Топ-100

Никита Михалков: Говорят, что я в Москве строю бордель

0

Накануне приезда в Киев режиссер рассказал, когда покажет "Цитадель", и прокомментировал слухи о разводе с женой.

– Никита Сергеевич, вы снова будете в Киеве. С чем едете на этот раз?

– Мой авторский вечер "Разговоры о культуре" – это формальное название. Но и о культуре поговорим. А вообще я никогда не читаю лекции зрителям, не считаю себя вправе чему-то учить, а тем более поучать. Это скорее желание пообщаться. Со времени моего последнего пребывания на Украине накопились какие-то вопросы.

Встречи эти будут носить характер диалога… Вопросы, думаю, накопились не только у меня, но и у людей, которые придут. Собственно, вся моя жизнь состоит из вопросов. Они меня даже больше интересуют, нежели ответы. В вопросе всегда есть движение, в ответе же его нет.

– А фрагменты своей "Цитадели" покажете?

– Мне бы хотелось представить киевскому зрителю несколько полноценных сцен из "Цитадели", завершающей части "Утомленных солнцем", премьера которой состоится в конце апреля и будет посвящена Дню Победы. Это будет интереснее, чем старые фильмы, которые я снимал и в которых снимался. Ко всему же, если много показывать, то это не совсем честно будет по отношению к зрителю. Потому что время идет, ролики крутятся, фильмы эти уже все видели, а ты только рассказываешь, что же там на съемках произошло интересного и смешного.

– Слышал, что ваша картина "Утомленные солнцем-3: Цитадель" едет в Канны.

– Да, это первый случай, когда одна и та же лента, только две ее разные части (в прошлом году в Каннах было "Предстояние". – Прим. Е.М.), приглашается на один и тот же фестиваль.

– Над чем вы работаете сейчас?

– Практически завершил работу над сценарием "Солнечного удара" по Ивану Бунину.

Всего чуть больше 10 страниц, но по накалу эмоций это непревзойденная история.

История случайной встречи мужчины и женщины поражает простотой. Чтобы лучше почувствовать это произведение, я переписывал его от руки 11 раз. А театр… Хотелось бы сделать антрепризу и поставить "Чайку", "Дядю Ваню", "Иванова".

– Вас часто критикуют не только за фильмы, но и за высказывания, действия. Встречаясь с публикой, журналистами, не боитесь неудобных вопросов?

– Для меня нет неудобных вопросов. Понимаете, качество ответа зависит от качества вопроса. Что человек хочет, то он и получит. А задавая вопрос провокационный, можно получить в лоб. Разные люди приходят на эти встречи-беседы: кто-то – чтобы послушать, кто-то – чтобы постебаться, кто-то хочет убедиться в том, что тот, на кого он пришел, деградировал, глуп и бездарен, а кто-то, наоборот, убедиться в том, что человек сохранил свой талант… Я не выбираю публику.

– Тогда неудобный вопрос личного характера: почему вы развелись со второй женой?

– С какой? Вы про кого? Про Анастасию Вертинскую?

– Нет. Вам лучше знать…

– А с чего вы взяли, что я расстался со своей нынешней женой Татьяной? Из Интернета, что ли? Так можно и в сортир зайти на вокзале в какой-нибудь Костроме и почитать, что там пишут. Зачем вы собираете всякую хреновину?

– Чтобы не собирать ее, обращаюсь к вам за разъяснениями.

– Так вот, я не расставался со своей женой!

– А правда, что ваша дочь Надя долго утаивала свой роман с грузинским режиссером Резо Гигинеишвили, потому что боялись вашего недовольства?

– Да с чего вы взяли, что они боялись?! Я был в курсе этих отношений с самого начала.

Мои дети часто признаются мне в том, чего даже матери сказать не решаются. У них передо мной нет страха, я не ругаю своих детей, другое дело, что какими-то событиями своей жизни они делятся, когда уже, как говорится, "вызрело". Но это же не в счет.

Гораздо интереснее написать, что отец выгнал дочь из дома. В конце концов, на заборе написано одно, а за ним, оказывается, дрова… А вообще не люблю делать из событий своей жизни и моих близких достояние общественности. И меня не интересуют вопросы чьей-то личной жизни, заработка…

– Какие еще нелепые сплетни вы слышали о себе?

– Да вот писали, что я разрушаю лицо Москвы – на Козихинском переулке строю бордель (до сих пор идет противостояние между жителями Козихинского переулка и строителями, возводящими семиэтажную гостиницу, инвестором которой является студия "ТРИТЭ" Никиты Михалкова. – Прим. Е.М.). А еще якобы Путин подарил мне 100 миллионов долларов (видимо, речь идет о том, что правительство РФ в октябре 2010-го разрешило Российскому союзу правообладателей, который возглавляет Михалков, взимать налог с производителей чистых CD/DVD-дисков в размере 1%, что выливается в $100 млн. в год, но в январе 2011-го суд признал это право незаконным. – Прим. Е.М.). Меня часто спрашивают: за что меня мочат в Интернете? Ответ на него очень простой: "За то, что я люблю свою Родину". Но об этом сказать нельзя. Глупо. Тогда нужно мочить за то, что у него мигалка, украл, выгнал дочь, ограбил Союз кинематографистов, продал Дом кино и так далее. А я спокоен, потому что все это – ложь.

– Вам многого удалось достичь благодаря таланту, но и благодаря тому, что вы родились в знаменитой семье. Чувствуете себя баловнем судьбы?

– Те, кто не мог укусить нашего отца, кусают нас с братом. А те, кто не может грызануть меня, кусают моих детей. Поэтому не сказал бы, что чувствую себя баловнем судьбы. Я благодарю Бога за то, что родился в семье, где существовали глубокие культурные и религиозные корни, традиции, династии… Но этого еще недостаточно для успеха. Чтобы делать то, что я делаю, я вынужден на протяжении уже сорока лет спать по пять часов в сутки. В конечном итоге все происходит по воле Божьей. А чтобы быть успешным в семье и на работе, мужик должен быть мужиком. А если кто-то считает, что мужчина определяется длиной члена и наличием растительности на лице и теле, то с этим человеком лучше сразу прекратить беседу. Мужчина – это поступок. О том, какой это поступок, мужчина тоже должен понимать без подсказки, потому что бывает поступок и не мужской.

Егор Максимов,
"Сегодня"

Share.

Comments are closed.