Невероятные приключения француза в России

0

Когда семь лет назад француз и россиянка полюбили друг друга, они сразу решили – будут обустраивать совместный быт именно в России. Да не где-нибудь, а в деревенской глуши. О своем выборе Ален еще ни разу не пожалел.

Ален Иванович

В маленьком поселке Свирьстрой, за 250 километров от Петербурга, если что и выдает присутствие иностранца, то только огромный джип с европейскими номерами да две собаки необычной породы – пойнтер по кличке Раян и британский спаниель Басс.
 
Дом, в котором живут супруги Ален и Светлана Бравар, скромен: имеется лишь кухня и одна-единственная небогато обставленная комната.

– В деревне меня давно считают своим, – на хорошем русском говорит Ален Бравар.
 
– Даже называют теперь Аленом Ивановичем. Ведь моего отца, который живет во Франции, зовут Жан – по-русски Иван. С местными я хожу за грибами, на рыбалку, выезжаю с большой компанией на охоту. И хотя по российским законам охотиться мне нельзя, с удовольствием смотрю, как это делают другие.

Пока мы с Аленом беседуем в комнате, Светлана колдует на кухне. Супруги привыкли угощать гостей деликатесами из Франции: россиянка давно освоила премудрости зарубежной гастрономии. Хотя муж подпускает ее к плите довольно редко. В основном готовит сам. А еще запретил Светлане работать – не понимая, как могут россияне выжить на мизерную зарплату.

Ален и Светлана после знакомства начали изучать родные языки друг друга. Он, правда, учил русский еще в школе, она же осваивала французский с нуля. Впрочем, как часто шутит Ален, Светлана говорит сейчас по-французски гораздо лучше, чем он сам – по-русски. Слишком сложным оказался для него язык Толстого и Достоевского. Да и память с годами уже не та, что раньше, – Алену сейчас 62. Хотя по нашим меркам он настоящий полиглот – знает английский, испанский, итальянский и арабский.

Бравар родился в Камеруне, где работали его родители. Лишь когда мальчику исполнилось 10 лет, семья переехала жить во Францию. За свою жизнь Ален успел пожить в десятках стран почти на всех континентах… Он даже в России впервые побывал в далеком 1967-м.

– В 1960-х я занимался бизнесом и работал в фирме, которая производила матрацы, – рассказывает Ален Бравар. – И когда появилась возможность посетить СССР, с радостью ею воспользовался. Конечно, тогда меня очень многое поразило – и в первую очередь ограниченный ассортимент продовольствия. Я отоваривался в специальных магазинах для иностранцев и несколько раз свои покупки даже перепродавал…

Кстати, тогда же Ален впервые завел роман с русской женщиной. Ален мечтал, что любимая переедет к нему во Францию, но этой мечте, конечно же, не суждено было сбыться.

Вскоре Ален уехал из СССР и на долгих 35 лет забыл о России. За это время он успел трижды жениться, завести троих детей, объездить весь мир (по образованию он архитектор, но большую часть жизни занимался бизнесом). Лишь в 2003 году Ален снова приехал в Россию – знакомые позвали его на охоту в Лодейное Поле. Именно там неугомонный француз познакомился со Светланой – она работала продавщицей в местном магазине. Веселая, открытая, очаровательная россиянка покорила его сердце.

Несмотря на внушительную разницу в возрасте (сейчас Светлане 39), между ними закрутился роман…

«Во Франции мне теперь плохо»

– Ален оказался человеком, который совсем не избалован комфортом европейской жизни, – говорит Светлана. – Он с радостью колет дрова, топит русскую печь, делает всю грязную работу по дому. Мои знакомые долго удивлялись, как у меня муж-француз ходит в уборную во дворе. А он даже ни разу не пожаловался! Канализацию мы провели лишь несколько лет назад. Да и душа у нас долго не было. Ален мылся в тазу, и я его горячей водой поливала…

Впрочем, у супруга Светланы без преувеличения золотые руки. За несколько лет он сумел разительно улучшить бытовые условия в доме. Теперь у семьи Бравар есть водопровод (вода поступает из колодца), стиральная и посудомоечная машины, новенький душ…

– В России я отдыхаю душой, а во Франции мне уже плохо, – откровенничает Ален. – Мои соотечественники, имея неплохой доход, жилье, машину, выезжая несколько раз в год в отпуск, все равно плачут, что у них нет денег. Россияне не такие. Я всю свою жизнь работал как проклятый – с 7 утра до 11 вечера. У меня было два больших мебельных магазина, 80 подчиненных. С 58 лет я на пенсии и только сейчас начал жить в свое удовольствие. И наконец-то почувствовал себя счастливым. Спасибо моей жене: она не такая, как французские женщины…

Серьезное потрясение Ален Бравар испытал, попав в больницу в Лодейном Поле. При строительстве гаража он сломал ногу, на нее пришлось накладывать гипс.

– Рентгеновский аппарат, который был в больнице, во Франции я последний раз видел лет 40 назад, – смеется Ален. – А гипсом, который мне наложили, я за сутки стер ногу до пузырей. Обратился в питерский медцентр и в итоге за двое суток лечения получил счет на 4 тысячи евро. Понял, что дальше будет только хуже. Тогда решил купить билет на самолет и полететь на лечение во Францию. У нас там медицина бесплатная, да еще и лекарства выдаются, даже если ты не ложишься в больницу…

А еще Алена пугает в России качество продуктов питания – в них слишком много искусственных добавок. Например, банки с консервированными улитками он везет домой из Франции, куда несколько раз в год ездит навестить родителей. Там же объедается любимыми бифштексами с кровью – покупать в России мясо, чтобы есть его полусырым, Ален боится…

Борщ и оливье – пальчики оближешь

Супруги Бравар очень много продуктов заготавливают сами. За лето Ален порой собирает по 100 килограммов белых грибов. Как типичный француз он привык собирать в основном белые грибы и лисички. Когда жена набрала подосиновиков, муж испугался: согласился их попробовать лишь после того, как поела Светлана. А вдруг решила отравить?

– Во Франции столько грибов, как в России, никогда не соберешь, – рассказывает Ален.
 
– Даже чтобы порыбачить, надо покупать лицензию. А здесь я в Свири могу ловить рыбы столько, сколько хочу. В здешних водоемах водятся и лосось, и форель, и минога, и корюшка. Жена регулярно солит икру. А с охоты вместе с моими новыми родственниками мы постоянно приносим вальдшнепов, глухарей, тетеревов и зайцев. Вот, посмотрите, это наш самый знаменитый снимок: 20 взрослых мужиков поймали лишь одного зайца, зато с собой брали почти 100 литров водки…

Светлана смеется – Ален за семь лет жизни в России уже обрусел. Теперь ест на обед борщ, обожает оливье и шашлыки. В морозы носит валенки и теплую охотничью куртку.
 
А семь лет назад, когда только начинал жить в России, отправился на целый день в лес в легком горнолыжном комбинезоне. В итоге замерз настолько, что больше не экспериментирует.

В поселке к Алену и Светлане часто обращаются за помощью местные жители. А этим летом Ален собирается организовать поездку местных ребятишек на отдых во Францию.
 
– Ален хорошо играет на аккордеоне и неплохо поет, – говорит Светлана. – А недавно мы с ним принимали участие в областном конкурсе творческих семей, где исполнили песню «Слова, слова» на двух языках – русском и французском. В итоге победили в одной из номинаций. Так что скучать нам явно не приходится…

Ольга Рябинина,
«Смена»

Поделиться.

Комментарии закрыты