Топ-100

Наталья Гвоздикова: «Рождение сына было настоящим счастьем»

0

Для всех ее имя неразрывно связано с Евгением Жариковым. Их брак долго считали идеальным, лишь потом узнали, что Наталье пришлось пройти через серьезные испытания.

«До чего же я хороша!»

Родилась она 7 января 1948 года на границе Китая и Монголии, где-то за Улан-Удэ. Ее отец был военным инженером, мама – художницей. А старшая сестра Людмила стала актрисой, 26 лет она играла у Аркадия Райкина, так что в театральный Наталья пошла по ее стопам. «И на это у меня была всего одна попытка, – рассказывает Гвоздикова. – У нас с Милой была договоренность, если я сразу не поступлю, то буду выбирать другой путь в жизни. А я свою сестру очень уважаю и прислушиваюсь к ее мнению, тем более что она уже была в профессии и в принципе была зачинщицей всего этого: придумала мне хороший, интересный репертуар, исходя из моей внешности».

Людмила во многом была примером для Гвоздиковой, и на этой почве случались курьезные случаи. Как-то старшая сестра ездила в Чехословакию и привезла оттуда какую-то косметику. Наташа же еще училась в школе, для нее все было в новинку. Вот она и залезла украдкой посмотреть, что в чемодане. А мама её предупреждала: «Наташа, бойся красного цвета – красный цвет любят дуры». И вдруг красный цвет! «Я взяла эту штучку и трясла, и нюхала — ну и намазала себе лицо, – вспоминает актриса. – А лицо мое стало собираться к носу. Я скорее к маме — рассказала, в чем дело. Она мне: “Вот тебя Бог и наказал, не будешь лазить по чужим чемоданам”. Сама же помочь ничем не может — там все не по-русски написано. Дождались, пока Мила пришла, она и спасла, сказал: “Иди холодной водой умойся”, и объяснила, что я лицо себе намазала средством от пота».

Кавалеров у Натальи всегда было много. Но она была обидчива, вечно придумывала для них какие-нибудь «пытки», дулась, если не выполняли её капризы. Первый раз влюбилась в первом классе и просто «узурпировала» бедного мальчика, заставляла его играть только в те игры, в которые сама играла. Говорила: «Я буду Василисой Прекрасной и Премудрой одновременно!» Думала, если красивая, то глупая, если умная, то уродина: «Я облачалась в длинный розовый мамин халат с перламутровыми пуговицами, гляделась в зеркало, красилась и любовалась отражением: “До чего же я хороша!” А настоящая любовь со страданиями, вздохами и прочими переживаниями пришла в десятом классе. Но мы расстались. Через несколько лет он увидел меня в фильме “Большая перемена”, позвонил, когда приехал в Москву. Но сердце не екнуло, чувства не всколыхнулись. Время лечит раны, в том числе и сердечные».

«Режиссеру отомстила, втихаря забеременев»

В 1967 году Наталья Гвоздикова поступила во ВГИК. Она училась на третьем курсе, когда впервые появилась на экране в новелле Сергея Тарасова «Белые дюны». К тому времени артистка уже покрасилась в блондинку: «Мои великие педагоги Сергей Герасимов и Тамара Макарова говорили нам: “Вы должны остановиться на каком-то своем образе. Да, его можно поменять, если того стоит сценарий. Но в принципе актер должен быть узнаваем”. Помню, после первой пятерки по “актерскому мастерству” я подстриглась под Мирей Матье. И как раз репетировала Татьяну Ларину. Ну, думаю, букли наложат, ничего. А Сергей Аполлинариевич сказал: “Никаких буклей! Оставайся так: сумеешь убедить – останешься в роли”. В общем, трудно пришлось. А как-то на фестивале детского кино одна юная зрительница спросила: “Если ради роли вам предложат побриться налысо, вы побреетесь?” – “Побреюсь, – говорю, – если роль будет того стоить”».

Кстати, в «Большой перемене» Наталья появилась на экране брюнеткой – оператор Анатолий Мукасей обратил внимание на то, что в кадре перебор блондинок — кроме Гвоздиковой еще Крючкова и Богунова. «Наташ, а что, если мы наденем черный парик?», – спросил он актрису. Так её Полина, любовь Нестора Петровича, предстала на экране брюнеткой. Перекраситься она не могла, потому что параллельно снималась еще в двух картинах. И потом еще такой же случай на съемках в Киеве у Евгения Ташкова — снимали фильм «Преступление» (1976). Гвоздикова играла дочь Владислава Стржельчика, и режиссер почему-то подумал, что с темными волосами она будет больше похожа на своего экранного отца.

Больше всего Наталье запомнились съемки у Василия Шукшина в «Печках-лавочках» и «Калине красной». Роли там у нее были крошечные. Но общение с режиссером было невероятно интересным и важным для актрисы. «С именем Шукшина связана, наверное, моя самая большая несбывшаяся актерская надежда, – признается Гвоздикова. – Он дал мне сценарий, сказал: “Готовься, я сейчас уеду к Бондарчуку на съемки, но у меня уже полным ходом идет подготовка к новой картине”. А я в то время снималась в Ленинграде в фильме “Рожденная революцией”. И, помню, пришла к сестре в театр. Cидим мы в антракте, заходит бледный Аркадий Исаакович, говорит: “Мне сейчас позвонил сын Костя, Шукшин умер”. Я, конечно, стала проситься у режиссера Григория Кохана в Москву, мне хотелось проводить Шукшина в последний путь. Но Кохан меня не пустил. И я ему отомстила: втихаря забеременела. Об этом знала только художница по костюмам, которая распускала мне вытачки. Когда Кохан узнал, у него был шок. Короче, я отснялась, и через 12 дней родила Федю».

«Мы решили обойтись без поцелуев на съемках»

Со своим мужем Евгением Жариковым Наталья познакомилась на пробах к фильму «Возле ваших окон», это случилось в 1973 году. На встречу Гвоздикова опоздала: «Когда я вошла в комнату, Жариков уже был там, сидел с недовольным видом, нога на ногу, развалившись в кресле. При знакомстве он не встал, а так, знаете ли, слегка замешкался. И я сразу почувствовала к нему неприязнь, хотя особого повода, собственно, и не было. Это была наша первая встреча. Закончилась она тоже не слишком многообещающе. Прежде чем начать работать, я прикинула время окончания съемок и, поняв, что домой своим ходом уже не доберусь, попросила после репетиции предоставить мне машину. Женя потом признался, что был поражен моими “претензиями”: “Ну и принцесса! Еще студентка, а уже машину требует”. Проще говоря, после первой встречи между нами ничего, кроме взаимной неприязни, не возникло».

И все же им пришлось работать вместе. «Поначалу мы просто привыкли находиться вместе, затем, естественно, начали присматриваться друг к другу, – вспоминает Наталья. – Неприязнь со временем ушла, и даже, как ни странно, возникла некая обоюдная симпатия. Мы постоянно были вместе: и на съемочной площадке, и в гримерке, и в костюмерной, и в машине. Просто вынуждены были поближе узнать друг друга. И целый год общались, прежде чем поняли, что не просто так говорим. Только через год мы поняли, что это, наверное, серьезно».

Режиссер картины «Рожденная революцией» Григорий Кохан рассказывал, что во время работы над фильмом на съемочной площадке Наталья и Евгений продолжали целоваться, даже когда были выключены камеры. Однако Гвоздикова утверждает, что это неправда: «Он дофантазировал, видимо, был под впечатлением от нашей пары. В “Рожденной революцией” мы ни разу не поцеловались. Мы решили с Женей обойтись без поцелуев на съемках. Зато после работы ехали на вокзал и разыгрывали, что провожаем друг друга. Вот тут мы целовались. А потом шли под руку в гостиницу».

На съемках за Гвоздиковой попытался ухаживать и актер Лев Прыгунов. Позже актриса вспоминала: «Лева про наш роман ничего еще не знал и питал, наверное, какие-то надежды. Как на грех, мы с ним и еще в одной картине снимались. Как сейчас помню, привезли нас в сад около Театра Советской Армии, мы с Левой идем по аллее, а потом должны слиться в поцелуе. Поверите ли, как подходит этот миг, так меня нервный смех разбирает, не могу собраться, и все. Семь дублей мы с ним тогда целовались. А рядом на скамеечке какая-то старушечка случилась. Сидела она, на нас глядела, глядела, а потом как закричит: “Это куда же Жариков смотрит, Гвоздикова тут с Прыгуновым вовсю целуется!” Таким вот смешным образом тайное для Левы стало явным».

