Николай Бухарин: герой своего времени

0

Коллеги по партии называли его "Коля-балаболка". Ленин считал "крупнейшим и ценнейшим теоретиком партии". Так или иначе, но вписаться в государственную систему, которую сам же и создал, Николай Бухарин так и не сумел.

Место в истории

В октябре 1917 г. большевики захватили власть и начали претворять в жизнь свою политическую программу. С первой частью ее: «Весь мир насилья мы разрушим, до основанья, а затем…» проблем не возникло. Ломать – не строить, привести страну в состояние экономического коллапса удалось без особого труда. А вот с созиданием («Мы наш, мы новый мир построим…») возникли определенные трудности. Невзирая на тотальный террор, истерзанная и обессиленная двумя войнами и двумя революциями Россия не могла перейти из капитализма в социализм в одночасье. Требовалась продуманная программа действий.
 
Которую и создал Николай Бухарин, подготовив предложения по национализации промышленности и созданию органов управления экономикой во главе с Высшим советом народного хозяйства (ВСНХ).

Гений политической гибкости

Николай Бухарин родился 9 октября 1988 г. в учительской семье и, как говорится, с младых ногтей проявил себя истинным гуманитарием. Любовь к истории и литературе, эрудиция сделали Бухарина одним из лучших советских литературных критиков, журналистов, искусствоведов своего времени. И заодно, после смерти Ленина, главным идеологом большевистской партии.

Но это позднее. В молодости же тяга к общественным наукам привела Бухарина в политику и помешала окончить Московский университет. После ареста, ссылки и побега несостоявшийся экономист оказался в эмиграции, где до 1917 г. писал книги, занимался самообразованием и в компании таких же, как сам, бесконечно оторванных от реалий профессиональных революционеров обсуждал проблемы мироустройства.

Однако связи, возникшие в эмиграции, помогли Бухарину. Он подружился с В. Лениным, И.Сталиным, свел знакомство с Л. Троцким и, таким образом, вошел в круг людей, от которых в скором времени стала зависеть судьба 1/6 части суши.

В мае 1917 г. Бухарин вернулся Россию и окунулся в политическую «кухню» той поры. Бурная и кипучая, она заставляла «поваров» в угоду обстоятельствам менять свои взлелеянные в сытой и спокойной эмиграции теоретические взгляды.

Вряд ли интеллигент, выросший на идеях гуманизма и мечтающий о светлом будущем для всего человечества, мог предположить, что это светлое будущее придется насаждать огнем и мечом. Но жизнь заставила, и, порыдав над докладом о кровавых октябрьских событиях 1917 г. в Москве, Бухарин спустя пару месяцев, выступая на открытии Учредительного собрания, пригрозил депутатам гражданской войной.

Однако угрозы были только началом метаморфоз. Получив возможность реализовать свои политические цели, большевики не считались со средствами. И мягкий по своей сути Бухарин, будучи редактором «Правды», директивного органа ЦК партии большевиков, на страницах газеты находил оправдания и красному террору, и миллионам жертв гражданской войны, и голоду, и эпидемиям, и разрушению хозяйства страны, и одичанию выжившего населения, считая это «неизбежными издержками революции».

"Почитай, нет в России ни одного дома, у которого мы прямо или косвенно не убили мать, отца, брата, дочь, сына или вообще близкого человека", – писал он в 1918 г. "Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи", – цитата датирована 1920 г.

"ГПУ свершило величайшее чудо всех времен. Оно сумело изменить саму природу русского человека" – высказывание 1927 г.

«Бухарин не только ценнейший и крупнейший теоретик партии, он также законно считается любимцем всей партии, но его теоретические воззрения очень с большим сомнением могут быть отнесены к вполне марксистским, ибо в нём есть нечто схоластическое (он никогда не учился и, думаю, никогда не понимал вполне диалектики)», – писал о Бухарине Ленин.

Похоже, Бухарин действительно не был силен в диалектике и марксизме. Он часто и охотно менял свои взгляды. В 1918 Бухарин выступал за национализацию только самых крупных предприятий. В 1919-20 поддерживал драконовские меры военного коммунизма, а проанализировав причины его неудач, превратился в активного сторонника провозглашённой Лениным новой экономической политики. После смерти Ильича настаивал на необходимости дальнейшего проведения экономических реформ в русле НЭПа. В это время Бухарин выдвинул знаменитый лозунг, обращённый к крестьянам: «Обогащайтесь, накапливайте, развивайте своё хозяйство!», указав, что «социализм бедняков — это паршивый социализм». Когда же Сталин назвал лозунг «не нашим», Бухарин отказался от своих слов…

При всей непоследовательности воззрений внешне привлекательный, доступный, демократичный, веселый, шумный, заражавший всех своей неуемной энергией и энтузиазмом, кумир партийной молодежи, Бухарин был фантастически популярен. В Москве имя «любимца всей партии» носили проспект, парк, библиотеки, трамвайные депо, фабрики и даже таможня. Это неудивительно. Бухарина знали все. Являясь редактором «Правды» и теоретического журнала ЦК ВКП(б) «Большевик», членом редколлегий бесчисленных периодических изданий, энциклопедий, академических изданий, Бухарин фактически был связующим звеном между партией и народом, и имел, по мнению своего постоянного политического противника Зиновьева, «монополию на политико-литературное представительство партии, на всю политико-просветительскую работу».

Покаяние и прощение

Интересный феномен: известный и любимый в партии Бухарин не рвался в №1. «Любимец» был начисто лишен амбиций. «Пафос власти у меня лично всегда отсутствовал» (из письма Сталину, 1936г.). Один из сторонников Бухарина – М.Рютин выражался на сей счет более жестко: "Как политический вождь (Бухарин) ниже всякой критики. Умный, но недальновидный. Честный, но слабохарактерный, быстро впадающий в прострацию, неспособный на длительную борьбу с серьезным врагом. Легко впадающий в панику, не умеющий руководить массами и сам нуждающийся в руководстве".

Понимая свои слабые стороны, не лидер по природе Бухарин мечтал создать дуумвират, чтобы в союзе со Сталиным, благодаря сталинской организационной мощи, сделать свою экономическую программу программой партии. Но у «вождя и учителя» на сей счет имелись иные планы.

Л. Троцкий писал: "…он (Бухарин) нередко и весьма задорно полемизировал против Ленина, который отвечал строго, но благожелательно. Мягкий, как воск, по выражению того же Ленина, Бухарин был влюблен в Ленина и привязан к нему, как ребенок к матери".

Друга Кобу Бухарин любил не меньше, чем Ильича, и позволял себе полемизировать с аналогичным пылом, не предполагая, что Иосиф Виссарионович может отнестись к инакомыслию иначе, чем Владимир Ильич.

Увы, политическая дальновидность не являлась сильной стороной Бухарина. Он верил Сталину. Тем паче, оснований для беспокойства не было. Да, у них разные мнения. Бухарин настаивал на расширении НЭПа. Сталин — на его свертывании, на проведении ускоренной индустриализации и насильственной коллективизации.

Но истина рождается в споре. А Сталин вел дискуссию честно. Он позволял своему оппоненту выступать открыто даже на титульных мероприятиях. Более того, защищал от нападок своих же приверженцев, говоря: «Нашего Бухарчика мы в обиду не дадим».

Но все, кто верил Сталину, жестоко за это поплатились. Бухарин не стал исключением.

Позволив наговорить лишнего, «вождь и учитель» в 1927 г. обвинил Николая Бухарина сотоварищи в отступлении от “генерального курса” и, тем самым, дискредитировав в глазах партийных масс, разгромил «новую оппозицию».

Засим последовали неизбежное – репрессии. Бухарин и его сторонники были сняты с руководящих постов. По стране прокатилась массовая компания осуждения бывшего «любимца». Рабочие и колхозницы на собраниях рьяно клеймила бывшего ведущего идеолога позором.

Николаю Ивановичу даже запретили выступать с речами и печатать свои статьи. Но даже раздавленный Бухарин все еще был нужен Сталину. Как теоретик, как политическая фигура он мог принести пользу.

В ноябре 1929 г. Бухарин публично объявил о совершенных "ошибках", покаялся перед партией, пообещал решительно бороться «против всех уклонов от генеральной линии партии и, прежде всего, против правого уклона» и поддержал все нужные Кобе лозунги. Даже коллективизацию, которую незадолго до того называл "военно-феодальной эксплуатацией крестьянства".

«Награды» не заставили себя ждать. Бухарина вернули в политику. Он стал главным редактором "Известий" (второй газеты страны), получил звание академика, вместе с Горьким принял участие в создании Союза писателей, работал над Конституцией СССР.

