Николя Саркози: «Я всегда прав»

0

Его либо обожают, либо ненавидят. Золотая середина – это явно не про Саркози. Он поражает общественное мнение своей прямотой, порой на грани фола, предает своих политических единомышленников, а потом и новых друзей. Это ему принадлежит фраза: «Я ненавижу тех, кто мне противоречит, так как я всегда прав».

«Это уже не парижская мэрия, это вход в морг»

Николя Поль Стефан Саркози Надь-Боча родился 28 января 1955 года в Париже, он сын венгерского аристократа Поля Саркози, владельца роскошного замка в ста километрах от Будапешта. Отец был вынужден покинуть родину в 1944 году, но венгерские корни еще не раз припомнят Николя. Причем, в зависимости от ситуации, это будет поводом как для гордости – мол, сын эмигранта может во Франции достичь вершин политической иерархии, так и для подозрений: а не сотрудничал ли Поль Саркози с нацистами? Сам Николя о своей родне распространяться не любит. Лишь один раз он позволил себе вскользь высказаться на эту тему: «Венгерские аристократы, как мой отец, – это еще куда ни шло, но вот все остальные для Франции мало подходят».

В 19 лет Саркози – член голлистской партии, руководимой Жаком Шираком. В 26 он – удачливый адвокат, специализирующийся на инвестициях в недвижимость в самом престижном и богатом парижском пригороде Нейи-сюр-Сен. Юридическая практика помогла Николя обзавестись нужными друзьями на всех уровнях, и уже через два года он стал самым молодым мэром во Франции. Спустя десять лет случилось яркое событие, ставшее поворотным в его политическом восхождении. Бандиты захватили детский сад в Нейи, и бесстрашный Саркози лично вступил с ними в переговоры, в то время как министр внутренних дел Шарль Паскуа, наставник Николя, сделавший все, чтобы тот в свое время был избран мэром Нейи, настаивал, чтобы в дело вмешался Париж. Фотография Саркози, выходящего из освобожденной школы с ребенком на руках, надолго стала его визитной карточкой. Паскуа практически сразу отправили в отставку, а молодой и энергичный мэр был награжден за свой гражданский подвиг портфелем министра финансов.

И пошло-поехало. Министерства менялись, но Саркози всегда оставался на плаву. Французской политической элите срочно была нужна новая кровь, а тут молодой, энергичный герой с харизмой. Так что никого не удивило, когда спустя два года кандидат в президенты Жак Ширак призвал его под свои знамена. Обещал премьерство и прочие почести после своей победы. Но Саркози поставил на другую лошадку – на тогдашнего премьер-министра Эдуара Балладюра. Он предал Ширака, но на этот раз промахнулся: Балладюр так и не попал в Елисейский дворец. А вновь избранный президент навсегда запомнил уничижительную реплику Саркози: «Электрокардиограмма Ширака на нуле. Это уже не парижская мэрия, это вход в морг. Ширак уже умер, не хватает только трех последних взмахов лопатой». Что должно было последовать после этого? Политическая смерть, забвение или в лучшем случае пожизненное мэрство в Нейи. Но Саркози не таков. Он не мог просто сидеть и ждать своего часа. И помогла ему в карьере удачная женитьба.

Пост министра

В первый раз Саркози связал себя узами брака еще в 27 лет, его избранницей стала дочь фармацевта, корсиканка Мари-Доминик Кюльоли. Она родила ему двоих сыновей — Пьера и Жана. Брак казался счастливым, пока в жизни Николя не появилась другая женщина.

В 1984 году мэр Саркози проводил церемонию бракосочетания известного телеведущего Жака Мартена и Сесилии Сигане-Альбенис. Уже во время свадьбы новобрачная, по наблюдению присутствующих, строила глазки не столько своему мужу, сколько мэру. Спустя пять лет она официально развелась с телезвездой, предпочтя, как сама напишет в своей книге, звезду политическую. Именно Сесилия настояла на том, чтобы на церемонии их венчания с Николя в 1996 году присутствовали именитые гости.

Свидетелями на свадьбе были миллионеры Мартин Буиг и Бернар Арно, именно они вместе с Сесилией стали подыскивать для Саркози новых друзей: Жана Рено, Алена Делона, Тома Круза. Это изменило отношение французов: для них Саркози теперь не просто чопорный политик, он свой, народный и любимый. А Сесилия с тех пор официально отвечала за имидж супруга и подбирала для него не только костюмы и галстуки, но и политических союзников и консультантов.

Сам Саркози любит называть себя «политическим бульдозером», а еще говорит, что для него не существует неразрешимых проблем. Удивительно не только то, что он в это сам верит, но и то, что убеждает в этом других. Ведь хоть Жак Ширак и не простил предательства Саркози в 1995-м, тем не менее, спустя семь лет вынужден был принять его в свой президентский штаб. Тогда существовала реальная опасность, что во второй тур выборов пройдет лидер ультраправого национального фронта Жан-Мари Ле Пен, и партии власти просто необходим был свой лидер-популист. И Саркози подтвердил свою незаменимость.

Уж как рассчитывал тогда Николя на премьерское кресло! Но ему подбирают ответственный и самый непопулярный пост в правительстве – министра внутренних дел. Жак Ширак сделал поистине иезуитский ход. По всем опросам общественного мнения главной проблемой для французов на тот момент была личная безопасность, а точнее – ее отсутствие. Тревогу у граждан вызывали криминализация общества, растущая иммиграция. Ширак был уверен, что вот уж на этом «минном поле» выскочка Саркози точно подорвется. И тогда прощай Елисейский дворец. С этого момента между Саркози и Шираком началось открытое противостояние.

Но президент просчитался. Его оппонент не решил всех проблем, но он был настолько активен и убедителен, что складывалось впечатление: страной руководит именно Саркози. Дружба с Мартином Буигом пригодилась на этот раз как никогда. Не было дня, чтобы в главных новостях подконтрольного магнату телеканала ТФ-1 не появлялся сюжет о министре внутренних дел. Вот он встречается с жандармами и объявляет о программе по борьбе с криминализацией пригородов. А вот он награждает пожарных, мужественно тушивших леса, подожженные националистами на Корсике. Министр борется с организованной проституцией, вводя штрафы и уголовное наказание не только для жриц любви или сутенеров, но и для их клиентов.

«У меня можно выиграть, но меня нельзя победить»

У французов было ощущение, что министр внутренних дел повсюду, он контролирует все. Именно в этот момент разгневанный Ширак произнес знаменитую фразу: «В этой стране решения принимаю я, а он их исполняет». Но Саркози уже было не остановить. Запоздалый маневр – убрать оппонента со столь «имиджевого» министерства и бросить на финансы – привел к тому, что Николя решил на время покинуть правительство и сосредоточиться на партработе. Он прекрасно понимал, что только сильная партия власти может привести его в Елисейский дворец. Для этого он устроил настоящее политическое шоу с многомиллионным бюджетом. Потраченные деньги с лихвой окупились: Саркози выиграл внутрипартийные выборы, получив 85 процентов голосов. Многотысячная толпа поклонников скандировала: «Сарко – президент!» А Шираку пришлось вернуть ему портфель министра внутренних дел. «У меня можно выиграть, но меня нельзя победить, – говорил Саркози. – Я дорожу жизнью, но ни за что в ней не цепляюсь. Я столько падал и столько раз поднимался потом еще выше!»

Осенью 2005 года Францию охватили беспорядки. Неконтролируемые группы молодежи крушили магазины и банки, поджигали автомобили. Казалось, что Саркози не справится с этой проблемой, новости из Франции в течение трех недель скорее напоминали сводки из зоны боевых действий. Но он выстоял: в пригороды вошли дополнительные подразделения полиции и жандармерии, ввели комендантский час. Волнения стали утихать, а с экранов телевизоров вновь не сходил Саркози – то с полицейскими, то с представителями мусульманских организаций.

