашние концерты, пели, а младшая, Любаша, любила танцевать на пальцах – воображала себя балериной на сцене Большого театра. Но с внезапной смертью матери все мечты оборвались… Десятилетнюю Надю и Любу определили в интернат, а отец вскоре женился, потому что одному мужчине девочек не поднять. Дальше все, как в старой сказке: в доме появилась чужая женщина – мачеха – и привела своих двоих детей. Позже, когда Надежда стала студенткой, ушел из жизни и отец. В общем, помочь ни словом, ни делом больше было некому.

Уже много лет спустя после этого в Ульяновске после концерта в гримерную к известной певице Надежде Кадышевой зашла пожилая женщина. «Дочка, прости меня за все!» – только и сказала она. И артистка простила свою мачеху. Кстати, Надежда Кадышева всегда ее называла мамой. А простила не потому, что жизнь вдруг благополучно и сыто сложилась, а потому, что сама к тому времени стала и женой, и матерью.

Надежда хорошо пела с самого детства: «У меня от природы очень хорошее вокальное дыхание. Помню, педагоги мне говорили, когда петь начинала: “Ну, чего Кадышева, она ж из деревни приехала, рот откроет и поет!” На самом деле это был огромный труд, я закрывалась в комнатах: пела, орала, очень хотела научиться. Свою манеру искала, спорила с преподавателем. Народное пение, оно немножко горловое, связки зажимаются. А я хотела петь легко. Всегда говорила, если тебе легко, значит, и людям легко тебя слушать».

Когда Надежда оканчивала восьмой класс, навестить ее приехала старшая сестра, которая в то время работала на заводе в Подмосковье. Кадышева сразу решила, что поедет с ней и будет пробиваться в артистки. Руководитель местного хора, где она в то время пела, посоветовал ей прослушаться в музыкальное училище им. Ипполитова-Иванова, и Надежда решила испытать судьбу.

«Я пела даже у станка»

Непривычная обстановка музыкального училища – поставленные оперные голоса, доносящиеся из классов, строгие педагоги, старинное здание – сразу выбили деревенскую девчонку из колеи. Вышла Надежда из класса и расплакалась – решила, что никогда ей в музыкальное училище не поступить. Но все-таки она попала на подготовительные курсы, поступить на которые было едва ли не сложнее, чем в само училище.

Вот здесь-то и начались настоящие испытания для Кадышевой. Ей приходилось работать на хлопкопрядильной фабрике в Лобне и одновременно учиться на подготовительных курсах в Москве. С пяти утра она выходила на работу и целый день проводила у станка, а затем мчалась на всех парах в училище. Времени при таком режиме не хватало даже на то, чтобы причесаться – Надя так и прибегала к преподавателю с пухом во всклокоченной голове. Выспаться тоже хронически не успевала – на сон оставалось по 2-3 часа в сутки. Сейчас Надежда Кадышева со смехом вспоминает: «Что и говорить, работница я была не ах! Початок в руках, станок остановился, а я ничего не замечаю – пою, воображаю себя артисткой».

Зато вокалу Надежда училась с огромным желанием, и за год добилась того, чего многие не успевали и за три. Конечно, она без труда поступила на следующий год в училище и так, по собственному выражению, «вдарилась» в учебу, что даже ходила сдавать зачеты за своих подруг. От такого усердия однажды даже потеряла на три месяца голос. Но усиленные занятия не прошли даром. Надежда быстро обогнала своих более голосистых сокурсниц. Уже на третьем курсе Кадышеву пригласили в Москонцерт в квартет народной песни. Там она отработала восемь лет, успев за это время окончить Государственный институт имени Гнесиных.

«Песня сразу раскрывает душу»

Именно в Гнесинке свершился самый главный поворот в судьбе певицы – встреча с Александром Костюком. Своего будущего супруга Кадышева определила с первого взгляда. «Надежда просто увидела меня, и внутренний голос ей сказал: “Он станет твоим мужем”, – говорит Александр Григорьевич. – Знаете, у жены есть что-то такое мистическое… Она многое угадывает – ей это дано! По жизни очень часто, как она говорит, так обычно и случается». Хотя сама Кадышева об этом рассказывать не любит: «Часто это истолковывается неправильно. И я по этому поводу очень много страдаю. Люди меня начинают как-то не так воспринимать, бояться. Однажды я случайно взяла у девочки пуговицу: она мне просто была нужна для выступления. Так потом девочка вспоминала мне это десять лет. У нее после того случая что-то такое неприятное стало происходить в жизни, и она вспомнила обо мне. Мол, наверное, Кадышева виновата. А мало ли что могло быть!»

Александру Костюку тоже сразу понравилась Надежда. Но долгих четыре года они никак не решались познакомиться. Кадышева так сильно переживала, что из упитанной деревенской девчонки превратилась в тоненького заморыша. Она и до сих пор считает любовные страдания самым лучшим средством для похудания.

Семья Александра Григорьевича не сразу приняла Надежду. «На Украине очень тщательно подбирают кандидатуру невесты наследнику, – говорит Кадышева. – Я под эти стандарты не очень попадала… Когда я приехала, меня приняли без особой радости». «И в этот момент я взял баян и предложил ей спеть, – продолжает Александр Григорьевич. – Когда жена спела, мои все разрыдались, и Надя была сразу принята в семью. Понимаете, сложно в нескольких словах рассказать о себе, о том, какой ты человек, кто твои родители. К тому же Надежда еще очень стеснялась. А песня сразу раскрывает душу».

«Женщины ревнуют ко мне мужей»

Уже много лет Костюк сочиняет песни для своей жены, но его не огорчает то, что вся слава достается Надежде. Хотя некоторые ведь думают, что песни в исполнении Кадышевой придумал народ. «Упаси меня, Боже, завидовать собственной жене! – говорит Костюк. – Однажды известный композитор Александр Морозов сказал, что никому, кроме Надежды, я не смогу писать песен. И он оказался прав. Когда я только задумываю некий вариант мелодии, то уже вижу ее движение на сцене, слышу тембр ее голоса… Иными словами, вижу и чувствую все, что на языке критиков называется характером только данного артиста. Это нормально, я же муж. И потом, Надежда ничего специального для приманки зрителя не готовит. Поет, что называется, от сердца, от души. Естественность и душевность, мне кажется, главный козырь на сцене, а зрителя сегодня на эстрадных “фишках” не проведешь. Как-то Ирина Аллегрова сказала, что для мужчин песни подобрать и исполнять легче, а вот женщин подкупить почти невозможно. А у нас, как вы знаете, репертуар женской лирики».

А вот в личных отношениях Кадышева никогда не давала Костюку поводов для ревности. «Что касается ее поклонников, то они у нее, конечно, есть, но не навязчивые, – говорит Александр. – Никто Надежды не домогался, никто не писал сумасшедших писем и не подстерегал за углом». «Зато женщины ревновали и ревнуют своих мужчин ко мне, – улыбается Кадышева, слушая слова мужа. – Правда, это не безумная всепоглощающая ревность, а такая трогательная, понимающая. Часто женщины подходят ко мне, восхищаются, а потом просят автографы … для мужей. Мол, мой супруг вас так любит, так обожает, что, когда видит вас по телевизору, всех выгоняет из комнаты и сидит один перед экраном, слушает. Самих же этих мужчин я редко вижу…»

Надежда и ее муж не скрывают, что сейчас не жалуются на материальные проблемы, но ведь они много для этого работали. «Часто думают, что у нас не жизнь, а гжель с позолотой, – говорит Александр. – Сразу же представляется квартира, увешанная деревянными ложками, а на столе бублики и самовар к ним, и мы в шоколаде… Но ту самую женскую лирику от “правды жизни” Надежда с лихвой постигла в детстве. Почти 30 лет, с институтской скамьи, мы работаем в музыкальном коллективе! Точнее, пашем, как лошади. “Гнесинка”, знаете ли, хорошая школа муштры на пути к славе. Когда я впервые увидел Надежду в институте, то она вообще в валенках была! Не все студенты ходили в финских сапогах. Всякое было. Однажды Надежда даже решила бросить петь ради маленького сына. Потому что предстояли длительные гастроли в Японии, а сына не с кем было оставить. И вот сидит наш сын на диване, как большой, заложил нога за ногу и серьезно так говорит: “Нет уж, мама, езжай-ка ты на гастроли. Раз уж начала петь, то не останавливайся”. Вот мы и не останавливаемся».

Певица объездила с гастролями весь мир. Но больше всего ей запомнилось выступление в Боливии, в Ла-Пасе: «Город находится на высоте четырех тысяч метров над уровнем моря. Это был фестиваль фольклорного искусства. Когда мы приехали на площадку, смотрю, медики стоят с кислородными баллонами. Я начала петь и почувствовала, что, действительно, дыхания не хватает… Мы на всякий случай решили сильно не отплясывать. Потом организаторы признались: “Вы единственная, кто выдержал”. А президент Боливии даже вручил нам медаль».

«Слава Богу, что у нас вообще есть ребенок!»

Кадышева прекрасно выглядит, всегда улыбается и заряжает позитивом всех вокруг. Ее муж смотрит на нее все теми же влюбленными глазами, как тридцать лет назад. Однако причина красоты скрывается не за стенами палаты пластической хирургии, как это модно сейчас, она – в состоянии души. «Я большая противница пластических операций, – призналась Надежда. – И ни разу не прибегала к пластической хирургии, мне вполне хватало жизненных операций, после которых надо было выживать. Я думаю, можно найти более гуманные способы, чтобы держать себя в форме. Сейчас много всего в современной косметологии. Если же есть какие-нибудь изъяны, например, заячья губа, то это, конечно, лучше исправить хирургическим путем, потому что так жить некомфортно. Но просто так, без надобности, себя резать, портить, истязать, особенно красивым молодым девушкам… Я считаю, это не нужно. В жизни и без того сложностей хватает».

Секрет красоты Надежды Кадышевой очень прост: «Это уход за собой, любовь в семье и любимая работа, желание радоваться жизни, творить, быть позитивно настроенным, жить в гармонии с собой. И конечно, всевозможные косметические средства».

Сын Кадышевой Григорий так и не пошел по стопам родителей. «Он обучался музыке, выступал на сцене вместе с нами, – говорит Александр Костюк. – Но в какой-то момент Гриша понял, что это не его. Он подался в управление персоналом. Правда, был момент, когда его друг Влад Топалов стал звездой, Гриша тоже заинтересовался, пришел как-то и сказал: “Наверное, я тоже буду петь”. Но он недолго так об этом думал – дня два, а потом отказался от этой идеи».

Надежда признается, что всегда мечтала иметь большую семью с несколькими детьми, так как сама выросла с четырьмя родными сестрами. Однако Бог подарил артистке только одного сына. «В свое время хотелось, конечно, больше детей, – говорит артистка. – Но сейчас об этом поздно думать. Слава Богу, так получилось, что у нас вообще есть ребенок! Потому что в артистической среде, когда ты постоянно на гастролях, в разъездах, в творчестве, часто и одного ребенка не бывает. И это становится трагедией жизни. Но мне повезло, у меня есть сын, у меня есть муж и любимая работа – я счастливая женщина».

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Жизнь», «Советская Белоруссия», «Новости Петербурга», Zolotoe-koltco.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты