Нина Усатова: «На экране можно выплеснуть все, что накипело»

0

Хотя актриса Нина Усатова запомнилась зрителям преимущественно в образе простоватой, но глубоко душевной деревенской женщины, критики полагают, что в ее власти сыграть «хоть королеву Викторию, хоть кочан капусты».

Малиновое детство без картошки

Народной артистке России Нине Усатовой поверил бы даже сам Станиславский: настолько органично смотрится она в жанре бытовой, деревенской и военной драмы. Как бы не расходились судьбы и характеры ее героинь, все они чем-то неуловимо похожи, как могут быть похожи между собой различные отражения национального архетипа Жены и Матери, «простой русской бабы», подхваченные кривыми зеркалами великой трагикомедии под названием «жизнь».

Возможно, талант вживаться в народные образы артистка вынесла из своего сельского детства. Нина Николаевна Усатова родилась 1 октября 1951 г. на полустанке Малиновое Озеро Алтайского края. В деревне находились месторождения соли и марганцевых руд, которые окрашивали солевые валуны в нежно-розовый цвет, а в алых отблесках заката вода казалась малиновой. Нина Николаевна навсегда запомнила эти вечера, пробуждавшие в сельских жителях юношеские мечты и светлую тоску по чему-то неизбывному и необыкновенному. «К сожалению, на родине я давно не была. Мне хотелось бы вновь все это увидеть, но боюсь, увижу уже совсем другими глазами и разобью то ощущение детства, что живет во мне до сих пор. Тогда мне казалось, что вся жизнь сосредоточена на этом полустанке, а вокруг такие просторы, что горизонта не видно. Там степное место, чистый-чистый воздух, далеко пасутся отары овец, а еще ирисы большими колониями растут, маки, огоньки. Зато картошка почти не растет – очень мелкая. Помню, всегда очень хотелось картошки», – откровенничает актриса.

Наших современников, возможно, и поразило бы, что деревенская девчонка, воспитанная вдали от музеев, театров и филармоний, в бесконечных хлопотах по хозяйству, рассуждает прямо-таки по-бодлеровски. В этом огромная заслуга советской культуры – она доносила сокровища духа до самых отдаленных уголков огромной страны. В Малиновом озере каждую неделю крутили новый фильм, и впечатлительная Нина всякий раз переживала новое откровение под лучами проектора. «Мы воспитаны были мечтать и совершать подвиги, – вспоминает актриса. – А я была очень застенчивая, но поняла: на экране можно выплеснуть все, что накипело». Так что уже в восьмом классе Нина точно знала, что будет актрисой.

Надо сказать, что синяя птица-мечта поначалу не давалась в руки. Приехав в Москву, Нина пять лет поступала в театральное училище, но ни разу не сдалась, не согласилась на синицу в руках. Но и бессильные стенания по поводу непризнанного таланта – не для нее: прежде чем стать студенткой режиссерского факультета Щукинского училища, упорная девушка спокойно ждала своего часа и прилежно трудилась то на суконной фабрике "Красный Октябрь", то в Доме культуры, причем в одном из подмосковных клубов девушка дослужилась до директорского поста. Но карьера привлекала ее лишь как источник жизненного опыта, который можно затем использовать для будущих ролей. «Интересно работать, когда впереди у тебя мечта. Любая работа пригодится в жизни, в познании всего. Я вообще люблю учиться, всю жизнь учусь», – говорит Нина Николаевна.

Три триумфа

В конце 70-х студентку Усатову направили на практику в город Котлас в Архангельской области. Девушке предстояло ставить спектакли в местном театре, но она не удержалась, чтобы не выйти на сцену. А по окончании училища Нина Николаевна узнала, что в Ленинграде вот-вот откроют Молодежный театр и тут же отправилась попытать там счастья, впоследствии проработав там 10 лет, после чего перешла в труппу БДТ им. Г. А. Товстоногова.

В кино Нина Усатова пришла достаточно поздно – в 28 лет. Ее дебютным фильмом стала драма Ильи Авербаха «Голос». Яркая и энергичная героиня Усатовой, женщина недалекая, но добросердечная, эффектно подчеркивала хрупкость, болезненную худобу, неустроенность и безысходное горе актрисы, умирающей от рака, для которой озвучка роли стала прощальной искрой угасающей жизни. Можно сказать, что этот фильм закрепил за Ниной Усатовой амплуа женщины из народа. В 1983 г. режиссер Сергей Овчаров раскрыл его в несколько нестандартном ракурсе, пригласив Нину Усатовову в свою картину «Небывальщина», снятую в редком и самобытном жанре народной потешки. В ленте были задействованы традиционные для русского фольклора персонажи – крестьянин, кузнец, солдат; не обошлось, само собой, и без Ивана-Дурака, правда, в фильме он носит имя Незнам. Его здравомыслящую жену и сыграла Нина Николаевна. Так что главный приз кинофестиваля «Дебют-85», присужденный «Небывальщине» – во многом заслуга Нины Николаевны.

С тех пошла шеренга второстепенных персонажей: на главные роли требовались молодые и красивые, а зрелая женщина с располагающей, но отнюдь не «конфетной» внешностью, специфической речью и простонародными манерами могла рассчитывать лишь на характерные роли и эпизоды. Слава настигла Нину Николаевну лишь в 1988 г., после фильма Александра Прошкина «Холодное лето 53-го», завоевавшего призы Всесоюзного кинофестиваля, «Нику-88» и ряд зарубежных премий. Задача актрисы оказалась не из легких: ее героиня Лида была глухонемой, так что рассчитывать приходилось лишь на ювелирную игру лица, взгляда, жеста. В память зрителей надолго врезалась сцены ее немого крика. Второй крупный успех актрисы – лирико-драматическая заглавная роль в фильме Лидии Бобровой «Ой вы, гуси…»: на фоне истории любви разворачивается трагическая картина умирания русской деревни и деградации сельских жителей. Нина Усатова раскрывает новую грань своего амплуа: уходят размашистые жесты, «бесята» в глазах и разудалый голос крепкой бабенки; ее героиня сдержана, может, даже несколько укатана бытом, но темный, тревожный взгляд выдает напряженную борьбу с внезапно пробудившейся любовью.

Когда грянула перестройка, опыт работы Нины Усатовой в публицистических картинах оказался особенно востребован. Главной вехой на пути Нины Николаевны в «новое русское кино» стала драма «Мусульманин», где она играла мать главного героя – солдата Коли, принявшего ислам в знак благодарности к афганцу, который выкупил его у моджахедов. Односельчане срывают на непьющем, не гулящем и презирающем воровство юноше свое отчаяние от проигранной войны и постсоветской разрухи, а несчастная мать разрывается от горя, видя, как брат идет на брата. «Ко мне после этого фильма подходило очень много людей, и причем, говорили почти все одинаковое: или я похожа на чью-то бабушку, или на чью-то маму», – вспоминает Нина Николаевна.

«Дома стараюсь быть женщиной слабой»

Что греха таить, в карьере Нины Усатовой случались и проходные фильмы, и социальная реклама, и бесцветные сериалы вроде «Бедной Насти», и ленты, которые шли вразрез с ее убеждениями. Взять, к примеру, нашумевшего «Попа» Владимира Хотиненко, который принес Усатовой «Золотого орла» и третью по счету «Нику»: актрису возмутили колкости в адрес партизан. А еще Нина Николаевна говорит твердое «Не верю!» многим современным фильмам о Великой отечественной войне. По ее мнению, молодые режиссеры безответственно относятся к истории. Нина Николаевна до сих пор помнит, как ставила спектакль о войне на практике в Котласе. Артисты постарались на славу, а зрители, среди которых было немало фронтовиков, не могли сдержать слез. Но потом к ней подошел один из преподавателей, которому тоже довелось повоевать, и сказал, что на кальсонах, которые стирала ее героиня, должны быть не пуговицы, а завязки. Девушка устыдилась и тут же бросилась пришивать к исподнему марлевые тесемки, навеки запомнив слова профессора: «Маленькая ложь рождает большую неправду». Если какие-то кальсоны могут разрушить историю, то что уж говорить о таких грубых ляпах военного кино, как современный сленг и холеные артисты с гламурными физиономиями в нереально чистых гимнастерках! Кроме того, Нина Устатова полагает, что интимные моменты выходят слишком откровенными. «Любовь военного времени не могла быть такой, как сейчас, в ней была тайна», – сокрушается актриса.