Однако это был фарс. Судьба Бухарина была предрешена. И он это понимал.

«Теперь он меня убьет»

Весной 1936 г., Бухарин вместе с женой ездил за границу за архивами германской социал-демократии, в том числе, за рукописями Маркса (архивы вывез из фашистской Германии Б. Николаевский, видный меньшевик, известный историк-архивист российской социал-демократии). Бухарин посетил Прагу, Берлин, Копенгаген, Париж. В европейских столицах он встречался с меньшевиками, бывшими большевиками, иностранными коммунистами, известными деятелями культуры; со всеми он был предельно откровенен и, в первую очередь, в оценке Сталина и своей дальнейшей судьбы. «Теперь он меня убьет», – на этот счет у Бухарина не было иллюзий.

Николаю Ивановичу советовали не возвращаться в Москву, но ярый большевик не мог этого сделать, полагая, что эмиграцией перечеркнет свое политическое прошлое.

Некоторые специалисты считают, что Сталин, искренне привязанный к Бухарину (тот принадлежал к немногим высшим руководителям партии и страны, обращавшимся к Сталину на «ты» и называвшим его в своих выступлениях Кобой; Сталин, в свою очередь, звал Бухарина «Николашей» или «Бухарчиком»), отправляя «любимца партии» за рубеж, подталкивал Николая Ивановича остаться за границей. Однако Бухарин вернулся. Известному меньшевику Федору Дану в частной беседе он заявил: «Жить как вы, эмигрантами, я бы не мог. Будь, что будет. А может, ничего не будет".
Увы, было…

Летом 1936 г. в Москве состоялся судебный процесс над Зиновьевым и Каменевым, на котором фигурировали сфальсифицированные показания против Бухарина.

Но иллюзии все еще теплились. К тому же у Бухарина была молодая красавица-жена и маленький ребенок. Хотелось жить.

Полгода прошли в томительной неизвестности. Бухарин писал Сталину (более 40 писем), уверял в преданности, умолял о встрече: "Все мои мечты последнего времени шли только к тому, чтобы прилепиться к руководству, к тебе в частности. Дух Ильича почиет на тебе. Я стал к тебе питать чувство родственной близости, громадной любви, доверия безграничного. Я целиком признаю себя твоим".

В сентябре "Правда" внесла в судьбу Бухарина некоторую ясность: "Следствием установлено, что нет данных для привлечения Бухарина и Рыкова к ответственности". Но это была лишь временная отсрочка. Следствие шло, и ход его не оставлял сомнений.

В феврале 1937 г. Бухарина арестовали по делу Правотроцкистского антисоветского блока. На судебном процессе, начавшемся через год, 2 марта 1938 г. Николай Бухарин взял на себя всю ответственность за вымышленные преступления и получил высшую меру наказания. 15 марта 1938 г. «любимец всей партии» и другие фигуранты были расстреляны.

За несколько часов до смерти Бухарин писал: "Стою на коленях перед родиной, партией, народом и его правительством".

Слухи и домыслы

По Москве ходили слухи, что Бухарин встретил смерть мужественно.

Возможно, бесстрашие этого не очень сильного человека объяснялось тем, что, будучи в двадцатых годах в Берлине в составе делегации, он зашел из любопытства к известной немецкой гадалке и показал свою ладонь.

Ответ на вопрос, что ждет его в будущем, был страшен.
– Вы будете казнены в России, – уверенно произнесла предсказательница.
– Неужели наша революция погибнет? – спросил ошарашенный Бухарин.
– Насчет революции не знаю, но вы будете казнены.

Сидя в подвалах Лубянки, Николай Бухарин, вероятно, вспомнил это предсказание и подготовился к смерти.

Однако, существует и другая версия. По ставшим доступным в эпоху перестройки документам известно, что в отличие от арестованных военных, бывших партийных бонз не пытали. Тем не менее, они признали себя шпионами и врагами советской власти. Почему? Точного ответа на этот вопрос нет. Но не исключено, что Бухарин и его коллеги по высшему эшелону надеялись: Сталин не посмеет поднять руку на вождей революции, на своих старых друзей. Он посмел.

Подготовила Елена Муравьева,
по материалам «Наши биографии» , «Википедия» , «Тайны НЛО и загадки необъяснимого» , Textreferat.com

Поделиться.

Комментарии закрыты