Наталья Гундарева: слез ее никто не видел и не слышал…

0

Она не была ослепительной красавицей, затмевающей всех одним только своим появлением на экране. Но именно ей удалось занять в сердцах кинозрителей безусловное звание «народной любимицы», потому что ее героини никогда никого не оставляли равнодушными.

Первое слово, которое сказала, было «сама»

Наталья Гундарева родилась 28 августа 1948 года в Москве – столичный воздух не сумел испортить цвета лица девушки, не вмешался, словно скульптор-аскет, в формирование пышной, немодной фигуры, не замутил гарью и копотью чистый, искренний взгляд. Может быть, немножко повлиял на характер – сделав его владелицу упорной, требовательной к себе, исключительно честной и пунктуальной в работе. Московское детство не отличается большой свободой, с ранних лет приучая своих маленьких граждан к дисциплине. В школе, где училась Наташа Гундарева, группы продленного дня не было, поэтому девочка после уроков ходила в кружок художественного слова при Доме пионеров, а в 8-м классе записалась в Театр юных москвичей при городском Дворце пионеров. Будучи девочкой крупной, Наташа в большинстве спектаклей играла возрастные роли – в «Дикой собаке Динго» она изображала маму главной героини.

«Я жила рядом с высоткой на Котельнической набережной, – вспоминала актриса. – В этих домах обитали очень известные люди, и в нашей школе был сильный родительский комитет. Нами занимались: водили в театры, консерваторию, приглашали интересных людей на школьные вечера. Потом я решила пойти во Дворец пионеров. Такое времяпрепровождение мне нравилось больше, чем ходить на танцплощадку. Может быть, я губила в себе какие-то комплексы, потому что фактура у меня не самая подходящая для актрисы. В театре ведь всегда нужна молодая красивая героиня, а я полная, рыхлая, себя стеснялась. Представляете, я со своим ростом и комплекцией поступила в баскетбольную секцию спортивной школы. Однажды в школе организовали лыжный поход, и я, которая никогда не стояла на лыжах, пошла, в ветреную погоду ходила без шапки, чтоб доказать, что морозоустойчивая. Наверное, это было некое изживание чего-то в себе. Доказать, что и в такой плоти, которая многим казалась несовершенной, важен дух. Когда Гончаров узнал, что я после аварии опять за рулем, то сказал: “Наташа, вы опять доказываете, что все можете?” Доказываю, но самой себе. Моя мама говорила, что первое слово, которое я сказала, было “сама”. С “сама” началась моя жизнь; этим же, наверное, и закончится».

Несмотря на увлечение театром, Наташа не связывала с ним свое будущее, хотела пойти по стопам матери, выучиться на инженера-проектировщика, чтобы поскорее зарабатывать хоть небольшие деньги. Но в последний момент поддалась на уговоры друга детства Виктора Павлова, актера Театра Ермоловой, и пошла сдавать экзамены в Щукинское училище. Там не ждали ее с распростертыми объятиями – несмотря на актерский опыт абитуриентки, экзаменаторов смущала ее излишняя полнота и недостаток пластики. В пользу Гундаревой сыграло ее исключительное обаяние. «Я удивлялась, как меня с такими формами приняли в институт, – как-то делилась Наталья Георгиевна. – Худенькой я никогда не была, но когда поступала, была просто необъятных размеров. Отец говорил: “Наташка, пока вокруг тебя оббежишь, буханку хлеба съешь”».

Но председатель комиссии, любимый всеми детьми СССР Джузеппе из «Приключений Буратино» Юрий Катин-Ярцев, поставил точку в споре – да, полновата, но это не главное. Внимательный глаз представителя старинного дворянского рода моментально распознал то, что другим редко дано увидеть – породу. У него на курсе Гундарева и училась. Среди ее однокурсников были будущие звезды – Юрий Богатырев, Наталья Варлей и Константин Райкин. А прогноз Катина-Ярцева подтвердился еще в училище. На втором курсе Гундарева блестяще сыграла Донну Платоновну из «Воительницы» Лескова. После чего, как рассказывают, ректор Щукинского Борис Захава воскликнул: «Гундаревой уже нечему учиться – пора на сцену».

Детей заменил театр

Когда весной 71-го года учеба была завершена Гундареву пригласили сразу четыре московских театра: МХАТ, «Современник», «Вахтанговский» и «Маяковка». Актриса выбрала последний, о чем ни разу не пожалела – молодая актриса почти сразу стала репетировать ведущие роли, и уже через пару лет в «Маяковку» ходили, чтобы посмотреть именно на нее. Очень скоро актриса дебютировала и в кино. Для картины «Здравствуй и прощай» никак не могли найти актрису на роль буфетчицы Надежки, и тогда снова о своей детской подружке вспомнил исполнитель одной из главных ролей Виктор Павлов. Несмотря на то, что Наталья всю жизнь прожила в Москве, роль молодой деревенской женщины ей удалась. Саму же Гундареву ее работа расстроила: «Еще не придумано такого экрана, чтобы мою спину уместить», – высказалась актриса. Но именно эта «широкая спина» стала поводом приглашения Гундаревой сыграть работницу кондитерской фабрики в картине «Сладкая женщина». Это был настоящий триумф, и образ сдобной, соблазнительной, доброй, но неустроенной в личной жизни женщины надолго закрепился за Натальей Гундаревой.

О личной жизни актрисы всегда ходили самые невозможные слухи. «Сначала меня “поженили” с Александром Михайловым, – рассказывала о ”семейных” казусах актриса, – и предлагали приехать на гастроли вместе – семейно-актерским дуэтом. Потом меня “выдали” за Сергея Шакурова – мы с ним вместе снимались, а значит, везде вместе ездили и жили в одной гостинице. Шакурова я действительно люблю, но как коллегу по ремеслу, у него сложный характер, но работать с ним хорошо. В киноэкспедицию, зная, что Сергей не может жить без супа, я специально для него брала бульонные кубики, а он добывал мне к завтраку свежего молочка».

На самом деле, Гундарева была замужем три раза. Первым супругом актрисы стал театральный режиссер Леонид Хейфиц. Несмотря на 14-летнюю разницу в возрасте, они поженились в самом начале актерской карьеры Натальи. Вот только брак этот все же распался спустя шесть лет. Вторым мужем примы советского кино стал Виктор Корешков, в прошлом популярный драматический актер, который нынче стал бизнесменом. Все потому, что после развода с Гундаревой, его театральная карьера просто рухнула.

Семейное счастье Гундарева нашла с Михаилом Филипповым. Он непростой человек, четыре курса отучился на филфаке, а потом бросил и закончил ГИТИС. Супруги ладили, хоть в первое время и возникали проблемы, когда Наталья уже была популярной актрисой, а он только начинающим. «Семья у меня маленькая: муж и я, – говорила Гундарева. – У мужа есть сын, а у меня детей нет, хотя со здоровьем все было нормально, просто не было в этом потребности, театр мне их заменил. У меня всегда было так много работы, что отсутствия детей я не замечала».

«Я привыкла к адовым мукам»

Она была великой актрисой, бесподобно умела выразить узнаваемость типажа, точно передать образ, подробности характера и малейшие нюансы чувства. В фильме Эльдара Рязанова «О бедном гусаре замолвите слово» ей досталась небольшая роль Жужу – и она украсила ее, гениально сыграв эпизод, в котором ее предупреждают, что не пустят на квартиры полка. «Это меня не пустят?» – искренне удивляется Жужу, и зритель удивляется вместе с ней – действительно, как же может быть иначе?
У Карена Шахназарова в фильме «Зимний вечер в Гаграх» Гундарева сыграла властную и капризную звезду – полную противоположность тому, чем она была в жизни. Даже в эту, не слишком положительную роль Гундарева сумела внести свое обаяние, разыграв сцену с Евгением Евстигнеевым так, что у обоих героев на мгновение возникло друг к другу не только профессиональное уважение, но и теплое человеческое чувство.

На театральной сцене в тот же период Гундарева сыграла Люську в «Беге» и Катерину Измайлову в «Леди Макбет Мценского уезда». Последняя роль считается лучшей работой Гундаревой на театральной сцене. В 1986 году актрисе присвоили звание заслуженной артистки РСФСР, а в 1989 году наградили государственной премией СССР.

18 июля 2001 года Наталья Гундарева была доставлена в Институт имени Склифосовского. Обширный ишемический инсульт поразил дыхательный центр коры головного мозга, что привело к нарушению дыхательной и сердечной деятельности. Две недели актриса находилась в коме. Ее состояние было крайне тяжелым, и врачи просто опасались делать какие-либо прогнозы. После первого, самого тяжелого периода появилась надежда на выздоровление, но недуг не отпускал ее. Чуть оправившись после болезни, Гундарева взялась за работу над книгой. Актриса хотела вернуться на театральную сцену и в кино, но врачи временно запретили ей играть.

А она не могла без работы. «Не получается! – говорила актриса. – Как говорится, мы Смольных институтов не заканчивали, но некоторые вещи мне крепко вбили в сознание. Кто-то живет под девизом “хочу”, а для меня главным всегда было “должна”. Если разобраться, даже в театре чаще играла, что надо, а не что хочется. Сложись иначе судьба, могла бы попробовать себя и в роли Катерины в “Грозе”, и Анны Карениной. Да разве все перечислишь? Сыграла меньше, чем по силам, жизнь меня измордовала, я столько превозмогла, что выстрадала право на лучшую долю. Не вижу оснований скрывать взгляды, подстраиваться, говорить неправду. Кстати, сильные люди понимают меня. Я действую вопреки, если сказала “да”, то это будет такое “да”, что его танком не прошибешь. Все вокруг разбегутся, отрекутся, а я по-прежнему останусь на своем. И на стену кирпичную, кстати, тоже пойду, если надо. Может, всю кладку и не развалю, но уж один кирпичик лбом точно вышибу. Это время, оно меня ожесточило. Чем сильнее давят, тем крепче упираюсь. Сегодня нельзя быть слабым. Хотя… Хотя, по-моему, я плачу даже чаще, чем все остальные. Люблю, когда меня жалеют. Искренне, по-настоящему. В такие моменты кажется, что тебя все любят… Впрочем, моих слез никто не видит и не слышит. Они достаются подушке. Не хочу давить на жалость. Зачем? Да, путь, прослеженный извне, и дорога, пройденная тобой, – две большие разницы. В конце концов, жизнь артистов – часть сказки, людям ни к чему знать о наших трудностях и проблемах. Может, нас и любят за то, что мы такие блестящие, успешные, звездные. Райские птички, питающиеся розовыми лепестками…»

Она всегда говорила, что счастье не идет в копилку актера: «Когда счастлива, становлюсь такая сытая, даже толстею. Мне становится все равно. А я ненавижу себя в состоянии “все равно”. Мне лучше муки адовы. Я к ним привыкла. Так сложилась моя жизнь, и изменить это нельзя. Мне кажется, что я иногда воспринимаю реальность неадекватно. Можно было бы не обращать внимания на что-то, а я обращаю: должна через все пройти, все пережить. Во многих ситуациях я беру крайне отрицательный вариант, весь его проживаю, а потом оказывается, что все решается положительно. И тут я начинаю думать: какая же я была дура, что ходила с больным сердцем, пила валокордин… Но наступает следующий момент, и все повторяется сначала. Видимо, такой организм».

Судьба отмерила Наталье Гундаревой очень мало: она не дожила до 57 лет. Когда с ней случилось несчастье, то страна приняла боль актрисы как свою. Люди звонили, писали письма, присылали деньги, молились за ее выздоровление. И объяснимо это было только одним – инстинктивной потребностью помочь силой народной любви актрисе, которая несколько десятилетий дарила с экрана любовь всем зрителям без исключения. Но чуда не случилось: после нескольких инсультов и длительного пребывания в коме 15 мая 2005 года Наталья Гундарева умерла.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам  [link=http://www.zapiski-rep.sitecity.ru]«Записки журналистов»[/link],  [link=http://www.itogi.ru]«Итоги»[/link],  [link=http://www.lenta.ru]«Лента.Ру»[/link],[link=http://www.peoples.ru] People’s History [/link]

Поделиться.

Комментарии закрыты