Но что поделаешь, артисты тоже должны на что-то жить, тем более, если муж – не олигарх, а преподаватель иностранных языков, а сын-виолончелист, подающий надежды. Родителям хочется дать парню шанс. Вместе с тем, вспоминая собственную юность, Нина Усатова понимает, что выбор профессии Коля должен сделать сам. «Я бы хотела, чтобы это была профессия, которая в нем уже сидит, чтобы она развивалась соответственно его дарованию, тому, чтобы он не брал какие-то высоты, которые ему не свойственны. Вот на сколько он умеет прыгнуть, на столько и надо брать. А искусственно я ему не буду ничего навязывать, если я увижу – только помочь могу подтолкнуть. Пока жива-здорова, буду помогать всю жизнь, а сама навязывать – нет!», – говорит актриса, для которой мир в семье и счастье близких значат очень много. Это на экране она и коня на скаку остановит, и в горящую избу войдет, а в родном кругу хочется покоя. «Дома стараюсь быть женщиной слабой, а как же иначе, когда окружают только мужчины», – шутит Нина Николаевна. Но получается не всегда: актриса – страстная автомобилистка и садится за руль своего «Ниссана» намного чаще, чем муж-домосед.

К счастью, и в кино Нина Усатова нашла свою тихую гавань – классику, историческое кино. Эту идею ей подсказал Павел Лунгин, отдавший актрисе роль Анны Андреевны в многосерийном фильме «Дело о мертвых душах». «Нина, ты родилась просто для этих нарядов. Тебе нужно играть роли Островского, Гоголя – той эпохи позапрошлого века», – убеждал актрису режиссер и оказался прав: костюмные драмы стали новым коньком Нины Николаевны, а критики заговорили о «новом открытии Усатовой», взглянув на ее работы в «Идиоте», «Гибели империи».

А в 2006 г. в жизнь Нины Николаевны ворвалась настоящая экзотика: Николай Лебедев предложил ей сняться в своем фильме «Волкодав» по мотивам популярного романа в стиле фэнтези. Но и на чужом жанровом поле Нина Николаевна не сплоховала, блестяще справившись с эпизодической ролью женщины-вождя племени харюков. Съемки проходили в Словакии: харюков поселили у подножья Татр, на берегу живописного озера, находившегося под охраной ЮНЕСКО, так как в нем водилась какая-то уникальная живность. Так что актерскую работу иногда можно успешно сочетать с отдыхом. Впоследствии актриса даже пожалела о том, что роль оказалась такой маленькой. Впрочем, некоторым своим коллегам по площадке она не завидовала. Так, во время съемок эпизода с казнью знахарки, которую вождица приказывает бросить в озеро, актрисе, игравшей жертву произвола, и Бухарову-Волкодаву, который ее спасает, пришлось по нескольку раз нырять в ледяную воду, причем не спасали даже термостойкие водолазные костюмы. Но все проходило на таком энтузиазме, что никто не заболел.

Можно сказать, что творческая судьба Нины Усатовой складывается благополучно: она постоянно в работе. Последняя роль актрисы – командир партизанского отряда в фильме Виталия Воробьева «Баллада о Бомбере». Но критики обеспокоены тем, что современное кино не использует потенциал актрисы в полной мере. Так, по мнению Людвиги Закржевской, Усатову выводят на площадку лишь затем, чтобы оживить картонные поделки продюсеров, поскольку ее талант вытянет даже самую провальную картину: «Последние экранные явления Усатовой стали неоправданным расчетом режиссуры на витальную самоигральность актрисы, которая, оказываясь без опоры, тушуется, срывается в обычное. При этом Усатова – сыграет хоть королеву Викторию, хоть кочан капусты. Так что режиссуре стоит задуматься о ее дальнейшей творческой судьбе». Сама же актриса утверждает, что пережила переоценку ценностей: «Мы перешли из той эпохи в эту и можем с собой оттуда и все хорошее взять, и что-то новое, хорошее укрепить. А так: мол, я этого не приемлю – так нельзя. Я всегда сначала пытаюсь понять. Поначалу у меня было негативное отношение к новому телевидению… А потом думаю: каждый берет то, что ему близко».

Подготовила Анабель Ли,
по материалам peoples.ru, «Сегодня», russkoekino.ru

Поделиться.

Комментарии закрыты