«Сейчас об актерах говорят много неправды»

Когда родился сын Федор, Наталья толком и не была в декретном отпуске. А еще на седьмом месяце беременности по горам ползала – в фильме «Карпаты, Карпаты» играла партизанку, да еще по уши влюбленную. Её «возлюбленный» Юрий Демич должен был постоянно прижимать актрису к себе. «Когда родился Федя, денег на няню не хватало. Моя мама ради внука пожертвовала работой, – говорит Наталья. – Сын вырос самостоятельным, хозяйственным, непривередливым, аккуратным».

Когда Гвоздикова еще была в положении, Жариков каждый день бегал на рынок, покупал продукты, следил за питанием жены. Долго выбирал роддом, куда её отвезти, чтобы роды прошли без осложнений. Сына пара решила назвать в честь отца Натальи. «Федор в переводе с греческого означает Божий Дар. Рождение долгожданного сына – самое счастливое событие в моей жизни! – признается Гвоздикова. – Федю частенько приглашали сниматься в кино, в “Ералаше”, но актером он никогда не хотел быть. Он скромный, не любит актерской шумихи и показухи. Но за наше творчество всегда переживал, ездил на съемки. Когда озвучивали роли, все тексты знал наизусть. Потом окончил иняз, получил офицерское звание и стал переводчиком».

Семья Натальи и Евгения долгое время считалась образцовой, пока не грянул скандал. Оказалось, что у Жарикова была другая женщина, журналистка Татьяна Секридова, которая родила ему двоих детей. Этот роман начался на кинофестивале. Любовнице актер говорил, что его отношения с женой – пустая формальность. А узнав о ее беременности, несказанно обрадовался, заботился о будущей матери своего ребенка. Причем Татьяну Евгений навещал вместе с Натальей – Гвоздикова была уверена, что они просто друзья, и не догадывалась, что её муж – отец малыша. А потом у него родилась и внебрачная дочка.

Прошло 7 лет, Жариков все чаще проводил время со второй семьей, ездил с ними на отдых. Говорят, Наталья догадывалась о двойной жизни мужа, но не торопила события, понимая, что из-за любого неосторожного слова может потерять мужа. А вот Татьяна Секридова стала нервничать, видя, что Евгений Ильич все меньше времени проводит с ней и с детьми. На одном из фестивалей она подкараулила девушку, выходившую из гостиничного номера Жарикова, и устроила скандал. Но ей показалось мало просто надавать ему пощечин – позвонила в Москву Гвоздиковой и сообщила: «Я застала вашего мужа с женщиной!» Гвоздикова спокойно поинтересовалась: «А вас почему это так волнует?» – «Потому что он отец моих детей!» Секридова была уверена, что семья разрушена, и теперь Жарикову ничего не остается, как перебраться к ней. Но Евгений попросил прощения у жены и поклялся, что вся эта история – в прошлом. Гвоздикова поняла и простила, Секридова продолжила растить детей в одиночестве. А год назад Жариков умер от рака.

Наталья не осталась одна – с ней рядом сын, сестра, много друзей. Спасает и работа: Гвоздикова играет в сериалах. Ее часто зовут на телевидение, но все предложения однотипны: каждую неделю актриса должна приходить в какую-нибудь передачу. Но ей это не подходит: «Сейчас очень много грязи на ТВ, много неправды об актерах. Выискивают негатив, выдумывают, буквально в трусы лезут. Телевизионщики меня мучают, чтоб я про Мишу Кононова обязательно что-то плохое сказала. А я не могу, потому что у нас были замечательные отношения. С Сашей Збруевым мы встречаемся, как родные люди. Было время, когда Жариков начинал на меня ворчать, Сашка говорил: “Уходи, я ее знаю, раньше, чем ты”. Когда хорошие отношения сохраняются на всю жизнь – это счастье».

Наталья любит проводить время у себя на даче, готовить у плиты, заниматься домашним хозяйством. А еще просто обожает ходить за грибами: «На самом деле мы с сыном иногда набираем по две корзины грибов, не уходя с участка — он у нас большой, с лесом. Вот такие у меня теперь радости: своя спелая клубника на даче да белые грибы!»

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам KM.ru, «Сегодня», «Интер», G-MediaTV, «ТелеШоу»

Share.

Comments are closed.