Картина повторилась спустя шесть месяцев, когда Саркози вступил в открытый конфликт с президентом Шираком и премьером де Вильпеном по поводу принятия закона о первом рабочем контракте. Те же разбитые витрины и сожженные автомобили. И снова Саркози под прицелами телекамер – с полицейскими, со студентами, к требованиям которых он призывал прислушаться. Он прекрасно понимал, кто именно придет голосовать в следующем году. Президентские выборы он, конечно же, выиграл, а потом закрепил успех на парламентских.

Но в то же время в личной жизни Саркози возникли проблемы. Еще в 2005-м в прессу просочился слух о романе Сесилии с бизнесменом Ришаром Аттиасом, с которым она якобы сбежала от мужа, тогда еще министра внутренних дел, но вскоре вернулась. Он тоже не слыл образцовым семьянином, говорили о его романах с министром юстиции Рашидой Дати, журналисткой Лоранс Феррари и даже актрисой Миллой Йовович. Став первой леди Франции, Сесилия недолго была хозяйкой в Елисейском дворце. «Я не вижу себя первой леди, – сразу же заявила она. – Сама эта идея вгоняет меня в тоску. Ведь я предпочитаю походные брюки и ковбойские сапоги и совсем не подхожу под общепринятые шаблоны: я политически некорректна».

Семейная идиллия

Последний раз чета Саркози появилась в обществе 14 июля 2007 года, на праздновании Дня взятия Бастилии. В октябре супруги подали на развод. По официальной версии, Сесилия и Николя расторгли брак по взаимному согласию. Она объяснила, что оказалась не готова к публичной жизни первой леди, а Саркози не стал возражать. Однако оставаться одиноким он не собирался, встречался со звездами телевидения, пока не познакомился с Карлой Бруни. Их скоротечный роман завершился свадьбой. Уже спустя некоторое время заговорили о том, что Бруни становится популярней своего супруга. А потом пошли слухи о том, что муж и жена совсем не хранят верность друг другу: якобы Саркози изменил Карле с министром экологии Шанталь Жуанно, а Бруни скрыла от президента свои шашни с певцом Бенжамином Биоле.

История эта возникла из ничего: народ смонтировал шуточный ролик, объединив куски разных новостных сюжетов. Сперва – о том, что министр выиграла очередной чемпионат по карате, далее – что они не в курсе, поздравил ли ее непосредственный шеф, Саркози. Следом шел Биоле, выигравший на музыкальном конкурсе, а замыкала все Бруни, которая первой его поздравила. В конце создатели даже предупредили, что это ничего не означает, однако кто-то что-то кому-то сказал, и слух начал обрастать мясом. Вскоре о двойной измене заговорили, как о свершившемся факте. Меж тем французы, которые не верят в россказни о связи президента и министра, начали шутить дальше. И вспомнили, как незадолго до этого некий рыбак угрожал первому лицу при личной встрече – по ТВ, кстати, этот сюжет не показали. И предположили, что Саркози просто испугался и попросил каратистку Жуанно быть к нему как можно ближе, дабы впредь его никто не мог напугать.

Слухи утихли, когда стало известно, что Карла беременна. Недавно она родила дочку Джулию, и во Франции тут же заговорили, что вся эта семейная идиллия только на руку Саркози, которому предстоят перевыборы в апреле. Ведь политика президента далеко не так уж и популярна в стране. За последнее время уже были урезаны многие социальные программы и выплаты, что привело к массовым акциям протеста. Однако специалисты все же сходятся во мнении: Саркози – опять один из главных кандидатов на президентское кресло.

Подготовила Лина Лисицына,
по материалам «Итоги», Lenta.ru, «Теленеделя», «Собеседник»

Поделиться.

Комментарии закрыты