Николай Басков: «Я не занимаюсь сексом за деньги!»

0

Певец рассказал о великих женщинах, которые в разное время сумели изменить его жизнь, и о странных случаях, происходивших с ним на почве любви…
– Николай, большинство поклонниц хотели бы узнать, какая она, женщина – твой идеал?

– Думаю, моя мама… Очень нелегко быть офицерской женой, постоянно переезжать из гарнизона в гарнизон, терпеть трудности и неудобства и при этом сохранить настоящую любовь на долгие годы.
Но моей маме это удалось. Всю себя она посвятила семье, в ее жизни есть два главных человека – мой отец и я. Для нее эти двое мужчин – ось, вокруг которой вращается планета.

– Мама учила тебя петь?

– Привела в музыкальную школу. Родился я в Москве, первые два года жизни провел в Балашихе, потом мы уехали в ГДР, где тогда служил отец. В пять лет у меня вдруг прорезался очень высокий голос. Первые уроки музыки были мамины, у нее хороший слух, она играет на фортепиано. А педагоги в музыкальной школе долго не хотели меня брать: мол, и пальцы у него не так «стоят»,

и голоса совсем нет. Но мама настаивала и в итоге уговорила принять меня. «Мне не нужны

талантливые дети, мне нужны талантливые родители», – говорил мой первый педагог. В этом есть зерно истины. Кстати, моя мама вовсе не хотела, чтоб я становился певцом. Она мечтала о карьере драматического актера.

– Ну, теперь ты – настоящая звезда со всеми привилегиями. Кстати, у тебя какой штат телохранителей?

– Двое. Они всегда при мне.

– И в спальне?

– Ой, рассказывать о предложениях поклонниц переспать со мной даже неактуально! Одна дальше всех пошла: предложила огромные деньги за то, чтоб иметь ребенка от Николая Баскова. Когда мне об этом сказали, я был в шоке. Ребенок – святое! Это ведь не игрушка, чтоб его покупать. Да и заниматься сексом за деньги не по мне! Ребенок должен быть зачат по взаимной любви, должен

быть желанным. Как его можно «завести», я не понимаю?! Это же не кошечка и не собачка.

– То есть ты не смог бы вот так «подарить» женщине ребенка, а потом забыть о его

существовании?

– Конечно, нет! Более того, думаю, когда ребенок бы потом узнал о том, как он родился, это была бы травма на всю жизнь. Во всяком случае, мне бы такой вариант не понравился. Это только кажется, что все так просто: вы меня осчастливите, а потом никогда не услышите обо мне. Уверен, услышал бы! И не один раз.

– Коля, известный факт, что ты склонен к полноте. Но, судя по всему, взять себя в руки все же удается. Как?

– Строгая диета – удар по психике. На самом деле мне очень непросто держать форму. Ведь от природы я действительно склонен к полноте. Сейчас стараюсь не вспоминать, что такое ужин. И хорошо помнить, что такое физическая нагрузка. А еще пью воду – минимум два литра в день.

– А как же приемы, вечеринки? Психологический срыв не грозит?

– Можно взять бокал минеральной воды и дефилировать с ним. Иногда ужасно хочется наесться! Но самым тяжелым для меня было отказаться от мороженого. Я его фанат. Раньше мог спокойно по полкило съедать! Для голоса это не вредно. Монтсеррат Кабалье, например, всю жизнь пьет ледяную воду. У нее метода такая, связки закалять.

– Интересно, чем ты все-таки ее сразил: голосом, мужским обаянием или приличным гонораром?

– У каждой женщины есть тип мужчины, на который она западает. Видимо, Кабалье нравятся блондины. (Смеется.) Сплетничали, будто я платил сумасшедшие деньги, чтоб встать с ней рядом на сцену. Боже мой! Как же люди не понимают, что она все уже заработала! Звезда такого уровня может себе позволить ученика для души. За всю жизнь она занималась с четырьмя певцами. Один из

них – Хосе Каррерас. Наши отношения незаметно переросли в дружбу, и это здорово!
В большой квартире Монтсеррат Кабалье в Барселоне я чувствую себя как дома, даже всех ее собак

знаю по именам. Она называет меня своим вокальным сыном. Репетируем мы в основном у Монтсеррат. Вся семья выгоняется из зала, чтоб не мешали. Ее муж, тенор, даже не вмешивается в процесс.

– А ее дочь Монсита? Помнится, тебе приписывали роман с ней…

– Раз приписывали, значит, был. Ничего не буду ни отрицать, ни опровергать. Она оказалась рядом в трудное для меня время. Она тогда только пережила развод, а я ушел из семьи. В тот момент мы были друг для друга большой поддержкой. Монсита – замечательная певица и красивая женщина. С ней у меня сохранились очень теплые отношения.

– Про Оксану Федорову тоже ничего опровергать не будешь? Про роман, про свадьбу…

– Не буду, конечно. Пусть пишут. Со мной рядом одна из самых красивых женщин Вселенной. Понимаю, что к этому факту большой интерес, но комментировать пока ничего не могу. Всему свое время. Скажу только одно: я сейчас очень счастлив!

– В твоей жизни было много женщин, которые тебя «сделали» как артиста?

– Конечно! Это Монтсеррат Кабалье, с которой я по сей день выступаю на европейских оперных площадках, Элина Быстрицкая, занимавшаяся со мной сценографией, Алла Пугачева, Александра Пахмутова и Людмила Гурченко, София Ротару и Таисия Повалий… Каждая, с кем сводила меня судьба, и так знает о своей важной роли.

– Есть ли среди них женщина, которая тебе нравится, но широкая общественность о ней не знает?

– Это Софи Лорен! Я был просто поражен, когда однажды увидел ее в Москве! Она несет праздник, не поддаться которому невозможно. Я ринулся за автографом, сметая охрану. Дико волнуясь, познакомился с ней. Мы пообщались всего пять минут, сфотографировались на память. Но я запомнил эти пять минут на всю жизнь.

– Похоже, в жизни тебя окружают сплошные дамы, причем, заметь, старше тебя.

– Да, большинство из «учительниц» старше меня, но это тоже здорово! У них большой жизненный опыт, и они с удовольствием со мной делятся. Новые, только что появившиеся звездочки порой начинают вести себя неадекватно. И знаешь, я сделал вывод, что отсутствие звездной болезни – это и есть самая настоящая звездность.

Анжелика Пахомова
«Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты